13 февраля 2017 г.

Чем Крым удивил известного ученого Карла Кесслера

Карл Кесслер
1 августа 1858 года изучать фауну Крыма прибыл профессор зоологии Киевского университета Карл Кесслер. Два года спустя он издал книгу «Путешествие с зоологическою целью к северному берегу Чёрного моря и в Крым в 1858 г. », в которой приведено множество любопытных зоологических (и не только) сведений о полуострове. Каким же увидел его учёный 157 лет назад?

Странные верблюды и гордые орлы


Первое, что удивило известного зоолога в Крыму, – это верблюды.

«Тотчас за Перекопом стали попадаться нам то свободно пасущиеся, то запряжённые в длинные фургоны верблюды, которые и показали нам, что мы вступили в землю татар. Странные эти для непривычного глаза животные то поднимают прямо вверх свои горбы, то несколько склоняют их или совсем свешивают на один бок. Крымские татары предпринимают на них довольно далёкие путешествия, и таким образом мы имеем удовольствие видеть их ежегодно в позднюю осень в Киеве, с возами, нагружёнными виноградом и яблоками», – писал в своей книге Кесслер.

Английский моряк верхом на верблюде. Балаклава, 1855 г.
Английский моряк верхом на верблюде. Балаклава, 1855 г.

Следующее яркое впечатление – обилие всевозможных птиц: «Стада дрохв и стрепетов расхаживали по степи и останавливались тревожно при стуке приближавшегося экипажа; над полями носились луни, плавали в воздухе коршуны и трепетались соколики; на курганах сидели гордые орлы, и как бы незнакомые с действием ружейных выстрелов, подпускали нас к себе на самое близкое расстояние».

И, наконец, путешественникам открылись крымские горы: «В особенности мы долго не могли налюбоваться на Чатырдаг, который мы прежде видели на рисунках и теперь тотчас узнали. Утро это было для нас одним из приятнейших».

13 пресноводных, 50 морских


В Симферополе внимание Кесслера привлёк городской базар:
Туда являются с своими произведениями татары горные и татары степные, немецкие колонисты и русские огородники: длинными рядами тянутся пирамидальные кучи арбузов, дынь, огурцов, лука, капусты, помидоров, баклажан, моркови, свеклы, хрена, картофеля, стручкового перца и других овощей или же груды винограда, яблок, слив и вообще разных фруктов и ягод.
Карл Фёдорович (на самом деле Карл-Фридрих) Кесслер, немец по происхождению, родился в 1815 году в семье лесничего в Восточной Пруссии. Когда Карлу было 7 лет, его отец был приглашён на службу в Россию на должность главного лесничего в военных поселениях Новгородской губернии, и в 1822 г. семья Кесслеров переехала в Россию. Карл Кесслер закончил Петербургский университет, 20 лет проработал в Киевском университете, затем вернулся в свою альма-матер. Сначала учёный увлекался орнитологией – результатом этого увлечения стало написанное им первое в стране «Руководство для определения птиц, которые водятся или встречаются в Европейской России» (1847). Во второй период своей научной деятельности Кесллер сосредоточил свои усилия на изучении рыб и стал крупнейшим отечественным ихтиологом, участвовал в создании Севастопольской биостанции. Уже будучи серьёзно болен, Кесслер в 1881 г. собрался на лечение в Константинополь, где попутно планировал изучить рыб Мраморного и Эгейского морей. Но осуществить свой замысел учёный не успел – он умер 3 марта 1881 года.

Чтобы узнать, какая рыба водится в крымских реках, учёный ходил на базар каждое утро и «тщательно пересматривал привозимую туда свежую рыбу». Как выяснилось, «в продолжении лета никакая морская рыба в свежем виде в Симферополь не привозится, а бывает в продаже только рыба, ловимая в Салгире и в Альме, также из некоторых прудов, находящихся поблизости города, и изредка из Карасу. Количество её вообще бывает небольшое и всегда скоро расхватывается покупателями, в особенности по пятницам евреями, но мы нашли между нею гораздо более пород, нежели как ожидали». Всего зоолог насчитал на базаре 13 видов рыб, отметив, что самой вкусной и дорогой является ручьёвая форель, которая «водится во всех речках и ручьях крымских гор, но впрочем в значительно меньшем числе, против некоторых других рыб». Черноморских рыб Кесслер изучал в Евпатории, на Тарханкуте и в Балаклаве. Их он насчитал более 50. С промысловой точки зрения наиболее ценной считалась кефаль.

Буйволы на свободе


Если же говорить о животных, то Кесслер упоминает горных оленей:
… буковый лес доходит до самого подножия Чатырдага и служит главным пристанищем оленей, которые оттуда взбираются иногда попастись и на верхнюю яйлу Чатырдага. […] Крымские горы в настоящее время составляют единственную местность в Европейской России, в которой сохранились эти благородные животные, но навряд ли и тут еще надолго продлится их существование. Число их, и так уже небольшое, постоянно уменьшается, потому что закон, которым запрещается их стрелять, нисколько не соблюдается. Гораздо многочисленнее в горных лесах Крыма серны, или дикие козы.
Поразили учёного буйволы:
… около селения Суук-су мне привелось видеть, в первый раз в жизни, пасущихся на свободе буйволов. Неизвестно, кем и когда буйволы были разведены в Крыму. Они встречаются нынче почти исключительно только в лесистых долинах восточных Крымских гор и очень малорослы […]. Татары держат буйволов частью для молока, так как буйволовые коровы […] отличаются своею молочностью, частью для перевозки тяжестей по крутым гористым дорогам, потому что ширококопытные эти животные еще лучше пригодны для этой цели, нежели обыкновенные волы.
На Тарханкуте, пишет Кесслер, «встречаются также волки, которые туда забегают, вероятно зимою, из Днепровского уезда. Между лисицами попадаются иногда чернобурые».

В Новом Свете, когда Кесслер «проезжал на лодке мимо Куюш-Дага, горы Орлов», он видел «не менее 15 больших орлов (по всей вероятности, беркутов), которые кружились около вершины горы». На Аюдаге, Медведь-горе, медведей учёный, конечно, не встречал, но отметил, что «название Криуметопон, баранья голова, которое давали древние греки этой горе […] без сомнения было гораздо менее удачно».

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Читайте также: