27 июня 2013 г.

Больница им. Семашко в Симферополе появилась благодаря купцу Петину

«Скончался гласный думы Петин, завещавший городу всё свое состояние — около 150 000 руб., — с тем, чтобы этот капитал был обращен на устройство городской больницы. Своему сыну Петин выделил всего 20 000 р.», — говорилось в заметке из «Русского слова» от 15 июня 1910 года. Мы решили узнать побольше об этом человеке и о том, как же в итоге распорядился город его деньгами.

Больница имени Семашко в Симферополе
Автор фото — Александр Джулай

... А сыну — почетное звание


Как рассказали в Музее истории города Симферополя, человек такой действительно существовал, это не вымысел и не газетная утка. Звали его Петром Алексеевичем, и был он купцом, причем, по некоторым данным, первой гильдии, то есть со значительным капиталом. Петин имел собственный доходный дом, это здание сохранилось до сих пор — проспект Кирова, 34, напротив площади Ленина, там, где остановка маршруток и троллейбусов. В этом доме Петин жил сам, а также сдавал помещения в нем и под жилье, и под различные лавочки. А во внутреннем дворе располагались многочисленные склады — сказывалась близость к базару (он был там, где теперь сквер Тренева). Также о Петине известно, что он являлся гласным (то есть депутатом) Симферопольской городской думы и потомственным почетным гражданином.

— Это звание начали присваивать купцам с 1832 года по указу Николая I, приравнивалось оно к дворянскому титулу. Причем если давали просто звание «Почетный гражданин», то по наследству оно не переходило. А вот звание «Потомственный почетный гражданин» уже распространялось и на детей, — рассказывает Алексей Эйлер, научный сотрудник Музея истории города Симферополя.

Читайте также: Семья Брунсов-Эйлеров — одна из старейших династий Симферополя

Так что, обделив своего сына Константина деньгами, Петин оставил ему звание. К слову, почетными гражданами купцы обычно становились за какие-либо особые заслуги. Скажем, Христофоров (он, как известно, производил вина) и Абрикосов (московский купец, у которого в Симферополе была фабрика по производству кондитерских изделий) стали почетными гражданами, потому что поставляли свою продукцию на стол императора. Но чаще всего такие звания давали за благотворительность. Поэтому у купечества был весомый дополнительный стимул тратить свои капиталы на благие дела. Хотя, конечно, меркантильные соображения далеко не всегда были в подобных поступках главными. По крайней мере, Петин оставил деньги для больницы, когда уже обладал званием почетного гражданина да и вообще завершил свой земной путь. Кстати, завещание денег на борьбу с болезнями было не единственным его добрым делом: известно, что Петр Алексеевич был членом Симферопольского благотворительного общества, что он способствовал развитию города, в частности, давал деньги на строительство казенной женской гимназии. А еще он был членом комиссии Симферопольской городской управы, созданной для воплощения в жизнь завещания другого почетного потомственного гражданина — Антона Даниловича Люстиха. Последний распорядился открыть в Симферополе дневной приют для детей бедных родителей и богадельню для стариков и старух, и Петин помогал исполнить его завещание. И приют, и богадельня были открыты.

Строили на горке


В 2014-м году Республиканская клиническая больница им. Семашко отметит свое столетие. А в июне этого года исполнилось сто лет с тех пор, как здесь был заложен первый камень — именно эту больницу, тогда еще городскую, и стали строить на завещанные купцом Петиным 150 тысяч. Кстати, по некоторым данным, эти деньги он получил от продажи того самого доходного дома, о котором мы уже упоминали. Как же в итоге была израсходована эта немалая сумма? Вот что рассказал Владимир Саенко — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры хирургической стоматологии КГМУ, он работает хирургом-стоматологом в больнице им. Семашко и при этом занимается созданием музея, посвященного ее истории:

— Симферополь давно нуждался в городской больнице, которая смогла бы принять достаточное количество пациентов: решено было строить заведение на 50 коек, по тем временам это было довольно много. Салгир тогда был гораздо более полноводным, после ливней часто выходил из берегов и затапливал улицы и дома. Чтобы здание больницы меньше страдало от таких наводнений, поначалу хотели сделать в нем бетонные полы. Но в начале ХХ века бетон был очень дорогим удовольствием, его только начинали использовать в строительстве, и от этой затеи пришлось отказаться. Тогда стали выбирать место, которое находится на возвышенности. В итоге остановились на той горке, где теперь и располагаются корпуса больницы им. Семашко.

Больница имени Семашко в Симферополе

Читайте также: Какой была медицина в Крыму сто лет назад

Устроили торги, в которых участвовали пять подрядчиков. Победил один из них, Лазарь Штейнгауер, он назвал наименьшую сумму, за которую брался построить больницу. А именно 147 тысяч 700 рублей. В июне 1913-го приступили к строительству — и тут же столкнулись с первыми трудностями: оказалось, что земля, выбранная для строительства больницы, по сути представляет собой скальную породу и вести работы здесь очень трудно. Штейнгауер обратился к городской казне с просьбой о дополнительном финансировании, но его прошение отклонили. При этом сроки окончания строительства больницы никто изменять не стал. А по договору, который город заключил с Штейнгауером, он должен был закончить строительство в сентябре 1914-го.

Больница имени Семашко в Симферополе

50 коек и 5 врачей


— Открытие больницы рисковало затянуться не только из-за этих непредвиденных трудностей, — продолжает Саенко, — но и из-за того, что началась Первая мировая война и где-то в пути застряло выписанное из-за границы для больницы новейшее оборудование, в частности, автоклавная дезинфекционная камера. И все же осенью 1914-го больницу открыли. Ее первыми пациентами стали раненные на войне солдаты. Кстати, интересная деталь: больницу застраховали до июня 1915 года на 150 тысяч рублей — если бы что-то из построенного до этого времени рухнуло, то Штейнгауеру пришлось бы восстанавливать все за свои деньги. Но все уцелело. Сколько всего зданий было построено, сказать не могу, знаю, что два из нынешних зданий больницы точно были построены еще тогда. В одном из них сейчас находится отделение гинекологии, в другом — отделения эндокринологии и ревматологии. Правда, выглядят они уже совершенно иначе — несколько лет назад больницу утепляли и их полностью «зашили» пенопластом. А на самом верху территории больницы есть клуб — он выстроен на месте, где находился дом старшего врача больницы.

Так благодаря купцу Петину в Симферополе появилась своя городская больница. В Памятной книжке Таврической губернии на 1915 год, в разделе «Благотворительные учреждения и лечебницы», с ночлежным приютом и убежищем для преподавательниц, гувернанток и бонн соседствует и городская больница. Судя по размещенной там информации, первоначально в больнице было лишь два отделения: родильное и заразное. (Хотя есть данные, что также изначально было и терапевтическое отделение.) В штате было всего пять врачей, а также медсестры.

Одно из отделений городской больницы было заразным, то есть инфекционным. Такая специализация отнюдь не случайна: в те годы в Крыму постоянно отмечались вспышки различных инфекционных заболеваний. В Памятной книжке Таврической губернии приводится список эпидемических болезней, которые наблюдались в 1913 году. Это корь, скарлатина, брюшной тиф, сыпной тиф, возвратный тиф, неопределенный тиф, кровавый понос и натуральная оспа.

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Читайте также: