13 октября 2013 г.

Первые крымские туристы: от Екатерины до Пушкина

Если бы не туристы и путешественники, которые начали ездить в Крым с конца XVIII столетия и продолжают это делать по нынешний день, был бы наш полуостров диким, неизведанным и Богом забытым краем. Первой открыла его императрица Екатерина и назвала лучшей жемчужиной своей короны.

Алушта

Сейчас туристами в Крыму никого не удивишь — современные путешественники едут на полуостров круглый год. А вот в XVIII — XIX веках отправной точкой в развитии крымского туризма по праву стал грандиозный по затратам вояж, который в 1787 году совершила в новоприобретенный полуденный край императрица Екатерина и тогда же назвавшая Крым лучшей жемчужиной своей короны.

Читайте также: Путешествие Екатерины II в Крым

Но то был, скорее, деловой политический визит, нежели банальный туризм. С подобными миссиями Крым затем посетили и последующие русские самодержцы — Александр I ездил на полуостров в 1818 и 1825 годах, Николай I вояжировал по Крыму в 1837 году.

А первыми настоящими путешественниками были ученые-естествоиспытатели В. Зуев, К. Габлиц, П. Паллас. Нужно отметить, что отдаленность от столиц и отсутствие нормальных дорог делали в те времена путешествие по Крыму довольно утомительным и небезопасным предприятием. Однако неизведанная крымская природа влекла сюда ученых. «Кто сам путешествовал за делом, а не так, чтобы переезжать только с места на место, тот знает, чего таковые труды стоят!» — писал после посещения полуострова академик Василий Зуев.

Как рассказывает крымский краевед Валерий Дюпичев, к исходу первой половины XIX столетия не совершить путешествие в Тавриду уже считалось почти неприличным для человека из общества, претендующего на определенный кругозор. И сюда тянулись целые кавалькады образованных зевак, охочих до перемены мест. Связывали тогда это с модой на принятие морских ванн.

Еще больше наполнился Крым путешественниками в 1830 году, когда благодаря заботам генерал-губернатора Новороссии князя Воронцова значительно улучшились основные дороги и даже была проложена новая — южнобережная. Хотя, несмотря на это, передвигаться по Крыму все же было очень трудно. Обычно туристы путешествовали в закрытых повозках с впряженной парой лошадей, так называемых бричках. Более состоятельные люди передвигались в экипажах типа кареты — рыдванах, дормезах, дрожках, дилижансах (последние вмещали до 12 пассажиров).

Крымский горный клуб

Благодаря все тому же Воронцову появились и морские вояжи. Еженедельно выходивший из одесского порта пароход «Одесса» возил туристов в Евпаторию (25–40 часов), плюс 12–15 часов нужно было затратить на то, чтобы добраться до Ялты. Да и билеты были дорогими — до 40 рублей ассигнациями. К примеру, по морю прибыл в 1820 году в Крым и Пушкин: вместе с семейством Раевских с Кавказа он переправился на специальном судне через Керченский пролив.

Ради чего люди преодолевали все эти огромные расстояния и претерпевали трудности? Путешественников в Крым влекли три вещи: природа, древности и этнографическая экзотика. К тому же это была земля с седой историей, с многочисленными античными и византийскими памятниками. Наконец, в то время Крым был совершенно «восточной» страной. «Я столько же здесь иностранец, как был бы в Тунисе или между кафров», — писал Сумароков. Полуостров населяли татары, караимы, крымчаки, греки — их быт и культура вызывали крайнее любопытство у представителей русского света.

Читайте также: Дом Сумарокова в Симферополе

До 1830-х годов ни специальных карт, ни путеводителей по Крыму не было. Вояжировать по полуострову отправлялись с... «Географией» Страбона. Первый путеводитель К. Монтандона вышел в 1834 году в Одессе на французском языке. Потом стали издаваться и многие другие путеводители разных авторов.

Для путешественников Таврида начиналась с Симферополя. По Южному берегу шли только труднодоступные тропы. Как писал Муравьев-Апостол, «страннику в Тавриде необходимо иметь при себе проводника татарина, без коего и шагу нельзя сделать». У крымских татар можно было остановиться на ночлег за небольшую плату. Это потом уже начали строить гостиницы. Одна из них находилась в имении Воронцова Ай-Даниль и называлась «Аю-Даг», другая размещалась в Алуште — то была «почтовая станция, предназначенная властями для поселения путешественников и их благополучного приема».

Проехав через Массандру, название которой тогда произносилось как «Марсанда», путешественники оказывались в Ялте. Кстати, в то время еще ничто не предвещало ее славы как курортной столицы Крыма. Это, как известно, была небольшая рыбацкая деревушка. Уже потом, со строительством дорог и развитием судоходства, Ялта стала главным южнобережным городом, а побережье превратилось в «пространство обширного сада», истинным центром которого считалась Алупка — летняя резиденция князя Воронцова, известная великолепным дворцом, построенным в 1830–1837 годах.

Читайте также: История курорта Алупка

В общем, на путешественников тех далеких лет, несмотря на бездорожье и достаточно плохой сервис, Крым оказывал магнетическое действие, которое подчас они и сами объяснить не могли. Особенно любили его люди творческие. Поэты, писатели и художники именно в Тавриде черпали вдохновение. В первой половине XIX века Россию буквально наводнили многочисленные литографии и гравюры с крымскими видами. А великий Пушкин однажды сказал: «Здесь колыбель моего Онегина». И впоследствии многие литературоведы хором согласились с тем, что Пушкин как поэт состоялся именно у нас, в Крыму.

Пушкин в Крыму

Нужно сказать, что отдаленная в то время крымская окраина так и осталась бы каким-то диким и обособленным краем, если бы не стала местом настоящего паломничества первых отечественных туристов. Именно им во многом обязан наш полуостров успехами в своем постепенном обустройстве.

Лия Быстрова, «Первая крымская»

Читайте также: