17 июля 2013 г.

Ров незаконнорождённых потомков скифских рабов

Сивашские дали оплывали майской синью, а степь зеленела до голубизны, где-то на западе сливаясь с небом. С высоты этого бугра на берегу гниющего залива видно далеко. И, как оказалось, очень глубоко — в область не то легенд, не то древней истории нашей крымской земли. Причём в прямом смысле глубоко: под ногами — осыпавшийся ров, описанный античным историком Геродотом и найденный совсем недавно археологами. Показалось, что даже ветер стихал над древней легендарной землёй скифов и боспориан...

Крутой берег Сиваша

Среди многочисленных и разнообразных древних памятников Восточного Крыма земляные оборонительные сооружения — валы и рвы — одни из самых загадочных и малоизученных. Сейчас археологам известно о существовании не менее трёх линий обороны на Керченском полуострове, состоявших из нескольких насыпей и рвов, простирающихся с севера на юг. Чрезвычайно сложны их датировка и предположительная историко-архитектурная интерпретация. Однако кое-что есть. В западной части полуострова находятся остатки трёх валов: Узунларский-Аккосов (вал от Узунларского до Кояшского озера), вал у Ак-Ташского озера (Семёновский, по названию ближнего села), Чокракский вал. В восточной части описаны три Тиритакских вала, вал к югу от Чурбашского озера, Кыз-Аульский вал и на мысе Ак-Бурун. Но нас интересует самый западный ров — на выходе в крымскую степь со знаменитого Ак-Монайского перешейка. Как называют его археологи, «ров незаконнорождённых потомков скифских рабов».

(Читайте также: Призраки Ак-Монайских катакомб)

А начал всё ещё в V веке до нашей эры Геродот Галикарнасский — древнегреческий историк, автор первого полномасштабного исторического трактата — «Истории», описывающего греко-персидские войны и обычаи многих современных ему народов. Древнеримский философ и оратор Цицерон назвал его «отцом истории». Сохранившиеся работы историка — чрезвычайно важный источник по истории Великой Скифии, включая десятки античных народов на территории современных Украины и России. Но к любому источнику надо относиться критически. Так получилось и с нашим рвом. Скифские предания, сообщаемые Геродотом, создают впечатление, будто скифы полностью отсутствовали в Причерноморье во время своей переднеазиатской эпопеи. Как минимум это отсутствие следует отнести к 28-летнему сроку скифского «владычества над Азией» — с 622 по 594 г. до н. э. В течение этого времени, утверждает вслед за скифским преданием древнегреческий историк, в черноморских степях оставались только жёны и рабы скифов.

Предание это выглядит совершенно фантастическим в свете археологических источников — ведь вторая половина VII в. до н. э. была как раз временем складывания скифской культуры в Причерноморье. Скифские захоронения этого времени, пусть и немногочисленные, разбросаны по всей европейской степи от низовий Дуная до Поволжья. Более всего их в Волго-Донском междуречье и в степном Крыму. В это же время кочевники вполне скифского облика начинают проникать на север, в лесостепь. Складывание культуры завершается с «возвращением скифов» в начале VI века до нашей эры. Однако это возвращение лишь увеличило уже имевшееся население степи.

Что же до сочинений Геродота... «Отец истории» передаёт легенду об этом возвращении, достаточно характеризующую отношение царских скифов к своим «рабам» и весьма смутно отражающую подлинные события. Впрочем, из неё ясно, что без конфликтов дело отнюдь не обошлось. Подвластные в прошлом царским скифам племена без особой радости приняли возвращение.

«Скифов... — повествует греческий историк, — ожидали трудности не меньшие, чем с мидийцами; они обнаружили, что им противостоит немалое войско. Дело в том, что жёны скифов, когда их мужья долгое время отсутствовали, вступили в связь с рабами...

И вот дети, родившиеся от этих-то их рабов и жён, достигли юношеского возраста. Узнав об обстоятельствах своего рождения, они задумали воспротивиться тем, кто возвращался из страны мидийцев. И прежде всего они отрезали страну, вырыв широкий ров, растянувшийся от Таврских (Крымских) гор до Меотийского озера (Азовского моря), в том именно месте, где оно шире всего. Затем они, расположившись против пытавшихся вторгнуться скифов, вступили с ними в сражение. Так как скифы не могли добиться превосходства на поле в многократных битвах, один из них сказал следующее: „Что же мы делаем, мужи-скифы! Сражаясь с нашими рабами, мы и сами, погибая, становимся малочисленнее и, убивая их, мы впредь будем властвовать над меньшим их числом. Теперь, мне кажется, нужно отбросить копья и луки и, взяв каждому по конскому кнуту, подойти к ним. Пока они видели нас с оружием в руках, они считали себя подобными нам и равного с нами происхождения. Когда же они увидят у нас кнуты вместо оружия, они поймут, что они наши рабы, и, признав это, не устоят“. Выслушав, скифы приступили к исполнению этого. Те же, ошеломлённые случившимся, забыли о битве и обратились в бегство. Итак, скифы... возвратились в свою страну именно таким образом».

Скифы

Действие предания, как мы видим, происходит в Крыму — с каким бы из крымских естественных и искусственных укреплений ни отождествлять выкопанный будто бы сыновьями рабов ров. Античные географы позднее считали этим рвом Перекоп. Войну с кем имеют в виду рассказчики, сказать труднее. Геродот был уверен, что речь о рабах в собственном смысле слова, которых, как он отмечает в связи с этим же, скифы ослепляют. Поэтому и восставших в другом месте он называет «сыновьями слепых». Речь может идти о киммерийских племенах, некогда покорённых воинственными царскими скифами, а за время их отсутствия смешавшихся со скифами и вышедших из повиновения. Хотя Крым и входил позднее во владения царских скифов, но целиком полуостров покорить не удалось. Горы и побережье Юго-Западного Крыма остались под властью туземного племени тавров. Скифы, по крайней мере к концу VI в. до н. э., вынуждены были признать их границы и заключить с ними союз.

Основными же противниками вернувшихся, в том числе в Крыму, были такие же скифы — из других, низших и «рабских» по отношению к царским «каст». Во всяком случае и археологические, и письменные источники свидетельствуют: северную и северо-западную часть Крыма уже тогда занимали скифы. Именно их встретили здесь в конце VII в. до н. э., за десяток лет до возвращения воинов-паралатов, греки. Именно в Крыму больше всего скифских захоронений этого времени. Эти племена имели и собственных царей. Именно эти крымские скифы, отчасти смешавшись с местными племенами, оказали сопротивление воинам при их возвращении.

Однако сопротивление было сломлено. Едва ли действительно кнутами, но выросшие в бесконечных переднеазиатских войнах воины одержали победу. Степной Крым стал частью владений царских скифов. Восстановилось трёхчастное деление Скифии, когда во главе каждой из трёх частей стоял представитель одной из ветвей династии Колаксая, мифического предка царских скифов. Верховный царь правил именно царскими скифами, основную массу которых составляли паралаты, смотревшие на прочих скифов свысока. Подавив сопротивление, они добились признания своей высшей власти большинством степных племён.

Вот какие события связаны с нашим рвом. Он хорошо прослеживается в обрывах сивашского берега, имея в плане треугольную форму, глубиной и шириной несколько метров: телега-кибитка не переедет, кони не одолеют. По возвышенной части, вероятно, вала, проходит отрезок современной дороги из села Владиславовка на Азовское море. Известный крымский археолог Александр Гаврилов показал на этом отрезке бугры, которые могли остаться от башен или ворот — именно здесь лежал путь вдоль Сиваша из крымских степей в боспорские края. Археолог рассказал, что осыпавшийся ров и остатки вала прослеживаются до нынешнего села Фронтового Ленинского района. А вот далее уже вмешался прошлый век со своими каналами, фронтами, бульдозерами. И тем не менее остатки рва и вала могут стать местом туристического паломничества. Жаль, места эти, недалеко от Феодосии и магистралей туристического потока, остаются малодоступными из-за разбитых дорог и летней присивашской жары. Вот и получается ещё раз, что неведомая земля крымская лежит рядом. Надо только знать места...

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: