15 февраля 2015 г.

Севастополь — город украинской славы?

И российская историческая наука, и средства пропаганды выдавали за неоспоримую истину лозунг «Севастополь — город русской славы». Связывали это, прежде всего, с событиями Крымской войны 1853 – 1856 годов. Однако, во-первых, Россия в этой войне воевала преимущественно украинскими руками — до 50% войск Империи составляли солдаты, матросы и офицеры украинского происхождения, причем матросы-украинцы составляли около 70% Черноморского флота. Во-вторых, Российская Империя эту войну проиграла.

Бой на Малаховом кургане

При осмотре экспозиции в музейном севастопольском комплексе «Михайловская батарея», подготовленной совместно Музеем Шереметьевых и Военно-морским музеем Украины [1], значительную часть которой составляют материалы, посвященные событиям Крымской (Восточной) войны 1853 – 1856 гг., я обратил внимание на один, казалось бы, обычный и не очень примечательный снимок, сделанный, вероятно, в 1904 г. На нем изображены более 40 седых и бородатых ветеранов войны, бывших матросов Черноморского флота, которые были собраны к торжественным мероприятиям по случаю 50-й годовщины обороны Севастополя.

Ветераны Крымской войны

Фамилии этих ветеранов натолкнули на важную мысль. Достаточно ознакомиться с этим списком, чтобы понять о чем идет речь.

Ветераны Обороны Севастополя
Матросы-ветераны, защитники Севастополя: 1. Реков А.В., 2. Суббота К.Т., 3. Реков М.А., 4. Сарана Т.К., 5. Бульба М., 6. Кривой И.К., 7. Гринько С.Е., 8. Дядик Г.И., 9. Щербаковский И.Т., 10. Руденко П.П., 11. Евтушенко С.Ф., 12. Стукаль М.И., 13. Барабаш А.М., 14. Занудько В.И., 15. Павлюк С.С., 16. Свистун Е.В., 17. Терновский П.М., 18. Фершаль Г.Д., 19. Бороденко Г.М., 20. Черный С.С., 21. Клещ Г.А., 22. Лоик Е.М., 23. Клещ М.А., 24. Константинов А.А., 25. Усатый Ф.И., 26. Дорошенко П.А., 27. Гринько И., 28. Дудниченко П.А., 29. Чуприно С.Е., 30. Смоленский М.Д., 31. Лоик М.М., 32. Калина И.А., 33. Хилобоченко Ф.С., 34. Настобурка Г.Т., 35. Горобец Т.Ф., 36. Череп К.И., 37. Резник Г.М., 38. Смоленский С.Д., 39. Стояненко С.Д., 40. Одношевный Н.И., 41. Топаль Г.Л.

Лишь трое из ветеранов имеют однозначно русские фамилии, еще двое-трое — фамилии, возможно, не украинского происхождения. Подавляющее же большинство — не менее 35-ти мужчин из 41-го, то есть 85-90% — имеют украинские фамилии. Тогда я и задумался, а насколько весомым был украинский фактор в войне 1853 – 1856 годов России против коалиции государств Константинопольского союза?

Определяя вклад украинского фактора в любой войне, следует понимать, что он не укладывается только в формулу «участие соотечественников в войне», а представляет собой более широкое явление. Важнейшими составляющими украинского фактора в этой войне являются:

  • Территория Украины (города, порты, крепости, важные районы и объекты, сухопутные и морские коммуникации и т.п.) как цель войны, театр военных действий, места битв и сражений;
  • Украинцы (не только этнические, но и представители других народов — выходцы с украинских земель) в составе армий воюющих сторон, их полководческие и боевые заслуги, героизм, личный вклад в оборону и победы над врагом;
  • Вклад конкретных лиц, общин, хозяйств, предприятий Украины в поставках и моральной поддержки армии, а также деятельность медицинских учреждений на территории Украины по спасению жизней и лечения раненых;
  • Влияние условий войны на жизнедеятельность населения Украины, человеческие и материальные потери Украины в войне;
  • Последствия войны для Украины, их влияние на дальнейшую судьбу страны и судеб широких слоев населения.

В мировую историю эта война с подачи англичан и французов вошла под названием Восточной войны, поскольку определяющей причиной и главной темой войны был Восточный вопрос — усиление влияния и господства на Ближнем Востоке. Почему Крымская? Такое название закрепилось за ней в истории Российской империи (затем — СССР), поскольку именно Крымский полуостров стал главным театром военных действий.

Восточная (Крымская) война стала крупнейшим военным конфликтом в Европе в период между наполеоновскими войнами и Первой мировой войной. Ее вели, с одной стороны, Российская империя, а с другой — Османская империя и ее союзники по коалиции: Великобритания, Франция и Сардинское королевство, за расширение имперских владений и доминирование в Европе, на Кавказе, в Передней и Малой Азии и на Ближнем Востоке. Война была не только военным конфликтом между двумя империями — Россией и Турцией, в котором на стороне одной из сторон впервые выступили другие влиятельные государства, а стала прологом мировой войны. Фактически в ней, с учетом современных независимых государств, в разных проявлениях — войска, материальные ресурсы, дипломатические усилия и т.д. — участвовали более 20 стран.

Кроме того, это был и цивилизационный конфликт, суть которого заключалась в том, что после Французской революции конца XVIII в. и наполеоновских войн большинство европейских стран вступили на путь ускоренного технического и экономического прогресса. Революции 1848 – 1849 гг. в Европе завершили дело, дав дополнительный импульс развитию евроатлантической цивилизации. В этих революциях и вызванных ими войнах Российская империя активно участвовала как консервативная сила, которая охраняла устаревший порядок — именно поэтому ее прозвали «жандармом Европы».

Российская империя технически и экономически все более отставала от стран, которые побороли средневековые пережитки революционным путем. В то же время она стала источником страха для остальных стран, вступивших на путь модернизации. Осознание российских угроз помогало политическому сближению даже давних соперников — Франции и Великобритании. Этот союз возник в начале 1850-х гг. Именно с целью противостояния агрессивной политике России и оказался для российских правящих кругов вполне непредсказуемым [2].

Карта военных действий в Крымской войне
Карта военных действий в Восточной (Крымской) войне 1853 – 1856 гг. (Черноморско-Крымский театр)

Непосредственной причиной и поводом к началу очередной русско-турецкой войны стал конфликт между православным и католическим духовенством в отношении права владения святыми местами в Палестине (прежде всего, в Иерусалиме), которая была подчинена султанской Турции. После того, как в мае 1853-го Порта, заручившись поддержкой Франции и Британии, отказала российскому послу князю Александру Меншикову в признании прав греческой церкви на святые места, а также привилегий православных христиан Османской империи, Россия разорвала дипломатические отношения с Турцией. Российский император Николай Первый, который потребовал быть покровителем всех православных подданных Османской империи и выступить в роли защитника единоверцев, приказал войскам занять подчиненные султану дунайские княжества Молдавию и Валахию, что и было сделано. 4 октября турецкий султан Абдул-Меджид объявил войну России, а 20 октября манифест о войне с Турцией обнародовал российский император Николай Первый.

Война началась для России достаточно успешно. Особенно значимым событием стал разгром российским Черноморским флотом под командованием адмирала Павла Нахимова турецкой эскадры 18 ноября 1853 г. в Синопской битве. Это была одна из самых выдающихся побед флота Российской империи и последняя битва в истории парусного флота.

Синопский бой
Синопский бой, 18 ноября 1853 г.
(с картины А. Боголюбова)

22 декабря 1853 г., поддержав Турцию, которая оказалась на грани военного поражения, англо-французская эскадра вошла в Черное море. Английский пароход «Ретрибюшен» подошел к Севастополю. Командиру порта было выдвинуто условие, что во избежание войны между Россией и Англией, Францией российские корабли не должны выходить в море и нападать на турецкие суда.

9 февраля 1854 г. Россия объявила войну Англии и Франции. Те ответили России объявлением войны 15 марта 1854 г. Начались активные военные действия союзников против Российской империи на нескольких театрах военных действий — Черноморском (на Черном и Азовском морях, в Причерноморье, Молдавии и Валахии, на Кавказе), Северо-Западном (на Балтийском и Белом морях), и даже на Дальневосточном (на Тихом океане, а именно на Камчатском полуострове — бой за крепость Петропавловск-Камчатский). Однако основные действия развернулись в акватории Черного моря и на Крымском полуострове — преимущественно за главную морскую базу Черноморского флота Севастополь.

Рельефная карта Севастополя
Французская рельефная карта Севастополя и прилегающей местности времен Восточной войны

Свято-Никольский храм
Свято-Никольский храм на Братском кладбище в Севастополе (на кладбище 472 братские могилы и 130 индивидуальных захоронений времен Крымской войны)

В наше время оборону Севастополя 1854 – 55 гг. увековечивают более полутысячи памятников истории, архитектуры и монументального искусства, комплексных памятников истории и культуры, способствующих восстановлению исторической памяти о тогдашних героических и трагических событиях. До наших дней сохранились памятники в виде домов, оборонных сооружений, памятных мест Альминского, Балаклавского, Чернореченского сражений, одиночные и братские захоронения воинов различных национальностей российской армии и армий противника, военные кладбища.

Результаты и последствия Крымской войны продемонстрировали отсталость России от развитых европейских государств и оказались катастрофическими для России, став толчком для кардинальных изменений внутри страны. Поражение в войне стало следствием российского экспансионизма и авантюрной политикой самодержавия, некомпетентности военного командования, технической отсталости российской армии, малочисленности и неподготовленности военно-морского флота, значительно уступавшему объединенным силам противника. Уязвимым местом России стало отсутствие развитой сети дорог (прежде всего железных дорог), что не позволяло своевременно перебрасывать человеческие и материальные ресурсы в театр военных действий. Подкрепление живой силой, пищевое и военное снабжение из Англии и Франции временами приходило быстрее морем, чем по суше — из внутренних губерний Российской империи. Мужество, храбрость и отвага солдат, организаторов и руководителей обороны Севастополя не могли компенсировать общей социально-экономической и военной отсталости Российской империи.

Россия оказалась неспособной конкурировать с передовыми странами в производстве и обеспечении армии нарезным стрелковым и артиллерийским оружием и винтовым паровым флотом, не могла она соревноваться и по части транспортных средств. В стране в это время только зарождался железнодорожный транспорт и электрический телеграф.

Российские войска были слабо обеспечены винтовками-штуцерами. Сила этого оружия заключалась в том, что оно стреляло дальше пушек: находясь в недосягаемости стрелок мог поражать боевые расчеты орудий. Российские войска были вооружены преимущественно гладкоствольными ружьями и поэтому могли вести эффективную стрельбу на дистанции чуть более 200 шагов. В то время англо-французские войска, применяя нарезное оружие и пули новой конструкции (пули Минье), вели эффективный огонь на вчетверо большей дистанции — до 800 – 1000 шагов. Это стало одной из многих причин поражения России в Крымской войне.

Бездействие парусного российского флота после Синопской битвы и его затопления в Севастопольской бухте были обусловлены превосходством противника в качестве и численности флота, преимущественно пароходного.

Пехота могла отлично маршировать, но не умела прицельно стрелять и действовать в россыпном строю. Этому ее не учили в мирное время. Еще хуже обстояло дело с кавалерией. Русская конница имела отличный конский состав и умела прекрасно выполнять тонкости манежной езды, но не умела вести разведку и проводить глубокие рейды. Командование не пыталось даже использовать конницу как средство взаимодействия.

Война привела к упадку всей финансовой системы Российской империи. С 1853 по 1855 дефицит государственного бюджета России вырос почти в шесть раз — с 52,5 до 307,3 млн руб. Для финансирования военных расходов российскому правительству пришлось прибегнуть к печатанию необеспеченных кредитных билетов. Это привело к снижению их серебряного покрытия с 45% в 1853 г. до 19% в 1858 г., т.е. фактически к более двукратному обесцениванию рубля. В общем Россия потратила на войну 800 млн рублей, в то время как другая сторона — все союзные государства вместе — сумму эквивалентную около 600 млн руб. [3]

Военные потери сторон в войне были почти равными: Российская империя потеряла убитыми и умершими от ран более 130 тыс. солдат и офицеров, а военные потери союзных войск составили более 150 тыс.: Франции — 96 тыс., Турции — около 32 тыс., Англии — 23 тыс., Сардинии — более 2 тыс. [4] По другим подсчетам, общие потери, то есть убитыми, умершими от ран и болезней, ранеными и больными, российской армии составили 522 тыс. человек, турецкой — до 400 тыс., французов — 95 тыс., англичан — 22 тыс. [5], однако есть основания считать такие цифры потерь российской, особенно турецкой армии, завышенными.

Убито Умерло от ран Умерло от болезней и по др. причинам Всего: безвозвратные потери Ранено Общие потери
Страны Константинопольского союза 23007 24413 120041 167461 94238 261699
Российская империя 24731 15971 102000 142702 81247 223949
Всего в войне 47738 40384 221266 309388 175485 485648
Табл. 1. Потери воюющих сторон в Восточной (Крымской) войне [6]

Общие же потери войны вместе с гражданскими жертвами были еще больше. «Львиная доля» этих потерь была следствием эпидемий и болезней, которые «косили» жизни людей в районах военных действий.

Английское кладбище около Балаклавы
Английское кладбище около Балаклавы. Могила генерала Т. Голди, убитого в битве под Инкерманом

В целом, война привела к кризису российской социально-экономической системы и государственности в целом. Ее результаты ускорили ликвидацию крепостничества и развитие капитализма в стране, привели к модернизации вооруженных сил России. В международном измерении, война наглядно и убедительно провела линию цивилизационного раздела между Россией и Европой. Этот цивилизационный раскол, как показало время, к сожалению, не исчез. Он и через 150 лет после Восточной войны, в XXI в., остается действенным и мощным фактором, «камнем преткновения» в отношениях России со странами Запада.

Украина, находясь в составе Российской империи и потеряв признаки государственного суверенитета или автономии еще во второй половине XVIII века, была втянута в военный конфликт России с другими государствами и приняла активное участие в войне. Она вынуждена была отдавать на плаху войны свои человеческие и материальные ресурсы, проливая кровь за интересы Российского самодержавия.

Самые крупные и самые трагические боевые действия этой войны произошли в пределах современной Украины. Cвой первый удар войска Англии и Франции нанесли по городам современной Украины — 10 апреля 1854 г. союзный флот в составе 28 судов атаковал и бомбардировал Одессу. В гавани было сожжено 9 торговых судов, однако этот удар был отбит. Объединенные войска Турции, Франции и Великобритании не решились на высадку своих войск на южных землях. Однако, они решили применить свои сухопутные силы южнее — в Крыму.

После высадки англо-франко-турецких войск в Евпатории и их первых побед, Николай Первый выразил опасения, что союзники могут прорвать оборону и захватить украинские земли российской короны. Поэтому 13 августа 1854 г. император дал согласие на формирование специальных отрядов для ведения партизанской войны в Киевской, Подольской и Волынской губерниях.

Мехмед Садык-паша (Михал Чайковский)
Мехмед Садык-паша (Михал Чайковский)
Интересно, что украинцы и уроженцы украинских земель действовали как в рядах российской армии и флота, так и на стороне противников России. На стороне Турции выступила незначительная часть украинцев под командованием казачьего потомка, уроженца исторической Волыни Михала Чайковского — он же Мехмед Садык-паша и генерал Османской империи атаман Чайка. Многонациональные казацкие части под его руководством достаточно успешно действовали в Валахии и Молдавии [7].

Подавляющее же большинство украинцев воевали на стороне Российской империи, составляя значительную часть среди офицеров и рядового состава. Из украинских рекрутов и ополченцев было создано 10 полков — Азовский, Волынский, Днепровский, Житомирский, Кременчугский, Одесский, Подольский, Полтавский, Украинский и Черниговский. С Полтавщины добровольцами в народное ополчение ушло 9,5 тыс. человек. В сентябре 1854 г. из добровольцев был сформирован и 1-й татарский полк, на создание которого дали деньги местные караимы [8].

Как отмечают исследователи, в частности П. Ляшук, украинцы в то время составляли до 70% личного состава Черноморского флота [9]. С 1853 г. рекрутов для Черноморского флота набирали преимущественно из Таврической, Херсонской и Екатеринославской губерний, где украинцы были в абсолютном большинстве. Они были привыкшими к жаре, умели плавать, а доставка их к месту службы не была слишком дорогой для государственной казны. Офицерский состав черноморцев более чем на половину формировался из дворян и обер-офицерских детей Херсонской и Таврической губерний.

Воины-украинцы проявили мужество и героизм в обороне Севастополя, Одессы, в боях на Черном море и на Крымском полуострове, а также в других театрах военных действий. Во время боевых действий своими подвигами прославилось много украинских солдат и матросов. Среди известных героев обороны Севастополя — Сидор Белобров, Андрей Гиденко, Дмитрий Горленко, Федор Даниленко, Иван Демьяненко, Иван Демченко (Дымченко), Федор Заика, Петр Кошка (Кошка), Михаил Мартынюк, Василий Чумаченко, Игнат Шевченко, Макар Шульга [10].


Герои обороны Севастополя 1854 – 1855 гг.: Афанасий Елисеев, Аксений Рыбаков, Петр Кошка, Иван Дымченко, Федор Заика
(Литография В. Тимма)

Так, матрос Михаил Мартынюк бросился в горящий пороховой погреб и вытащил оттуда пороховой ящик, который загорелся, предотвратив взрыв артиллерийских снарядов и спас от разрушения бастион Брянского полка.

Под Севастополем для союзных войск оказались неожиданными дерзкие ночные вылазки российских солдат на позиции и в тыл противника, который находился практически в нескольких метрах от укреплений защитников. В этих действиях неоднократно отметились украинские матросы Петр Кошка и Игнат Шевченко.

Памятник Петру Кошке в Севастополе
Памятник Петру Кошке в Севастополе
Легендарный матрос Петр Кошка, уроженец с. Ометинцы (ныне Немировского р-на Винницкой обл.), участвовал в 18 вылазках, кроме того, ходил в разведку в стан врага сам. Отличился смелыми, инициативными действиями, храбростью и находчивостью в бою, особенно в разведке и при захвате пленных. Во время одной из вылазок, вооруженный только ножом, взял в плен трех французских солдат. В другой раз под огнем врага вырыл у враждебной траншеи закопанного врагом по пояс в землю тело погибшего сапера российской армии и забрал его в 3-й бастион. Дважды был ранен: однажды штыком в живот, второй — пулей в руку, однако и после этого с честью воевал на передовой. За отвагу и мужество был повышен до квартирмейстера (флотского унтер-офицера), награжден двумя наградами Военного ордена Святого Георгия и двумя медалями — серебряной за оборону Севастополя и бронзовой — в память о Крымской войне. За заслуги он был освобожден от крепостной зависимости [11].

Герой обороны Севастополя Игнат Шевченко, призванный на флот из Бердянского уезда Таврической губернии, во время атаки ценой собственной жизни защитил командира, лейтенанта Бирюлева. Этот подвиг настолько поразил общество, что общественность начала сбор средств на сооружение первого в истории Российской империи памятника рядовому матросу. Автором бюста И. Шевченко стал известный скульптор М. Микешин. В 1874 г. памятник был установлен в Николаеве, в 1902 году его перенесли в Севастополь. К сожалению, в 1918 году его разрушили матросы-анархисты. Новый памятник-бюст Игнату Шевченко установлен в 70-х годах ХХ в. в Днепропетровске [12].

Подвиг матроса Игната Шевченко
Подвиг матроса Игната Шевченко (c картины В. Маковского)

Самым лучшим образом проявили себя и украинцы Черноморского войска, состоявшее в основном из казаков, прибывших на Кубань после уничтожения Запорожской Сечи. Кубанцы смогли отправить в Крым два батальона пластунов из более 1800 человек. Несмотря на небольшое количество казаков относительно остальных защитников Севастополя (75 тыс. солдат и матросов), в истории остались и их имена. Так, только с одной станицы Бриньковской чиновники Филипп и Арсений Профатило, казаки Савва Шмалько, Иван Логвиненко, Иван Рябчук, Иван Кобидский, Артем Махно, Клементий Розлад, служившие во втором пешем (пластунском) батальоне, в 1854 г. были убиты или умерли от ран при защите города Севастополя. Еще 13 бриньковчан вернулись домой невредимыми. Был среди станичников и свой ​​награжденный георгиевским крестом — Кузьма Бутко [13].


Герои обороны Севастополя (слева направо): пластуны Сидор Белобров, Дмитрий Горленко, командир 2-го батальона подполковник Бенедикт Головинский, хорунжий Даниленко, пластуны Макар Шульга, Андрей Гиденко, чиновник Иван Демьяненко, пластун Лука Грещев

Многие украинцы, представители низших, средних и высших звеньев офицерского корпуса российской армии отличились при обороне Севастополя и в ходе боев в других театрах военных действий. В этом списке: капитан-лейтенант Василий Стеценко, начальник артиллерии 1-го отделения оборонительной линии Севастополя (впоследствии стал вице-адмиралом); капитан-лейтенант Александр Андреев, командир приморской батареи № 10 (уроженец Екатеринославской губернии, также завершил службу вице-адмиралом); подпоручик Михаил Вроченский, помощник по артиллерийской части начальника 5-го отделения оборонительной линии (дослужился до звания генерал-майора полевой артиллерии); лейтенант Константин Голенко, командир 3-го бастиона 3-й линии обороны Севастополя (впоследствии стал капитаном 1-го ранга); командир 2-го казачьего батальона подполковник Бенедикт Головинский и многие другие.

Василий Стеценко и Константин Голенко

Адмирал Петр Нахимов на бастионе
Адмирал Петр Нахимов на бастионе (с картины В. Тимма)
Украинские казацкие корни имел и выдающийся руководитель обороны Севастополя адмирал Павел Нахимов. Одна из гипотез связывает его происхождение с Федором Нахимовским, который во времена гетмана Мазепы служил генеральным писарем Войска Запорожского. При гетмане Орлике Нахимовский выполнял дипломатическую миссию, был постоянным представителем гетмана Орлика при Крымском хане. В 1758 г. он умер в Бахчисарае, где и был похоронен. Со времен русско-турецкой войны за Северное Причерноморье в документах фигурирует фамилия подпоручика Ахтырского полка Тимофея Нахимова. Вполне вероятно, что так была изменена семейная фамилия потомками Федора Нахимовского, которые перешли на российскую службу. Сын Тимофея Нахимова — казацкий старшина из Слобожанщины Мануйло (Эммануил) Нахимов участвовал в боевых действиях против Турции на стороне России, а за храбрость и мужество получил от Екатерины Второй российское дворянство и земли в Харьковской и Смоленской губерниях. О Тимофее Нахимове в документах значится, что он был «из малороссиян». Так же, как и Мануйло Нахимов, и его сын Степан, и сын Степана, который родился в смоленском имении Нахимовых, Павел Нахимов — адмирал, герой Крымской войны [14]. 28 июня 1855 г. Павел Нахимов был смертельно ранен пулей в Корниловском бастионе Малахова кургана и умер через два дня.

Адмирал Василий Завойко
Адмирал Василий Завойко
Мужественно сражались украинцы и в других театрах военных действий. Следует особо отметить вклад первого губернатора Камчатки, организатора и руководителя героической обороны города и военного порта Петропавловск-Камчатский прославленного адмирала (на начало войны — генерал-майора, затем контр-адмирала) Василия Завойко — украинец, который происходил из дворян Полтавской губернии и корни которого также шли из казацкого рода. Благодаря его инициативе и умелому руководству, защитникам удалось отбить нападение англо-французской эскадры, с 17 по 24 августа 1854 г., которая осаждала порт, и заставить врага убраться.

Среди погибших героев обороны Севастополя — начальник 4-го отделения оборонительной линии, капитан 1-го ранга Николай Юрковский с Полтавщины (погиб 11 июня 1955 г.); начальник отделения 6-й пушечной бомбической батареи на 4-м бастионе, лейтенант Виктор Богданович из Николаева (погиб 21 марта 1855 г.) и многие другие офицеры-украинцы. Вообще, из 155-ти офицеров, погибших во время обороны Севастополя, не менее 55-ти были выходцами с украинских земель. Из 111 кавалеров ордена Святого Георгия за оборону Севастополя в 1854 – 55 гг. не менее 25 — выходцы из Украины [15]. На Братском кладбище защитников Севастополя до сих пор сохранились могилы украинцев — генерал-лейтенантов В. Мольского (с Волыни), П. Постольского (с Подолья), К. Сильвестровича (с Полтавщины), генерал-майора М. Тимофеева (с Херсонщины), братьев Петра и Ивана Ревуцких (с Полтавщины; старший был поручителем и погиб в 1855 г. в 23-летнем возрасте, а младший во время обороны Севастополя был прапорщиком, прожил долгую жизнь, а после смерти в 1910 г., по завещанию, был похоронен рядом с братом) и многих других. В общем, не только в Севастополе, а почти в каждом крупном городе современной Украины есть захоронения участников Крымской войны — от рядовых до генералов.

Нахимов и Кошка
Адмирал Павел Нахимов приветствует легендарного героя обороны Севастополя матроса Петра Кошку (рис. В. Тимма)

Как отмечают отечественные историки, только во время обороны Севастополя и только в сухопутных войсках российской армии погибли более 25 тыс. украинцев [16]. Именно поэтому единственная в Украине батальная панорама «Оборона Севастополя» является для нас памятником не чужой, а нашей — украинской — истории и памятником отечественной военной славы.

Панорама Оборона Севастополя
Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя 1854 – 1855 годов»

Примечателен и тот факт, что в обороне Севастополя участвовало гражданское население, женщины и даже дети. Прославился 12-летний мальчик Максим Рыбальченко, сын матроса 37-го батальона. В приказе говорилось:
Носил с бесстрашием ядра на бастион, с 27 марта использовался на Камчатском люнете, а затем добровольно вступил в прислугу к пушке, стал артиллеристом.
10-летний Николай Пищенко после гибели отца-артиллериста остался на бастионе и всю осаду лихо стрелял по врагу с небольшой мортиры. Оба подростка (впервые в российской истории!) были награждены серебряными медалями «За храбрость». Вообще, именно участники обороны Севастополя были первыми среди гражданских лиц Российской империи, которые удостоились военных наград.

Самой высокой оценки достоин подвижнический труд севастопольских женщин. Впервые в мире во время Севастопольской обороны были введены на фронте сестры милосердия. Первый отряд сестер милосердия прибыл в Севастополь с выдающимся врачом-хирургом, основоположником военно-полевой хирургии, талантливым педагогом Николаем Пироговым, дальнейшая жизнь которого была тесно связана с Украиной. Для ухода за ранеными в ноября 1854 г. в Крым выехали и 13 киевлянок, принятых в Крестовоздвиженской общины сестер милосердия, которой и руководил в Севастополе Николай Пирогов. Сестрами милосердия стали жены, матери, сестры героев обороны Севастополя. Они брали пример с матросской сироты Даши Михайловой, прозванной Дашей Севастопольской, которая с первых дней обороны крепости добровольно оказывала помощь раненым. Наряду с другими сестрами милосердия и смелыми поставщицами воды и пищи на передовую следует назвать имена вдовы матроса Дарьи Ткач, которая регулярно доставляла на передовые позиции квас и воду, жены матроса 1-й статьи флотского экипажа Елены Кучер, Марии Петренко [17].

Николай Пирогов
Николай Пирогов на главном перевязочном пункте (с картины М. Труфанова)

Еще однbv существеннsv основанием считать Восточную (Крымскую) войну частью украинской истории является то, что население украинских губерний сделало значительный вклад в обеспечение войск всем необходимым. Война стала тяжелым бременем для сельского населения, которое обеспечивало армию провиантом, транспортом для перевозки тысяч солдат, раненых и больных участников боев.

В Украине производилось оружие для армии Российской империи. Треть пушек для полевой артиллерии до начала Крымской войны была изготовлена ​​в Киевском арсенале. Ядра для Черноморского флота традиционно отливали на Луганском казенном литейном заводе, который был ближайшим к театру военных действий. С октября 1854 г., когда началась осада Севастополя, завод перешел на круглосуточный режим работы и за 2 года изготовил почти 360 тыс. пудов боеприпасов, увеличив производство в 8 раз. Шосткинский пороховой завод поставлял свою продукцию в Южный артиллерийский округ и Черноморский флот. В 1854 – 1855 гг. он увеличил производство в 6 раз и в 1855 г. снабжал страну порохом на 43%, выйдя на первое место в империи. Для изготовления пороха на заводе использовали селитру частных заводов Полтавщины, Харьковщины, Черниговщины и Курщины.

Реконструкция битвы на реке Альма
Реконструкция битвы на реке Альма (8 сентября 1854 г.).
АР Крым, 28 сентября 2013 г. (фото автора)

Именно на украинские губернии, а больше всего — на плечи крестьян Южной Украины (Екатеринославской, Таврической и Херсонской губерний), упало основное бремя снабжения российской армии топливом и продовольствием. Десятки тысяч транспортных средств перевозили различные грузы, необходимые для нужд Крымской армии. Из хозяйств страны, преимущественно из названных и других украинских губерний, для нужд армии было изъято около 150 тыс. лошадей. Для обеспечения армии фуражом в апреле 1855 г. из Полтавщины в Таврическую губернии прибыли 3000 косарей, которые занимались заготовкой сена.

Война и эпидемии вызвали массу раненых и больных. В Крыму не хватало госпиталей, поэтому их эвакуировали в южные земли. Тысячи людей оказывали помощь раненым в городах Южной Украины, где были расположены госпитали и лазареты — вся южная Украина стала похожа на огромный госпиталь. Так, в октябре 1854 г. почти полторы тысячи военных были вывезены в Мелитопольский уезд. Только с мая по август 1855 г. было вывезено 44 тыс. человек. В том же году винницкий купец Беренштейн, который выиграл подряд, транспортировал из Крыма больных и раненых, используя для этого 1400 однолошадных телег, нанятых по всему Подолью. География госпиталей Крымской армии (кроме, собственно, крымских), была следующей: Геническ, Большая и Малая Знаменки, Мелитополь, Александровск, Берислав, Олешки, Харьков, Чугуев, Славянск, Золотоноша, Павлоград, Переяслав, Прилуки, Ромны, Херсон, Николаев, Никополь, Кременчуг и т.д. [18].

Поскольку в госпиталях не хватало военных врачей, то там работали обычные врачи и фельдшеры из Екатеринославской, Черниговской, Полтавской и Харьковской губерний. Немецкие и болгарские колонисты, ногайцы юга Украины принимали на лечение в своих поселениях тысячи раненых, обеспечивая их питание.

Картина Айвазовского - После бури
«После бури» — одна из картин Ивана Айвазовского, которую приобрел известный слобожанский меценат Алферов и позже передал свою коллекцию Харьковскому университету
Украина снабжала крымский фронт не только продовольствием, фуражом, порохом и ядрами, но и значительными суммами пожертвований. Тысячи жителей Украины делали личные взносы на военные нужды. В каждой губернии собирали средства в фонд защитников Севастополя. В сентябре 1854 г. собрание уездных предводителей Харьковской губернии передало на военные нужды армии 40 тыс. руб. серебром. На Волыни за февраль 1855 г. пожертвовали 113 тыс. руб. для больных и раненых. Значительные денежные поступления поступили от частных лиц из Одессы, Херсона, Черниговщины и Полтавщины. Граф А. Бобринский передал в пользу защитников Крыма более 200 пудов сахара и 142 пуда меда. Значительная сумма была получена на нужды раненых с организованной в январе 1855 г. в Харьковском университете благотворительной выставки картин выдающегося художника Ивана Айвазовского.

Кроме этого, жителей юга Украины обязали содержать российские войска. Крестьяне систематически получали наряды на построение мостов, дорог, плотин. Также крестьяне пограничных губерний вынуждены были нести круглосуточные караулы на границе. Население украинского юга во время войны совершенно не могло заниматься полевыми работами, поэтому многие хозяйства разорились [19].

Последствия войны для Украины были тяжелыми и крайне неоднозначными. С одной стороны, понеся большие потери в войне, Украина не получила каких-то сдвигов, как в направлении восстановления национального суверенитета или автономии, так и в социальном положении. В то же время, Крымская война ускорила кризис самодержавия, в Российской империи ликвидируется крепостничество, интенсивно развивается промышленность и транспорт. В кругах украинской интеллигенции и всего населения Украины растет национальное самосознание, распространяется просветительское украинофильское движение, на что российское самодержавие ответило новыми антиукраинскими мероприятиями и попытками искоренить все украинское (валуевский циркуляр, Эмский указ и т.п.).

Дальнейшие судьбы большинства героев и участников этой войны остаются неизвестными — история стирает память о прошлом так же, как волны уничтожают надписи на морском песке. Напоминание о героях той войны возникают так же неожиданно, как старые обломки затонувшего корабля. И фотография с бородатыми украинскими ветеранами Крымской войны напоминает нам об опасности стереотипов и мифов: всегда найдется тот, кто воспользуется историей для манипуляции. Действительность обычно несколько сложнее мифов: Украина была непосредственной участницей и в определенном смысле — жертвой Крымской войны, а Севастополь следует считать городом боевой славы и подвига украинцев, отнюдь не меньше, чем россиян или англичан, французов или турок. Каждый из этих народов демонстрировал героизм в той войне, но только россияне используют Крымскую войну для оправдания неоимпериализма.

Источники и литература:


  1. 15 июля 2013 г. Министр обороны Украины издал приказ № 484 «О внесении изменений в приказ Министра обороны Украины от 16.07.2010 № 374», согласно которому ликвидировались филиал Национального военно-исторического музея Украины — Военно-морской музейный комплекс «Балаклава» и Военно-морской музей Украины — и создавался единый филиал в г. Севастополь — Центральный военно-морской музей Украины, в состав которого вошли два музейных комплекса — Музейный комплекс «холодной войны» (главный офис) и Музейный комплекс «Михайловская батарея».
  2. Крымская война 1853 – 1856 гг. И Украина // http://www.litopys.com.ua/encyclopedia/krimska-v-yna-1853-1856-rr-ta-ukra-na/krimska-v-yna-1853-1856-rr-ta-ukra-na-3/
  3. Ляхович А. Крымская война 1853 – 1856 / А. А. Ляхович // Советская военная энциклопедия. В 8-ми т. - Т.4. - М.: Воениздат, 1979. — с.490.
  4. Волковинский В. Украина в Крымской войне 1853 – 1856 гг. (К 150-летию Восточной войны) / В. Волковинский, А.П. Реент. — М .: Ин-т истории Украины НАН Украины, 2006. — С.136-137.
  5. Ляхович А. Крымская война 1853 – 1856 / А.А. Ляхович // Советская военная энциклопедия. В 8-ми т. — Т.4. — М.: Воениздат, 1979. — с.490.
  6. Составлен на основе: Крымская (Восточная) война 1953 – 1856 гг. // http://krymology.info/index.php#cite_note-64
  7. Кравец А. Писатель и военный деятель «Крымской войны» Михал Чайковский / А. Кравец // «Крымская война»: история и уроки. 1853 – 1856 гг. / Мат-лы Междунар. наук. военно-исторической конференции, 27-29 сентября 2013, г.. Севастополь. Сб-к наук. работ. — К.: НВИМУ, 2013. — С.107-110.
  8. Волковинский В. Украина в Крымской войне 1853 – 1856 гг. (К 150-летию Восточной войны) / В. Волковинский, А.П. Реент. — М.: Ин-т истории Украины НАН Украины, 2006. — С.59, 72.
  9. Ляшук П. Крымская война по-украински / П. Ляшук // Украина молодая. — 2006. — 3 марта (№ 41).
  10. Рева Л. Тарас Шевченко и Крымская война 1853 – 1856 гг. / Л Рева // «Крымская война»: история и уроки. 1853 – 1856 гг. / Мат-лы Междунар. наук. военно-исторической конференции, 27-29 сентября 2013, г. Севастополь. Сб-к наук. работ. — К .: НВИМУ, 2013. — С.143.
  11. Романюк И. Легенда обороны Севастополя — матрос с Винницкой Петр Кошка / И. Романюк // «Крымская война»: история и уроки. 1853 – 1856 гг. / Мат-лы Междунар. наук. военно-исторической конференции, 27-29 сентября 2013, г. Севастополь. Сб-к наук. работ. — К .: НВИМУ, 2013. — С.145
  12. Волковинский В. Украина в Крымской войне 1853 – 1856 гг. (К 150-летию Восточной войны) / В. Волковинский, А. П. Реент. — М .: Ин-т истории Украины НАН Украины, 2006. — С.115-116.
  13. Винокуров В. Бриньковские пластуны в Крымской войне / В. Винокуров // http://brinkov-stanica.narod.ru/01_brinkov/05_dorev-istor/06_dorev-plastunKrimVoina.htm
  14. Соколюк С. Украинцы в Крымской (Восточной) войне 1853 – 1956 годов / С. Соколюк // Военная история. — 2009. — № 2 (44); Касьяненко г. Севастополь — город чьей славы? / М. Касьяненко // День. — 2003. — 11 июля.
  15. Ляшук П. Крымская война по-украински / П. Ляшук // Украина молодая. — 2006. — 3 марта (№ 41).
  16. Волковинский В. Украина в Крымской войне 1853 – 1856 гг. (К 150-летию Восточной войны) / В. Волковинский, А.П. Реент. — М .: Ин-т истории Украины НАН Украины, 2006. — С.139; Тарле Е. Крымская война / Е.В. Тарле. В 2-х т. — М.: АСТ, 2004. — Т. 2. — с.503.
  17. Соколюк С. украинцы в Крымской (Восточной) войне 1853 – 1956 годов / С. Соколюк // Военная история. — 2009. — № 2 (44).
  18. Игнатьева Т. Привлечение украинских земель в реализацию геополитики Российской империи периода Николая I (1825 – 1855 гг.) / Т.В. Игнатьева // Вестник Каменец-Подольского национального университета имени Ивана Огиенко. Исторические науки. Вып. 4. — Кам.-Под., 2011. — С.576 – 577; Ляшук П. Крымская война по-украински / П. Ляшук // Украина молодая. — 2006. — 3 марта (№ 41).
  19. Волковинский В. Украина в Крымской войне 1853 – 1856 гг. (К 150-летию Восточной войны) / В. Волковинский, А.П. Реент. — М .: Ин-т истории Украины НАН Украины, 2006. — С.153.

Ростислав Пилявец

Читайте также: