13 апреля 2007 г.

Село Доброе и Краснолесье. Эклизи-Бурун

Несколько троп и дорог ведут на Чатыр-Даг, и все они по-своему интересны. Чтобы по-настоящему узнать и полюбить богатую природу этих мест, хорошо бы испробовать все пути: пройти по сумрачному, дикому Тисовому ущелью, подняться по лесным дорогам и тропам на Эклизи-Бурун, померзнуть в жаркий июльский день в Холодной пещере, ощутить на яйле хлесткие удары летнего ливня...

Но для первого раза советуем выбрать интересную и в то же время неутомительную дорогу и - в путь. Пешеходную часть маршрута удобно начинать от села Доброго. Это всего в 17 километрах от областного центра у троллейбусной трассы Симферополь - Алушта. Трасса проложена в долине реки Салгир, богатой памятниками природы и истории. Они неоднократно описаны в путеводителях и других изданиях по Крыму, которыми вы можете воспользоваться перед путешествием.

Доброе


Село Доброе - центральная усадьба совхоза "Перевальный", земли которого раскинулись в долине Салгира от села Лозового до Перевального. Лет пятнадцать назад на этой территории располагалось до 15 самостоятельных мелких хозяйств. После укрупнения совхоз "Перевальный" стал большим высокомеханизированным хозяйством, специализирующимся на выращивании фруктов, овощей и табака.

Сейчас русло Салгира спрямлено, сжато насыпными дамбами, расчищено от древесно-кустарниковых зарослей. Долина радует глаз правильными квадратами пальметтных садов. Ровными шеренгами выстроились деревца, все как на подбор одной высоты. Их ветви растянуты на шпалерной проволоке, подобно виноградной лозе; таким образом крона формируется в одной вертикальной плоскости, благодаря чему равномерно освещается солнцем. С дороги эти деревца напоминают руку с растопыренными пальцами (отсюда их название: палма - по-молдавски ладонь). Такая формировка позволяет лучше использовать сельскохозяйственную технику; с низкорослых деревьев можно без особых усилий убирать урожай. Пальметтные сады экономически выгоднее обычных, так как раньше вступают в плодоношение и дают от 300 до 500 центнеров плодов с гектара вместо 150-200. Пальметтный сад можно хорошо рассмотреть у села Доброго, где он подступает к самой трассе.

От Доброго ваш путь лежит в Краснолесье, до которого пять километров, три из них проходят через это село (до Краснолесья можно также доехать на рейсовом автобусе, который в Симферополе отходит от Центрального рынка). Грейдер начинается рядом с остановкой троллейбуса и тянется по правому берегу реки Тавель (левого притока Салгира). Долина Тавеля издавна славится ранними черешнями, вишнями, грецкими орехами, а в последние годы и виноградом. Домики села утопают в зелени садов, контуры их едва просвечиваются сквозь густое сито ветвей.

За послевоенные годы Краснолесье выросло, раздвинуло свои границы, соединившись с соседними Двухаменкой и Заповедным. В селе построены просторный клуб, магазин - в нем туристы могут купить недостающие продукты.

Против магазина раскинулся старинный парк, в котором шумят листвой высокие ясени, разлапистые клены, могучие каштаны, дуплистые липы. До революции парк и вся прилегающая местность, до самого подножия Чатыр-Дага, принадлежала помещику Попову. Тому самому небезызвестному Попову, который отказал в продаже страдающему от недостатка воды Симферополю Аянского источника. "Какое мне дело до симферопольских жителей. Земля моя, я ее продавать не хочу и, наконец, не позволю брать воду", - категорически заявил он.

В парке стоял добротный барский дом, к которому вела липовая аллея с бордюром из сирени В глубине парка виден пруд в зеленой оправе кряжистых осокорей. Сейчас хозяевами парка являются дети: на его территории разместилась круглогодичная лесная школа-интернат.

Краснолесье


Краснолесье (бывший Тавель) упоминается во многих военно-исторических документах и мемуарах, связанных с партизанским движением в Крыму. В окружающих село лесах во время гражданской войны формировались первые отряды красных партизан. В феврале 1920 года по решению подпольного обкома партии в районе Краснолесья был создан Тавельский партизанский отряд. Организаторами его стали коммунисты, посланные в лес Симферопольским подпольным комитетом.

В годы Великой Отечественной войны многие жители Тавеля сражались с врагом в рядах Красной Армии и партизанских отрядах. Имена тех, кто не вернулся, высечены на скромном обелиске, установленном в центре парка.

Справа от Краснолесья, у подножия вершины Кош-Кая, видны домики геобиологической станции Симферопольского государственного университета им. М. В. Фрунзе. Летом здесь проходят полевую практику студенты биологического и географического факультетов.

На окраине Краснолесья, у последней остановки рейсового автобуса "Симферополь - Краснолесье", кончается грейдер. Дальше полевая дорога идет по долине речки Тавельчук; повторяя изгибы, она несколько раз пересекает ее и через два километра приводит к водохранилищу. Искусственное озерцо создано на дне миниатюрного ущелья. Крутые лесистые склоны, отражаясь в водной глади, придают ей зеленоватый оттенок. Ширина водохранилища у плотины - 100, глубина там же - 5-6 метров.

Район озера часто посещают симферопольцы - весной просто отдыхают, летом и осенью собирают грибы, орехи.

В разгар лета по берегам его вырастают палаточные городки пионерских лагерей из Евпатории и Сак. Густые лещинники вперемежку с кизилом и терном образуют в самой долине и на склонах непролазные заросли. Отправляясь сюда в пору золотой осени, не забудьте прихватить корзинку - вернетесь изрядно нагруженные лесными дарами. Знакомы эти места и любителям рыбной ловли. В районе озера проводятся туристские слеты и соревнования.

Перейдя по дамбе на правый берег, поднимитесь на обширную поляну, она называется Печенеир. На опушке леса из толщи темно-серых конгломератов вытекает родник. Летом и осенью он бьет не так сильно, как весной Другой источник, в двадцати метрах ниже, имеет каптаж в виде небольшого подвала. Арочный свод и стены его заботливо выложены камнем - это сделали те, что умеет ценить и беречь воду. В подвале всегда стоит озерцо студеной, прозрачной воды.

От родника тропа ведет на один из отрогов Чатыр-Дага Отсюда до кордона имени Ивана Крапивного не более 5 километров. Тропа пересекает дубовый лес, сменяющийся выше рощей сосны крымской, и выходит на дорогу. Подъем здесь не очень крут, однако людям пожилого возраста лучше пройти до дороги от родника вверх по поляне, вдоль кромки леса, и не спеша по ней подниматься.

Дорога плавно извивается по западному склону Чатыр-Дага, пересекает неглубокие балки, легко преодолевает водоразделы. Идти надо все время по лесу, правда в начале пути встречаются поляны с одиноко стоящими деревьями - грушей обыкновенной и лохолистной. Последнюю нетрудно узнать по шатрообразной кроне и беловатому опушению нижней части листа. Осенью она обильно усыпана мелкими вяжущими плодами, которые после первых морозцев, теряя терпкость, становятся приятными на вкус.

Справа к дороге подступает дубовый лес. Деревья густо облеплены серовато-зеленым, с синеватым отливом, мхом. Из дубового мха получают экстракт, который применяется в парфюмерной промышленности для производства одеколона "Шипр".

С подъемом вверх дубовый лес сменяется грабово-буковым; обращают на себя внимание гладкие, словно отполированные стволы деревьев. В балках, где более влажно, встречаются небольшие осинники. Эти места - раздолье для грибников.

Высокие, стройные деревья сомкнули свои кроны, образуя над дорогой прохладный, сумрачный туннель.

В редких просветах открываются на мгновения виды крымского предгорья. Вверху - мазок голубого неба, ниже - зеленый разлив безбрежного лесного моря. Лишь на северо-западе, у самого горизонта, на пути его встает темный пилообразный силуэт Внутренней горной гряды.

Домик лесника, он же кордон имени Ивана Крапивного, вырастает перед вами сразу, как только дорога выходит из леса на залитую солнцем поляну. До Великой Отечественной войны И. В. Крапивный служил начальником охраны Симферопольской радиотрансляционной станции им. М. В. Фрунзе. Перед приходов фашистов он взорвал станцию и ушел в партизаны, где прошел путь от руководителя группы до командира Ялтинского отряда. В составе седьмой партизанской бригады его отряд спасал от уничтожения санатории и здравницы Южнобережья, участвовал в освобождении Ялты. После войны И. В. Крапивный возглавил охрану заповедника, восстанавливал его разрушенное хозяйство. В память об отважном партизане его именем названы этот кордон и одна из улиц Алушты.

В домике можно остановиться на ночлег. Гостеприимный лесник самодеятельным туристам предоставляет комнату. В ней размещаются даже при отсутствии хозяина.

Рядом с кордоном разбит палаточный городок - приют "Криничка". Здесь останавливаются туристы 25-го планового маршрута, совершающие пеший переход от Краснолесья через Чатыр-Даг в Сосновку и дальше- в зуйские леса. С мая по сентябрь у приюта раздаются звонкие голоса, горят вечерние костры, льются задушевные туристские песни.

Партизанское движение в Крыму


Кордон, приют, поляна на склоне - все это урочище Суат, с которым связаны интересные страницы истории партизанского движения в Крыму.

В 1920 году сюда по поручению ЦК Коммунистической партии Украины прибыл балтийский революционный матрос Алексей Васильевич Мокроусов. Целью его приезда было объединить стихийно возникшие к этому времени в лесах горного Крыма партизанские отряды в единую повстанческую армию. Разрозненные и мелкие, они не представляли для хорошо вооруженных врангелевцев серьезной угрозы. А. В. Мокроусовым был создан единый штаб партизанского движения, реорганизованы и сведены в полки отряды, разработан общий план действий. Это было началом организованного движения крымских партизан. Перед ними стояла задача оттянуть силы белогвардейцев с фронта, помочь наступавшей Красной Армии.

В районе Суата базировался 3-й Симферопольский отряд, которым командовал П. В. Макаров. Отряд участвовал в одной из первых крупных акций партизан - нападении на Бешуйские копи, основную топливную базу белогвардейцев.

Интервенты и белогвардейцы вскоре почувствовали силу красных партизан - взрыв Бешуйских копей, нападения на гарнизоны, рейд по восточному Крыму с захватом Судака, уничтожение отдельных белогвардейских частей и другие операции говорили сами за себя. Активными боевыми действиями партизаны оказали значительную помощь Красной Армии в освобождении Крыма.

В 1937 году в урочище Суат был построен Дом туриста, от которого пешеходные маршруты вели на Чатыр-Даг и в Алушту.

С Суатом связана история замечательной династии лесников Кособродовых. Основателя ее лесообъездчика Дмитрия Кособродова знали многие революционеры и подпольщики. Его дом был явочной квартирой во время интервенции и гражданской войны. Семь сыновей вырастил Дмитрий Кособродов, и все они пошли по стопам отца, стали хранителями зеленого богатства Крыма. На месте приюта "Криничка" до Великой Отечественной войны стоял дом Якова Кособродова, а в долине речки Тавельчук была усадьба Ивана Кособродова.

В глухую, ненастную ноябрьскую ночь 1941 года на Суате собрались партизаны. Многим из них эти места были хорошо знакомы еще с гражданской войны. Восстановили старый лагерь; его занял 3-й Симферопольский партизанский отряд под командованием П. В. Макарова и комиссара А. Н. Чукина. В Доме туриста разместился штаб 3-го партизанского района во главе с Г. Л. Северским и комиссаром В. И. Никаноровым. Лесники Кособродовы стали партизанскими проводниками и разведчиками.

Отряды партизан держали под обстрелом дорогу на Алушту, мешая переброске войск на Южный берег. Днем и ночью враги не знали покоя. Вот скупая информация об одном из дней: "19 ноября 1941 года в районе перевала группой под командованием Шейко уничтожено 2 автомашины, потери противника 12 человек. На Симферопольском шоссе группа Вихмана разбила гранатами 3 автомашины и уничтожила 22 гитлеровца". Это строки из партизанского дневника, опубликованного в книге П. В. Макарова "Партизаны Таврии" (1960 г., стр. 323).

В конце ноября части горнострелковой дивизии гитлеровцев попытались окружить и уничтожить партизан. Через нижнее плато Чатыр-Дага они проникли на Суат. фашисты схватили братьев Якова и Ивана Кособродовых. Однако ни издевательства, ни пытки не заставили их говорить, открыть врагу место расположения партизан. Озверевшие гитлеровцы расстреляли обоих лесников, убили жену и подростка-дочь Якова Кособродова. Изверги не пощадили и находившихся здесь пятилетнюю дочь Г. Л. Северского и маленького сына партизана Ф. А. Снегового...

Дорого заплатили за это фашисты. Одиннадцать машин с убитыми и ранеными отправили они в Симферополь.

В бою на Суате партизаны проявили образцы героизма и мужества. Так, политрук группы, бывший председатель колхоза из Тавеля, коммунист П. Миньков, "возглавляя группу бойцов в 15 человек, бросился в атаку на противника численностью до 200 человек... Эта группа загнала противника в Биюк-Янкой, уничтожив несколько десятков вражеских солдат и двух офицеров. В этом бою П. Миньков пал смертью храбрых" (сб. "Крым в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.", 1973, стр. 248).

Два с половиной года и в холод, и в зной, в условиях голода и тяжелых лишений патриоты громили фашистов в лесах, на дорогах, в селах. Тем, кто не дожил до светлого дня освобождения, поставлен у дороги памятник.

Позади остался обелиск, под ногами похрустывает разноцветная галька, устилающая полотно дороги. Поэтому даже в самые ненастные дни на ней нет вязкой грязи, как на многих проселках. Даже автомашины без особых усилий въезжают на нижнее плато. В левых откосах дороги на всем протяжении пути обнажаются конгломераты, состоящие из гальки и довольно крупных валунов, скрепленных известняково-песчаниковым цементом. В этих обнажениях можно собрать неплохую коллекцию горных пород и минералов.

В 20 метрах ниже дороги на левом склоне оврага изливается источник Дамчи-Кая. Здесь надо запастись водой - на Чатыр-Даге ее практически нет.

С небольшим подъемом дорога вползает на нижнее плато нагорья. Влево уходит ущелье Чумнох, в верховье которого находится Барсучья поляна, окруженная столетними буками. Под их раскидистой кроной самодеятельные туристы обычно разбивают лагерь. Это излюбленное место их отдыха но привале.

Отсюда дорога подходит к роще, затем огибает ее с севера. Вскоре за буковой рощей покажется неказистый домик пастухов. Зимой он пустует, и его "арендуют" охотники, лыжники, спелеологи. От домика рукой подать до пещер Холодной и Тысячеголовой; идти надо на восток по тропе, что вьется меж каменных россыпей. Она часто "растворяется" а паутине овечьих троп. На помощь приходят нехитрые сооружения - каменные туры, сложенные пастухами и туристами. А где тропа малоприметна, отдельные камни промаркированы зеленой краской. Вдоль туров и зеленых отметин нужно пересечь небольшой лесок, и тропа выведет к котловине, на склонах которой и находятся пещеры.

Оставив Барсучью поляну, по щебнистой, местами разбитой оврагами дороге выходите на безлесный участок яйлы. Прямо перед вами, закрывая полнеба, взметнулась вверх огромная трапеция верхнего плато. Северная, обращенная к вам грань кажется идеально плоской, только присмотревшись, можно различить отдельные ложбины и гребни. Даже с близкого расстояния силуэт напоминает обычную, классически установленную палатку. Юго-западная оконечность этого гигантского каменного шатра немного приподнята в виде острой пирамиды Это и есть высшая точка массива Эклизи-Бурун.

По пути встретится развилка - левая наезженная дорога ведет к домику пастухов, правая - к источнику Суат, "тезке" описанного выше урочища. Воду из источника тракторами доставляют для скота на плато. Теперь надо идти прямо на юго-восток, не сворачивая, по дороге вдоль западной бровки нижнего плато. Словно ножом обрубленный его склон круто обрывается вниз и скрывается в массиве заповедного леса. По верхней бровке склона проходит граница Крымского заповедно-охотничьего хозяйства. Склоны горы покрыты густым, преимущественно буковым лесом до высоты 1000 метров над уровнем моря.

Постепенно дорога теряется в мелкой известняковой щебенке, затем переходит в узкую, утрамбованную тропу. Минуя карстовые воронки, она ныряет в лес, пересекает длинные и узкие просеки-поляны, что тянутся вдоль структурных уступов.

За лесом тропа вьется между зарослями можжевельника. Эти вечнозеленые "подушки" настолько густы и плотны, что ноги не проваливаются внутрь куста.

Там, где кончаются заросли, - начало подъема на верхнее плато. Он преодолевается легко, если делать частые остановки. По пути встречаются зеленые сосенки. Это первые "целинники", осваивающие крутые склоны плато. Кое-где попадаются старые сосны высотой до 2-3 метров; по их изогнутым, искореженным стволам можно судить о том, как трудно бывает им выстоять в борьбе с холодными зимними ветрами.

Еще немного усилий - и подъем на плато закончен. Вершина Эклизи-Бурун совсем рядом, до нее надо добираться по склону, к виднеющемуся геодезическому знаку.

А теперь оглянитесь на пройденный путь. В серой дымке виднеется россыпь белых домиков Симферополя, зеркалом поблескивает водохранилище, лента шоссе извивается по долине Салгира. Детскими кубиками кажутся домики Краснолесья. Совсем близко - слабо всхолмленное нижнее плато Чатыр-Дага, которое вы только что пересекли.

А вот и желанная вершина. Будто в награду за трудности подъема - великолепная панорама солнечного полуострова. Именно отсюда, с вершины Эклизи-Бурун, открывается тот неповторимый вид, который заставлял многих побывавших здесь излить свой восторг в стихах или прозе. Вот она, у ваших ног, благословенная Таврида воспетая поэтами, писателями, художниками...

Горы расступились, будто приглашая Чатыр-Даг в свою шеренгу. А он, пораженный, застыл, так и не дойдя до побережья. Внизу - амфитеатр в густой сетке морщин балок и оврагов, а дальше - безбрежная синь моря, на горизонте сливающаяся с небом. Пенная полоса прибоя подчеркивает извилистость берега; острые мысы сменяются округлыми бухтами. В одной из них лежит Алушта.

Плоская наковальня Демерджи с огромной осыпью обвала и причудливыми изваяниями Долины привидений подступает к Чатыр-Дагу слева. Ее величие подчеркивают крохотные домики села Лучистого, прилепившегося у подножия. За Демерджи к северо-востоку, напоминая дельфинью спину, выглядывает лоснящийся на солнце вытянутый хребет Тырке. Еще дальше черный пик Кара-Тау заслонил горизонт.

Справа - массив Бабуган, северный склон которого изборожден глубокими ущельями. Где-то в одном из них шумит водопад Головкинского, названный так в честь известного русского ученого-гидрогеолога. У подножия - чаша Центральной котловины заповедника. Девственный лес смягчает очертания, делает округлыми хребет Конек, горы Черную, Большую и Малую Чучель, замыкающие котловину с севера.

Прежде чем покинуть вершину, можете записать свои впечатления в "Книгу туриста", "учрежденную" здесь контрольно-спасательной службой Крыма. Смелее открывайте ящик. Книгу берите двумя руками - вес ее шесть килограммов. Можно и полистать эту своеобразную энциклопедию высказываний туристов и экскурсантов. Вот некоторые записи:

"Не торчите в море, поднимитесь в горы, сбросьте пять кило".

"Как ни прекрасна донецкая степь, но Крымские горы лучше".

"Незабываемые впечатления привезем к себе в Литву и Латвию... Никогда не забудем прекрасной панорамы с Чатыр-Дага на весь Крымский полуостров".

"Кто побывал здесь хоть раз, тот не забудет никогда, тот вернется сюда непременно. Звездный городок".


Подобных записей в книге тысячи...

С вершины Эклизи-Бурун тропа вдоль всего верхнего плато ведет к турбазе "Ангарский перевал", откуда троллейбус увезет вас в Симферополь или Алушту. Пройдя по этой же тропе метров пятьсот и свернув вправо, можно спуститься к поляне Узун-Алан и далее - к селу Изобильному и в Алушту.

Желающие могут спуститься на нижнее плато и пройти к пещерам Холодной и Тысячеголовой.

"Чатыр-Даг" (путеводитель)
В.П. Душевский, П.В. Чиннов, Ю.И. Шутов