22 октября 2011 г.

История севастопольской авиации

100 лет назад, 26 октября 1911 года, российский император Николай II принимал в Ливадийском дворце пилотов-авиаторов. Это были первые выпускники первой в России авиационной школы, начавшей свою работу годом ранее в Севастополе.

Гидроаэроплан М-5 в Севастопольской бухте

Появление школы летчиков в Севастополе связано с именем великого князя Александра Романова — по его инициативе в России начал создаваться воздушный флот и был образован Отдел воздушного флота (ОВФ). По замыслу ОВФ первая школа военных летчиков должна была размещаться в Гатчине, под Петербургом. Однако заказанные во Франции самолеты прибыли не в июне, как предполагалось, а в сентябре. Но осенью и зимой на самолетах того времени под Петербургом из-за погодных условий летать было бы невозможно. В поисках летной погоды приняли решение временно организовать школу в Севастополе. На Лагерном поле (оно же Куликово) построили деревянный ангар на шесть самолетов и установили три разборных парусиновых ангара. Первоначально авиационный парк школы насчитывал восемь самолетов французского производства. Первый набор учеников состоял из 30 человек.

Открытие Севастопольской авиашколы. Ноябрь, 1910 г.
Открытие Севастопольской авиашколы. Ноябрь, 1910 г.

Торжественное открытие Севастопольской авиационной школы ОВФ состоялось 11 ноября 1910 года. Через пять дней вышел в свет первый номер нового Севастопольского авиационного иллюстрированного журнала. Вот как описывалось открытие школы на его страницах:
С 9 часов утра начались подъемы и продолжались, с небольшим перерывом для обеда, до наступления темноты.
Надо сказать, что эти первые подъемы были невысоки и недолги — 200–300 метров, 8–10 минут. Правда, самолеты авиашколы поднимались в небо до 60–70 раз в день.

Авиационная школа в Севастополе

Авиационная школа в Севастополе

Условия Севастополя оказались чрезвычайно благоприятными для деятельности авиационной школы, и, открывавшаяся как временная, она стала постоянной. Разве что перебазировалась севернее Севастополя, в район реки Качи, почему и стала называться (сначала неофициально) Качинской. А ее выпускников называли качинцами.

Аэрогородок Качинской авиационной школы
Аэрогородок Качинской авиационной школы (здания сохранились до наших дней)

На должность главного инструктора первой авиашколы великий князь пригласил первого летчика России — знаменитого Михаила Ефимова. Его имя в те годы было у всех на слуху, российская пресса писала о нем много и охотно, даже в стихотворной форме:
Он простодушен, как ребенок.
Стал авиатором с пеленок.
Он ветру верен, звездам верен,
На Марс отправиться намерен...
Правда, эти безыскусные строки не совсем верны — «с пеленок» Ефимов скорее был мотоциклистом. Во всяком случае, еще во время учебы в Одесском железнодорожном училище он увлекся велоспортом, а в 1907 г. приобрел мотоцикл «пежо» и стал чемпионом России по мотоциклетному спорту. Как мотогонщик Ефимов наверняка со временем поставил бы и другие рекорды, но после того, как он увидел полеты гастролировавших в Одессе французских авиаторов, в его жизни появилась новая мечта. В 1909 г. Ефимов уехал во Францию для обучения в аэроклубе и стал первым русским, получившим диплом пилота. Пионер французской авиации легендарный Анри Фарман считал Ефимова своим лучшим учеником и именно ему поручил обучать пилотажу французских офицеров. Так что к тому моменту, когда Ефимов возглавил Севастопольскую авиашколу, у него имелся опыт не только авиатора, но и педагога. Кроме того, он оказался хорошим администратором. Когда после торжественной церемонии открытия авиашколы великий князь пожелал осмотреть летное поле, Ефимов предложил свой автомобиль. Когда машину несколько раз тряхнуло, он тактично заметил: «Обратите внимание, Ваше Высочество, как мал и неудобен аэродром. Нужна более подходящая площадка». «Это исправимо», — ответил великий князь, и через полтора года школа была перебазирована на более удобный аэродром, расположенный за долиной реки Кача. А вот с учениками отношения у главного инструктора подчас складывались сложные. Большая часть его подопечных принадлежали к высшему сословию. Ефимов же был выходцем из низов (его отец работал слесарем), и некоторые из учеников смотрели на учителя сверху вниз.

Авиатор Михаил Ефимов
Авиатор Михаил Ефимов (ставший впоследствии первым главным инструктором Севастопольской авиашколы) в кабине биплана «фарман»

После революции Ефимов принял сторону большевиков. В июле 1919-го летчик отступил вместе с Красной армией из Крыма в Одессу. А через месяц при неожиданном захвате части Одессы белогвардейским десантом был убит. Арестованного летчика вывезли в шлюпке в море. Офицер, командовавший шлюпкой, предложил ему добраться вплавь до берега, обещая не стрелять. Ефимова развязали, он нырнул — и вслед ему тут же раздались выстрелы...

Поначалу в работе авиашколы не все было гладко — самолеты все-таки были совершенно новым, для многих непонятным видом техники. Вот, например, выдержки из приказов начальника школы в 1911 году:
За последнее время было несколько случаев, когда летчик при спуске самолета «блерио» гоночного типа, видя, что его наносит на какие-нибудь местные предметы, на ходу выскакивал из самолета, причем каждый раз летчик получал тяжелые увечья. Между тем практика школы ОВФ показала, что при ударах о местные предметы ломаются самолеты, но летчики остаются невредимы, поэтому, безусловно, воспрещаю на ходу выскакивать из самолетов.
И еще:
Весьма важно, чтобы у ученика была каска и он твердо знал, что при полете на «фармане» при спуске при малейшем треске аппарата ему надлежит поднять ноги вверх; многие случаи падения с самолетами показали, что исполнившие указанные правила точно никогда не получали тяжелых повреждений.
Однако не только сами ученики подчас с трудом осваивали летную науку, но и с преподаванием поначалу не все обстояло благополучно. Один из первых выпускников школы вспоминал:
Обучение полетам велось без всяких объяснений: до всего надо было доходить своим умом и ощущениями... Продуманного и систематизированного метода обучения полетам в школе не существовало, инструкторы действовали «кто во что горазд»... Неуверенность, неизведанность и неизвестность порождали у немалого числа летчиков страх перед полетом.
Впрочем, все эти трудности первого периода вскоре удалось преодолеть, и Севастопольская школа авиации стала выпускать квалифицированных военных летчиков.

Николай II и выпускники Севастопольской авиашколы. Ноябрь, 1910 г.
Торжественная церемония встречи Николая II в Ливадийском дворце с первыми выпускниками Севастопольской авиашколы. Октябрь, 1911 г.

Татьяна Шевченко, «События»

Читайте также: