2 сентября 2016 г.

Сердце поэта Луговского похоронено в крымской скале

Поэт Владимир Луговской
В костёле Святого Креста в Варшаве стоит колонна с надписью: «Моё сердце там, где Родина. Фредерику Шопену – соотечественники». В колонне замуровано сердце композитора. По аналогии на одной из скал в Ялте нужно было бы написать: «Моё сердце там, где Крым». Потому что в этом камне в прямом, а не в метафорическом смысле навеки погребено сердце поэта Владимира Луговского, умершего 59 лет назад, 5 июня 1957 года.

Бровеносец советской поэзии


Фамилия Луговской вряд ли знакома широкому читателю – в своё время известный советский поэт, сейчас он почти забыт. Впрочем, многие современники и литераторы следующего поколения говорили о нём как о недооценённом. Евгений Евтушенко писал о Луговском: «Внутри известного советского неплохого поэта жил загнанный внутрь великий поэт». Знаменитое в конце 1920‑х стихотворение Луговского «Песня о ветре» сейчас никто не вспомнит. А вот песню «Вставайте, люди русские!» наверняка слышали все. Впервые она прозвучала в фильме Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» (1938 г.). Музыку написал Прокофьев. А слова – да-да, Владимир Луговской.



Владимир Луговской
Луговской родился в 1901‑м, в Гражданскую войну сражался на стороне красных, но в литературе потом всё равно долгое время считался буржуазным элементом. Возможно, отчасти подводила импозантная внешность: он был высок (выше того же Маяковского) и плечист, любил и умел хорошо одеваться. «Увидев Луговского, мы сразу были покорены. …Высокая и стройная фигура, широкие плечи, густые, гладко зачёсанные назад, блестящие волосы, просторный пиджак, показавшийся нам неслыханно элегантным, узкие бриджи, пёстрые спортивные чулки», – вспоминали о нём современники. Помимо роскошного голоса, роскошной осанки, роскошной жестикуляции и роскошной шевелюры, у Луговского были ещё и чрезвычайно густые брови. Поэтому его прозвище «броненосец советской поэзии» скоро переделали в «бровеносца советской поэзии».

Любимая земля северянина


В 1937‑м поэт оказался в опале: президиум правления Союза писателей счёл одно из его ранних стихотворений «политически вредным». От Луговского отвернулись многие вчерашние друзья. А остальные посоветовали на время исчезнуть из Москвы, уехать куда подальше. И Луговской уехал в Ялту, где провёл почти два года.

С этого времени поэт почти каждый год, кроме военных лет, бывал на полуострове.

Владимир Луговской

Перед самой войной Луговской побывал в Старом Крыму у Паустовского. До этого они встречались в Ялте. Как вспоминал потом Паустовский, «у Луговского было много любимых земель, его поэтических вотчин – Средняя Азия, Север, побережье Каспия, Подмосковье и Москва, но, пожалуй, самой любимой землёй для него, северянина, всегда оставался Крым». У Луговского сложилась традиция: каждый Новый год встречать в Ялте, в Доме творчества им. Чехова. В здешнем парке у него было любимое место: осколок древней скалы, откуда открывался потрясающий вид. Здесь поэт любил подолгу стоять, глядя на море, об этом написал стихи:
Здесь, у скалы, где молодость моя
На мир ночной так жадно, так взволнованно глядела,
Дай руку – посмотри и ты, дыханье затая,
На эти серебристые края,
На это мощное морское тело.
В этой скале Луговской завещал замуровать после смерти своё сердце. Умер поэт 5 июня 1957‑го в ялтинской гостинице «Южная» от инфаркта. Вдова и друзья поэта добились выполнения его посмертной воли: тело Луговского было упокоено в Москве, а сердце привезено в Ялту и в капсуле замуровано в небольшой нише, выдолбленной в камне на высоте 3-4 метров над уровнем дороги. Упрятанное в крымской скале сердце поэта залили цементом и к памятному месту прикрепили круглый бронзовый барельеф с изображением Луговского.

Сердце Луговского, вмурованное в камень

Сегодня этот громадный почерневший камень покрыт только дикой травой. А барельефа уже давно нет – его сорвали охотники за цветным металлом. На старой скале остались только следы от крепёжных винтов, а в её глубине по-прежнему спрятано сердце поэта.

Кстати


Покоятся с миром

Отдельно похоронены не только сердца Шопена и Луговского. Сердце поэта Перси Биши Шелли похоронено рядом с прахом его жены Мэри на кладбище церкви Св. Петра в английском городе Борнмут. Тело лорда Байрона покоится в Англии, а его сердце похоронено в Греции, в городе Миссолонги, где он в 1824 году скончался от лихорадки. Сердце известного армянского поэта XIX века Ованеса Туманяна погребено на его родине в селе Дсех. Сам поэт похоронен в Тбилиси.

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Читайте также: