25 апреля 2012 г.

Село Громовка — крымский Дарьял

Исследователи этнографии Крыма ещё в 20-е годы обратили внимание на это уединённое село, сохранившее в чистоте многие детали традиционной горной материальной культуры и в первую очередь — характерную застройку. Строения с плоскими земляными кровлями и открытыми на юго-восток галереями располагались друг над другом на искусственных террасах. Люди тут жили со своим специфическим укладом хозяйства и быта. Горные таты... Но так было почти сто лет назад. Сейчас и улицы появились, и дома совсем другие, и люди. Да и Шелен уже не Шелен, а Громовка.

Село Громовка в Крыму

Вот как в 1925 году описывал эти места исследователь крымскотатарской архитектуры Б. А. Куфтин:
Улиц в такой деревне, собственно, нет, вместо них имеются кривые каменные лестницы, в узких промежутках между двухэтажными домами, которые в виде четырёхугольных правильной формы ящиков громоздятся один над другим, образуя по склону ущелья почти сплошную многоярусную застройку. Фасад каждого жилого дома с выступающим балконом-крышей на колоннах обращён обычно на юг, то есть его не закрывают нижерасположенные ряды строений. Двором служит нередко крыша нижележащих домов, которая, прилегая своей задней стороной к горным склонам, представляет собой продолжение террасы. В двухэтажных домах нижний этаж имеет назначением выравнивать площадку по склону для верхнего этажа, который в таком случае заходит своими задними помещениями за пределы нижнего. Вообще задними стенами дома часто служит вертикально срезанный склон горы. Углубляются в гору и боковые стены.
А ещё раньше в путеводителе «Крым», изданном в 1914 году, подчёркивалось:
В этих деревнях, очень глубоких и нетронутых, сохранился почти в целости старинный уклад татарской жизни, характер построек.
Кто же такие горные таты? Почитаем того же Куфтина:
Современное население южного берега известно у степных татар и татар предгорного района под именем татов... Это название применяется некоторой группой южных татар и к самим себе. Так, татары в районе между Ускютом и Ай-Серезом желали отличить свой говор и свои национальные особенности. Говорят: биз татлар, т. е. мы — таты, показывая тем, что это название служит этническим именем... Резко отличным от всего южнобережного является говор собственно татов в горных деревнях между Арпатом и Ай-Серезом. Каково происхождение этих почти не обследованных говоров, сейчас сказать трудно... Зато весь облик деревень, сохранивших свой первоначальный тип, при первом же взгляде резко отличает их от деревень северного склона... Достаточно сравнить, например, ютящиеся на горных склонах внутреннего Крыма такие деревни, как Керменчик, Аиргуль, Узенбаш, с деревнями Шелен, Ай-Серез восточной части южного берега, чтобы заметить, что каждая из этих групп принадлежит к двум совершенно различным культурным областям. Разбросанные более или менее отдельно стоящие постройки северной части, окружённые двориками, сменяются здесь скученным расположением домов, стоящих не только рядом, но буквально один на другом. В нетронутом виде такие деревни сохранились в восточной части южного берега. Там они обычно далеко отступают от моря в глубину долин, прорезающих значительно расчленённый горный хребет. Кажется, что деревни как бы нарочно избегают здесь более ровных открытых поверхностей и удаляются к крутым горным склонам.
Вот и отыскалась в Крыму страна горцев, таких типичных для Кавказа. Но в истории наших горцев уж очень всё непросто. Считается, что возраст села почтенный — 600–700 лет. Во всяком случае в документах генуэзского времени селение Силли определённо упоминается. Мы вот привыкли все итальянские по составу пришельцев колонии именовать «генуэзскими», то есть по названию одной из городов-республик в ещё разобщённой средневековой Италии. Однако в пределах нашего полуострова были представители и других североитальянских государств, венецианцы, например.

Но и генуэские колонии имели свою структуру. Консульство Солдайское, включавшее восемнадцать селений, занимало территорию, протянувшуюся на 50 километров по южному склону восточной части Главной гряды Крымских гор, полосу земли «от Козио до Осдафума». Оно граничило на севере с владениями Золотой Орды, на северо-востоке, в окрестностях нынешнего села Солнечная Долина, — с компанией Каффы и на юго-западе, за территорией урочища Сотера, — с генуэзским Алустонским консульством. Среди селений значится и Скилли, или Тассили, — это более поздний Шелен. До 1778 года в нём проживала греческая община — одиннадцать семей. Сохранились сведения о существовании здесь церкви Успения Богородицы. После переселения христиан в Приазовье тут остались только таты, принявшие ислам сравнительно недавно — в семнадцатом веке. Уж не капельки ли это итальянской крови? Кто может отследить происхождение народности в таком и сейчас глухом горном углу?

Речка Шелен в Крыму
Речка Шелен

Сходство с кавказскими краями здесь природное. Постройки села расположились на склонах узкой долины при слиянии трёх ущелий. Вытекающая из ущелья Кара-Кишла речка Шелен и многочисленные источники обильно снабжали долину водой. Село зелёное, множество плодовых деревьев, особенно много старой шелковицы. А та самая теснина (с тюркских наречий «чёрная зимовка») действительно уж очень напоминает кавказский Дарьял.

В закрытой от ветров долине, видимо, издавна селились люди, а ущелье использовали для хозяйственных нужд — скот держать, прятать от холода и врагов. Зимовье, словом. Здесь же и место стоянки редких в этих краях туристов.

Отсюда по ущелью Кара-Кишла в горы уходит старая дорога. Её наивысшая точка — Шеленский перевал в 663 метра.

А далее вдоль речки Комурлюк она спускается по лесистому северному склону и километров через десять достигает села Поворотного. Пройти по ней, путаной и закрученной, — ещё одно целое путешествие по крымской истории, на этот раз более близкой нам, партизанской, но это, увы, в следующий раз.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: