5 июля 2012 г.

Павел Нахимов — «душа Севастополя»

Павел НахимовБолее полувека адмирал, сжимающий в руке подзорную трубу, взирает на Севастополь. На город, где в первую оборону его называли «отцом-благодетелем» и «душой Севастополя», а во вторую — клялись, как и он, отдать жизнь за Отечество. Сегодня исполняется 210 лет со дня рождения Павла Нахимова.

Он появился на свет 5 июля (23 июня по старому стилю) 1802 года в селе Волочек Смоленской губернии (ныне Нахимовское Смоленской области) в семье Степана и Феодосии Нахимовых. У мужчин рода была традиция и долг — служить Отечеству. Дед Михайло Тимофеевич — казак, участвовал в суворовских походах, «за безупречную службу и заслуги» получил чин сотника. Отец Степан Михайлович был секунд-майором при Екатерине Великой. Сын выбрал морскую службу и в 13 лет поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Стал одним из лучших, приглашён Михаилом Лазаревым в кругосветную экспедицию. «Чист душой и любит море» — так Лазарев охарактеризовал молодого моряка. После кругосветки на мундире Павла Степановича появилась первая награда — орден Святого Владимира IV степени за то, что спас упавшего за борт матроса. Вскоре лейтенант Нахимов получил и первое боевое крещение — на корабле «Азов» 1 октября 1827 года во время боя в Наваринской бухте. «Азову», уничтожившему пять турецких кораблей, впервые на русском флоте присвоили Георгиевский кормовой флаг, а Павел Степанович, награждённый орденом Святого Георгия IV степени, стал командиром захваченного корвета, переименованного в «Наварин». Потом новые награды и корабли — «Паллада» на Балтике, «Силистрия» на Чёрном море — главком Лазарев ходатайствовал о переводе Нахимова в Севастополь.

Морской бой в Синопской бухте

Здесь Павел Степанович станет вице-адмиралом и командующим эскадрой. И 18 ноября 1853 года в Синопской бухте, во время очередной войны с Турцией, 8 кораблей эскадры разгромят вдвое превосходящие силы противника. Нахимов будет в центре боя на флагмане «Императрица Мария», получившем больше всего пробоин. Наградой за доблесть станет орден Святого Георгия II степени.

Павел Нахимов командует сражением

А потом будет 11 сентября 1854 года, Крымская война. И моряку, отдавшему почти сорок лет флоту, не проигравшему ни одного сражения, придётся выполнять приказ по затоплению флота, чтобы закрыть вход врагу в Севастопольскую бухту. Павел Нахимов сойдёт на берег, чтобы с тысячами матросов, солдат, офицеров, севастопольцев сражаться за город. Возглавит оборону Южной стороны, в феврале 1855-го станет военным губернатором города.

«Помните, что вы черноморские моряки и что защищаете родной ваш город! Мы неприятелю здесь отдадим одни наши трупы и развалины. Нам отсюда уходить нельзя!» — сколько раз на передовой произносил эту фразу Павел Нахимов. И не уходил сам: в первую бомбардировку 5 октября 1854 года руководил боем на третьем бастионе, был ранен, в марте 1855-го контужен осколком бомбы на Камчатском люнете, но «с уцелевшей частью солдат и матросов пробился штыками из окружения», в штыковой атаке вместе с матросами отбил 6 июня Малахов курган. Через три недели 28 июня 1855-го на Малаховом кургане Павел Нахимов, сжав в руке подзорную трубу, поднимется на возвышение бруствера. Вражеская пуля попадёт прямо в голову.

Памятная плита на месте гибели Павла Нахимова

Лучшие врачи обороны будут бороться за жизнь Павла Степановича, но безрезультатно — 30 июня (12 июля по новому стилю) адмирала не станет. Его тело накроют изодранным ядрами кормовым флагом «Императрицы Марии», и матросы, сменяя друг друга, будут прощаться с командиром, а затем уходить на бастионы, как завещал Нахимов. Его похоронили рядом с Лазаревым, Корниловым и Истоминым во Владимирском соборе. В день похорон враг не стрелял, говорили, что англичане даже приспустили флаги на своих кораблях.

Севастополь продержался два месяца, да и потом, когда был получен приказ остаткам армии переправиться на Северную сторону, многие моряки отказывались покидать бастионы. Помнили слова: «Нам отсюда уходить нельзя! Лучше умереть».

Спустя почти 90 лет, в июле 1942-го, во время Великой Отечественной эти слова Нахимова повторяли защитники города во вторую оборону. И когда в одну из фашистских бомбёжек снаряд, попав в музей, в клочья разорвал мундир адмирала, моряки прикрепляли кусочки ткани от него к бушлатам и шли в бой со словами «мы — нахимовские». «Мы — нахимовские!» — и сегодня с гордостью произносят те, кому довелось учиться в Тбилисском, Ленинградском (ныне Санкт-Петербургском), Рижском Нахимовском военно-морском училище, Черноморском высшем военно-морском училище имени Павла Нахимова. Они помнят завет адмирала: «У русского моряка нет трудного или лёгкого пути, есть только путь славный».

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»



Ссылки по теме: