22 июля 2016 г.

Гении балета Мариус Петипа и Матильда Кшесинская в Крыму

Мариус Петипа
Мариус Петипа
В Крыму бывали не только великие писатели и художники, но и гении танца. Знаменитая балерина отдыхала здесь с сыном. А человек, считающийся создателем русского балета, лечился в Ялте и Гурзуфе и 95 лет назад, в июле 1910‑го, здесь же закончил свой земной путь.

Мариус Петипа — балетный законодатель


Мариус Петипа был приглашён в петербургский балет из Франции в 1847 году и с тех пор жил в России, получил на русский лад отчество Иванович (на самом деле его отца звали Жан) и отдал русскому балету 60 лет, поставив более 70 спектаклей. В течение полувека он фактически был главой Мариинского театра — одного из лучших балетных театров мира. В итоге Петипа стал законодателем в мире балета не только для русской, но и для мировой сцены. При этом Россию Петипа считал единственной страной, где искусство балета стоит на правильном пути, а русских артистов — лучшими в мире, обладающими врождённой способностью к танцу. Правда, говорить по-русски Мариус Иванович так и не научился. Но его понимали без слов: сам бывший танцовщик балета, Петипа даже в пожилом возрасте предпочитал не объяснять, а показывать артистам, что им нужно делать.

В начале ХХ века Мариус Петипа покинул сцену и последние годы жизни почти по полгода (с конца марта до конца августа) жил в Крыму. Он страдал хроническим бронхитом и на Южный берег приезжал и отдыхать, и лечиться. Поначалу останавливался в Ялте, потом стал приезжать в Гурзуф. В 1910 году Петипа, как всегда весной, с женой и младшей дочерью Верой приехал в Гурзуф, но в июне хронический бронхит перешёл в воспаление лёгких. К концу июня в Гурзуф приехала вся семья Мариуса Ивановича, предчувствуя его близкий конец. «Два дня до смерти он находился без сознания, никого не узнавал и не чувствовал никаких страданий. 1 июля в 11 часов утра его не стало», — вспоминал сын Мариуса Петипа. Тело балетмейстера из Крыма везли через всю Россию в Санкт-Петербург. Он был похоронен на Волковском кладбище, а в 1948 году перезахоронен в Свято-Троицкой Александро-Невской лавре, в некрополе мастеров искусств.

Матильда Кшесинская: «Тут всё растёт обильно и густо»


Матильда Кшесинская
Матильда Кшесинская
Матильда Кшесинская, прима-балерина императорских театров, в Крыму побывала лишь однажды, но эта поездка ей хорошо запомнилась — в своих «Воспоминаниях» она пишет о полуострове много и восторженно. Кшесинская приехала в Крым в сентябре 1912 года вслед за великим князем Андреем Владимировичем (балерина была его «неформальной» женой), которого врачи отправили на Южный берег лечиться от тяжёлого бронхита. Как пишет Кшесинская, Андрей Владимирович поселился в свитском доме по приглашению великого князя Николая Николаевича в его имении Чаир, а ей нанял виллу неподалёку, в Новом Мисхоре.

«Мне в первый раз пришлось побывать в Крыму, и он мне страшно понравился своим совершенно изумительным климатом и своей замечательно богатой и разнообразной растительностью. На юге Франции вся растительность кажется такой искусственной и бедной, несмотря на все усилия, а тут всё растёт обильно и густо, само собою и где угодно. …Моя дача в Новом Мисхоре была хотя и старенькая, с керосиновыми лампами, но уютная и чудно расположена среди обширного сада. Рядом был теннис, где Вова (сын балерины. – Авт.) мог играть. Мы жили очень скромно и тихо, знакомых кругом почти не было. Но зато я наслаждалась прогулками по окрестностям, которые прямо очаровательны своей живописностью и чудными видами на море. Я воспользовалась пребыванием в Крыму, чтобы съездить в Ливадию и осмотреть старый Ливадийский дворец, в котором жил и умер Император Александр III», — писала в своих мемуарах балерина.

Матильда Кшесинская с сыном Владимиром
Матильда Кшесинская с сыном Владимиром. 1916 год

Побывала Кшесинская и в Форосе, куда её пригласил тогдашний владелец этого имения Ушков:
Ушков хоть был в то время в Петербурге, откуда-то узнал, что я в Крыму, и отдал своему управляющему имением приказание, чтобы он меня пригласил осмотреть имение и угостил бы завтраком. …Имение действительно стоило посмотреть, и мы всё осматривали, а потом управляющий угостил нас роскошным завтраком и крымскими винами.
Единственная трудность, с которой пришлось столкнуться Кшесинской в Крыму, — это то обстоятельство, что здесь «ни повара, ни прислуги найти нельзя». Поэтому, отправляясь на юг, ей «пришлось взять целый спальный вагон, заплатив за все билеты полностью, так как со мною ехало довольно много народу. У меня была горничная, у Вовы — его человек и два воспитателя… мой лакей и два повара — всего девять нас было, а на месте наняли еще кухонного мужика, который оказался таким симпатичным, что я его взяла потом с собою в Петербург, его звали Белял».

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Читайте также: