2 июня 2011 г.

Где жил и работал Тренев в Симферополе

Константин Тренев
За свою 227-летнюю историю Симферополь повидал немало знаменитостей: императоров, генералиссимусов, генсеков, президентов, учёных, космонавтов, писателей... Один из литераторов — Константин Тренёв — впервые шагнул на улочки губернского города 102 года назад. Сегодня исполняется 135 лет со дня рождения писателя, а в нашем городе ещё и известного учителя и даже... актёра.

С датой рождения писателя не всё однозначно. Некоторые исследователи утверждают, что родился он в 1878 году. Эта дата и на памятнике на могиле Новодевичьего кладбища в Москве. Но в большинстве источников, в том числе и в хранящемся в Государственном архиве в АРК послужном списке коллежского асессора Константина Тренёва, указано: родился на хуторе Ромашово Харьковской губернии в 1876 году. То есть 135 лет назад.

Дом Тренева в Симферополе
В этом доме с 1926-го по 1931 год жила семья Тренёвых

Бульвар Франко, 45. Почти затерялся среди многоэтажек небольшой домик с лепниной над карнизом. Здесь, на тогдашнем бульваре Крым-Гирея, с 1926 года жили Тренёвы — Константин Андреевич, Лариса Ивановна, их дети Виталий и родившаяся в Симферополе Наталья. Логичнее было бы начать «прогулку» с Красной горки (ныне район Москольца, улиц Кечкеметской, Киевской, Куйбышева), где, приехав в Симферополь, супруги с годовалым сынишкой сняли комнатку, или с улицы Луговой, 40, где поселились спустя шесть лет. Но, увы, точный адрес на Красной горке неизвестен, да и не сохранились там домики столетней давности, как не сохранился и дом на Луговой (ныне Богдана Хмельницкого). Зато этот, в котором 5 лет прожила семья, стоит. Он, кстати, куплен на гонорар за двухтомник произведений, среди них и созданные к тому времени в Крыму «Владыка», «Любовь Бориса Николаевича».

Первая пьеса крестьянского паренька «На ярмарку» опубликована в 1898 году, когда Константину Тренёву было всего 22 года. Он, наверное, мог бы стать земледельцем, окончив земледельческое училище под Харьковом, а позже в Симферополе — агрономический факультет Крымского университета имени Фрунзе. Или священником — Донская духовная семинария в Новочеркасске, духовная академия в Петербурге. Или археологом, историком — исторический факультет Петербургского университета. Но стал писателем и учителем.

Дом на улице Ленина, 17 в Симферополе
Дом № 17 на ул. Ленина

Улица Ленина, 17. В трёхэтажном здании на тогдашней улице Бульварной начал преподавательскую деятельность в Симферополе Константин Тренёв. Он был опальным: «перемещён» из Волчанска Харьковской губернии, где, преподавая в семинарии, связался с революционным кружком. Путь в казённые (государственные) учебные заведения был закрыт. Поэтому и устроился в частную женскую гимназию Валентины Станишевской.

Улица Ушинского, 4 (бывший переулок Почтовый) — частная гимназия Екатерины Оливер. Здесь Константин Андреевич работал параллельно с преподаванием в гимназии Станишевской. Затем довелось поработать в мужской частной гимназии Михаила Волошенко (ул. Долгоруковская, ныне Карла Либкнехта, 42). Преподаватель Тренёв всё-таки был хороший: ему доверяли читать русский язык и литературу, педагогику и пропедевтику (вступительный курс по философии), разрабатывать учебную программу для гимназий. Недаром после установления в Крыму Советской власти именно Тренёва назначили руководителем школьного отдела Наркомата просвещения.

В 20-х годах прошлого века в «Красном Крыме» (так раньше называлась «Крымская правда») было немало его статей о необходимости усилить борьбу с неграмотностью, открывать новые школы, особенно в сёлах.

Не переставал Константин Андреевич и творить. Ещё один адрес, связанный с именем Тренёва: улица Пушкина, 15, — Русский академический драматический театр имени Горького. Сюда в 1919 году он принёс пьесу «Грешница». Увы, текст её утерян, но сохранились воспоминания, как всё происходило. Сохранились благодаря Павле Вульф. Кстати, 8 июня исполнится 50 лет, как ушла из жизни эта талантливейшая актриса, одна из ведущих в Крымском госдрамтеатре в 1918–1923 годах. Ещё одна заслуга Павлы Леонтьевны — поддержка таланта Фаины Фельдман, больше известной как актриса театра и кино Фаина Раневская. Через год после смерти Павлы Леонтьевны в издательстве Всероссийского театрального общества вышли её мемуары «В старом и новом театре». «Вошёл большой, неуклюжий, мрачный на вид человек, застенчиво представился и протянул мне клеёнчатую тетрадь, — описывала Вульф встречу с Тренёвым. — „Вот пьесу написал, уж вы извините, хочу просить вас прочитать“, — сказал Константин Андреевич глуховатым голосом с мягким южным говором. Это была его „Грешница“. Не решаясь отдать пьесу прямо в театр на обсуждение всего коллектива, он хотел узнать о ней мнение режиссёра и некоторых ведущих актёров». Пьесу поставили, но особого восторга у зрителей она не вызвала. В отличие от следующей работы Тренёва «Любовь Яровая», поставленной в Симферополе в марте 1927 года (премьера была во МХАТе в Москве в декабре 1926-го). Почти месяц до симферопольской премьеры «Красный Крым» публиковал название спектакля: в рамочке, без объяснений, лишь два слова: «Любовь Яровая». А 5 марта 1927-го вышла заметка о постановке:
Спектакль необычный. Торжественное настроение чувствуется в зрительном зале ещё до начала. Оно возрастает всё больше и больше, по мере того как развёртывается действие на сцене. Так ещё недавно всё это было.... Великая трагедия революционной борьбы (учительница Любовь Яровая, поверившая в революцию, переживает предательство супруга Михаила Ярового, ставшего белогвардейцем, рвёт с любовью, с прошлым ради будущего). Действие происходит на юге. Может, в самом Симферополе. Возможно, многие узнают друзей, знакомых, себя...
И узнавали. Впрочем, и Тренёв не скрывал, что образы некоторых персонажей списаны с известных ему симферопольцев.
Пьеса задумана и написана в Крыму, под Симферополем, — вспоминал он. — Тишина, крымская степь, грядами уходящая к Чатырдагу, здесь только недавно стихла гражданская война, и следы её были ещё свежи... Персонажи взяты из жизни, но они не портретны. Только для некоторых прототипом служили живые люди. Такова Дунька («точь-в-точь такая же жила на нашем дворе»), и в очень маленькой степени Швандя и Любовь Яровая.
Пожалуй, впервые в жизни в нашем городе Тренёв стал актёром. Об этом вспоминала Павла Вульф.
В сборном спектакле-концерте писатели Тренёв и Дерман (Абрам Борисович Дерман, автор книг о Чехове) изображали сцену Счастливцева и Несчастливцева в пьесе Островского «Лес». Маленький Дерман и громадный Тренёв представляли комический контраст и одним видом своим вызывали шумный восторг зрительного зала. Играл Константин Андреевич правдиво и добросовестно, очень старался и волновался ужасно. После окончания сцены я зашла к нему за кулисы. Константин Андреевич виновато посмотрел на меня. Держась за сердце, обливаясь потом, он сказал: «Ну и страшная ваша профессия, анафемская».
От театра — к скверу имени Тренёва. Он появился в 1960-м, когда в ознаменование 15-летия со дня смерти писателя в его честь переименовали парк Цветов. В том же году здесь появился и памятник. Наверняка на месте своего будущего памятника Тренёв бывал неоднократно: в его бытность здесь был главный городской базар, где совершала покупки и семья Тренёвых. В конце пятидесятых с появлением Центрального колхозного рынка вековое место торговли снесли, на бывших базарных площадях комсомольцы разбили парк Цветов. Возможно, именно поэтому нынешний сквер Тренёва старожилы именуют парком имени писателя. Чего только в парке Цветов не было! С нынешним заросшим сорняками сквером не сравнить. Кроме памятника писателю была здесь и ещё одна достопримечательность — цветомузыкальный фонтан. Ныне от него остался лишь пустой бассейн с ржавыми трубами.

Фонтан в сквере Тренева в Симферополе

Константин Тренёв уехал из Крыма в 1931-м, а последний раз побывал в ставшем родным Симферополе в декабре 1944-го. Он мечтал написать книгу о героях Симферопольского подполья в годы Великой Отечественной войны, встречался с очевидцами, подпольщиками, но не успел.... Писателя не стало 19 мая 1945 года. И лишь бронзовый Константин Андреевич задумчиво глядит на симферопольцев вот уже полвека.

Кстати


Есть в Симферополе и улица Тренёва (за Куйбышевским рынком). Возможно, по ней, именовавшейся тогда Земской, Крестьянской, находившейся недалеко от его дома, неоднократно проходил и Константин Андреевич. Думал ли он, что в XXI веке здесь в доме № 17 будет библиотека, носящая его имя (филиал № 5 Централизованной библиотечной системы для взрослых)? Кстати, изначально имя Тренёва было у Центральной городской библиотеки, что в здании на пересечении улиц Пушкина и Александра Невского (Розы Люксембург). В мае 1960 года в честь писателя переименовали библиотеку имени поэта — Пушкина, несколько лет назад всё вернулось на круги своя.

Гимназия № 11 (улица 1-й Конной Армии) с 1999 года носит имя Тренёва, раньше, после войны, в его честь была названа женская школа.

Потомки


Сын Тренёва Виталий стал автором исторических и приключенческих морских романов, самый известный, пожалуй, «Путь к океану». По проекту Виталия Константиновича в Ялте, в Горном переулке, 10, построена дача, на которой неоднократно, уже живя в Москве, бывал Константин Тренёв. Позже она подарена городу, стала филиалом литературного Ялтинского музея краеведения.

Виталий Тренёв похоронен в Ялте на городском кладбище.

Дочь Тренёва Наталья стала хорошей переводчицей. Вместе с мужем писателем Пётром Павленко неоднократно бывала в Ялте. В честь Павленко и переименована улица, где находится домик Тренёва.

Театр


В Крымском академическом драмтеатре имени Горького тренёвскую «Любовь Яровую» ставили неоднократно. Может быть, ещё остались жители довоенного Симферополя, помнящие, как в 1934-м на сцене блистали Анатолий Добкевич и Александра Перегонец, казалось бы, в таких «не подходящих» для одних из ведущих актёров театра ролях второго плана — матроса-балагура Шванди и горничной, спекулянтки Дуньки. Заслуженные артисты РСФСР Анатолий Иванович Добкевич и Александра Фёдоровна Перегонец мученически погибнут во время Великой Отечественной. Он — в самом начале фашистской оккупации Симферополя, когда откажется от предложения стать городским головой, она вместе с товарищами по подпольной группе «Сокол» — за три дня до освобождения.

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Читайте также: