21 марта 2016 г.

Первая психбольница в Симферополе появилась 200 лет назад

Обнаруженная в прошлом году загадочная резьба по камню на территории крымской санэпидстанции долгое время не давала покоя. Изображения были тщательно сфотографированы сотрудниками музея Симферополя, но, увы, и они не смогли дать достаточно понятное объяснение о природе их появления. Карта Симферополя столетней давности (а в те времена карты делались очень тщательно, чаще всего представителями военного ведомства) дала подсказку о возможном объяснении этих рисунков. Дело в том, что около сотни лет назад именно здесь находилась «Больница душевно-больныхъ», как это можно видеть на карте. Поэтому стоит сначала рассказать о развитии этой области медицины в Таврической губернии — тема, еще не очень изученная историками.

Надпись на камне, обнаруженная на территории крымской санэпидстанции

Всем симферопольцам, да и крымчанам хорошо известна «Розочка» — Крымская Психиатрическая больница №1, располагающаяся в самом центре крымской столицы. Но так было не всегда, дело в том, что именно здесь, в то время на дальней окраине города, появились первые «богоугодные заведения», как они назывались во времена Гоголя и Пушкина.

Известно, что двадцать третьего июля 1805 года, в соответствии с Указом Его Императорского Величества, «устройство надзирания гошпиталей или больниц для излечения больных, надлежит Приказу общественного призрения стараться учредить оные для многолюдных городов, вне города, но близ оного вниз по реке». Потому и было выбрано место ниже города и рядом с Салгиром.

Клинический городок на плане Симферополя

Первого ноября 1807 года в здании бывшего военного гошпиталя и военной тюрьмы было открыто «Богоугодное заведение» на пятнадцать коек, с палатой на пять психиатрических кроватей, для призрения психически больных, безродных детей и богодельных. Почему так мало мест, — спросите вы. Дело в том, что к началу 1808 года в Симферополе было всего 1572 жителя (из них 885 русских, 336 татар, 91 еврей и 260 других национальностей).

Но это «Богоугодное заведение» стало первым медицинским стационаром Крыма. Может быть, в те времена экологическая обстановка была лучше, жизнь здоровее, но, судя по документам, новопостроенное заведение долго обходилось без больных. Только девятого марта 1808 года «по направлению уездной полиции был принят безумный Савва Склеренко, а одиннадцатого марта 1808 года госпитализирован сумасшедший черкес — Чаушхан. К июню 1808 года поступило еще две психически больных — женщины Александра Михайлова и Агафья Селеванова.

Коллектив психбольницы Симферополя. Довоенное фото

В связи с данной темой стоит вспомнить, что в 1823 году проживавший в Симферополе в трактире «Одесса» поэт Батюшков сошел с ума. Знаменитого поэта не рискнули лечить в недавно открытой лечебнице, и он был доставлен в Санкт-Петербург врачом Петром Ивановичем Лангом, за что тридцатого мая 1823 года ему было пожаловано «За сохранение в пути здоровья Батюшкова и показанный человеколюбивый подвиг» 2500 рублей».

Исследователи жизни губернского города отмечали, что сначала крымские татары отказывались лечиться в построенной больнице. Отмечалось, что «фанатизм преобладал над убеждениями и рассудком, и поэтому татарами преимущественно применялась «Дува» — это универсальное средство против всех болезней людских и животных». Исследователи отмечали, что «что бы ни заболело у человека, стоит привести стих из Корана, зашитый в тряпочку в форме треугольника, ромба, квадрата и как рукой снимает болезнь. Вместо «Дувы» иногда больной с благоговением и полной верой в исцеление жует бумажки исписанные изречениями из Корана или же сжигает их и пьет золу с водой. Суеверный страх заставляет скрывать свою болезнь от глаз неверных урусов, так как считается, что глаз неверного накличет беду».

Коллектив психбольницы на демонстрации. Симферополь, 60-е годы

В Симферополе на 1843 год было всего четыре врача, все известные фамилии: Мильгаузен Федор — доктор медицины, действительный статский советник; Арендт Андрей — член Медсовета, колежский советник; Комноданов Матвей — инспектор Управы и Трояновский Июлиан — врач Симферопольских Богоугодных заведений, лекарь. Жизнь губернской больницы была достаточно спокойной на протяжении десятков лет, пока не началась Крымская война.

Читайте также: Дом доктора Левина в Симферополе

«Ранеными, беспрерывно подвозимыми с поля битвы, были заняты госпиталь, гражданская больница и специально построенные бараки и три корпуса на территории Богоугодных заведений». Известно, что практически все общественные здания в тыловом городе были использованы под госпитали, но и этого было мало. «Для освобождения мест для раненых из психиатрического отделения были эвакуированы двадцать два психически больных (в том числе восемнадцать было отправлено в Екатеринослав и четверо в Одессу).

В 1873 году Врачебная Управа постановила создать в губернии «Общество трезвости» и учредить первое в России отделение на пять коек для лечения пьяниц, используя для этого «рациональное лечение запоя систематическим воздержанием». Интересно, что первая частная лечебница для алкоголиков на десять коек была организована в Московской области только через 24 года. Первым психиатром в губернии с мая 1874 года стал Э.Н. Бетлинг (еще одна известная в Симферополе фамилия), проработавший в отделении до августа 1884 года. С 1890 года начала регулярно проводится судебно-психиатрическая экспертиза.

Как же около ста лет назад ««Больница душевно-больныхъ» оказалась в другом месте? Дело в том, что еще в 1888 году Симферопольская Городская дума удовлетворила ходатайство больницы и безвозмездно выделила землю около больницы (с другой стороны реки Салгир), где было развернуто подсобное хозяйство с животноводческим отделением и садом.

Больница душевно-больных в Симферополе

Для больных успешно применяли трудотерапию. Она была начата в России в 1873 году, а в Крыму широко практиковалась уже с 1808 года. Так, только за лето 1808 года (при 20 больных) было собрано 440 килограмм лечебных трав. В 1885 году были организованы лечебно-трудовые мастерские с обучением и работой по четырем ремеслам (сапожному, швейному, столярному и портняжному).

Количество коек в Земской больнице все увеличивалось, и, скорее всего, было принято решение о переводе «душевно-больныхъ» ближе к месту их трудотерапии. В 1888 году трудовые мастерские были расширены путем введения пятого ремесла – плетение «соломенных мат». Так вот, многие краеведы согласились с тем, что загадочные «рисунки» на камнях, о которых было упомянуто в начале статьи, — это результат как раз одного из видов трудотерапии, при котором больным выдавали резцы — инструменты для творчества.

Надпись на камне, обнаруженная на территории крымской санэпидстанции

Надпись на камне, обнаруженная на территории крымской санэпидстанции

Надпись на камне, обнаруженная на территории крымской санэпидстанции

Потому мы и можем видеть здесь изображения игральных карт, выгравированные имена и фамилии с грамматическими ошибками, силуэты частей человеческих тел и т.п. Как упоминалось выше, эта часть Симферополя была на окраине города, для нужд больницы был построен небольшой мост, соединявший основную больницу с подсобным хозяйством и отделение для душевнобольных. Остатки этого моста сохранились до сих пор, их можно видеть метрах в двадцати от современного моста по улице Толстого.

Психиатр доктор Я.А. Боткин описывал способы лечения больных в то время: «Водолечение: ванн обыкновенных в 27-28 градусов, душей, влажных завертываний и обвертываний». Интересно, чем пытались лечить больных: для этого, кроме брома, назначались препараты мышьяка, опия и даже листья коки (из которых, как известно, получают кокаин).

«Разнообразный физический труд продолжал служить весьма существенным подспорьем в деле лечения хронических и некоторых острых психозов. Развлечение больных состояло в чтении, пении, игре на различных инструментах, игре в шашки, карты, лото и прочее. Устраивались общие чтения вслух, чтецы были из среды больных». С начала 1916 года было открыто специальное отделение на 30 коек для психически больных солдат».

Древняя башня психбольницы в Симферополе

Судя по всему, психиатрическая больница оставалась на своем месте и после революции. По крайней мере, ее территорию можно видеть на плане города 20-х годов ХХ века, где она соседствует с улицей Дальней (Морозова). Потому неизвестно, где именно произошла трагедия, связанная с приходом в Крым немецких оккупантов.

Тогда из больницы были выписаны все больные, и к марту 1942 года в больнице осталось только 440 больных. Седьмого марта к больнице подъехали немецкие машины — «душегубки» и начали планомерно уничтожать всех больных. Спаслись только двое человек, спрятавшиеся на подсобном хозяйстве. Когда немцы узнали, что главврач больницы Наум Балабан — еврей, приехали за ним и за его женой. Врач с женой умерли, приняв цианистый калий.

Мемориальная табличка Балабану в Симферополе

После войны больницу возглавил Ростислав Липанов, проживший почти сто лет и написавший в 2007 году раритетную нынче книгу «200 лет гуманного служения». На территории современной больницы был открыт Музей истории психиатрии Крыма (при участии Музея истории медицины в Риге). Экспозиция отражает историю создания службы и этапов оказания психиатрической помощи населению Крыма.

Музей истории психиатрии Крыма

Книга 200 лет гуманного служения

Олег Широков, «Крымское эхо»
Фото автора

Читайте также: