12 марта 2011 г.

История улицы Самокиша в Симферополе. Часть 2

1 часть

По улице Самокиша за последние шесть десятилетий (1951–2011 годы) прошелся бесчисленное количество раз. Попытаемся виртуально и мы пройти во времени по этой улице.


Улица Самокиша в Симферополе

Улицу своего имени Николай Семенович Самокиш, вероятно, видел последний раз незадолго до своей смерти в январе 1944 года. Она мало чем изменилась за последующие семь лет.

Итак, 1951 год. Улица Самокиша начиналась от пересечения с улицей Севастопольской. Нумерация была нетрадиционной: обычно номера домов идут по восходящей от центра города в сторону окраины, здесь же мы наблюдаем обратную закономерность. Повторю, что в период упорядочения нумерации домов (конец 1950-х годов) номера «сдвинулись» в сторону увеличения. Так, например, «Дом учителей», или «Учительский дом», или «Дом Самокиша» под номером 30 стал иметь 32-й номер. Это был последний, завершающий номер.

Дом Самокиша в Симферополе

Вся улица во времена Самокиша и в 1950-е годы была вымощена тёсаным булыжником. Ее асфальтировали в 1960-е годы.

Здесь располагался только один объект — городской рынок. И во времена Самокиша и на условный рубеж 1951 года рынок практически был идентичен. Он занимал квартал по периметру улиц Севастопольской, Самокиша, проспекта Кирова, улицы Чехова. Рынок состоял из одноэтажных строений: каменных лабазов и небольших магазинов, лавок и открытых торговых рядов. Были и деревянные лавки. Их скопление взрослые называли «шанхаем».

Старое фото рынка в Симферополе

Только одно здание было двухэтажным — там находилась дирекция рынка, санэпидстанция и какие-то другие службы. Это здание было построено, вероятно, в начале 1930-х годов. Сохранилось оно и поныне — там находится детская музыкальная школа.

Помнится, что все деревянные постройки в большинстве своем были окрашены в зеленый цвет, иногда — в голубой. Стены каменных построек — упомянутых лабазов и небольших магазинчиков — белились известью. Выбелены были и стены общественного туалета (необходимая, но очень непривлекательная была точка, так как запах от выгребной ямы не мог заглушить даже хлор). Весь рынок был вымощен булыжником. На рынке была небольшая аллея — десятка полтора акаций.

На открытых площадях торговали с колёс — с грузовиков, телег и других повозок.

В начале 1950-х годов существовали еще небольшие повозки, запряженные ишаками. Помнится, что ровно в полдень они, как по команде, пронзительно скандировали «и-и-и-ааа!».

Описываемое время мне запомнилось наличием большого количества инвалидов войны — на костылях, на инвалидных колясках (далеко не все коляски имели двигатель внутреннего сгорания) и на «каталках». Это были дощечки с четырьмя небольшими колесиками (часто использовали шарикоподшипники). Безногий инвалид пристегивал себя к дощечке и, отталкиваясь зажатыми в руках деревянными «утюгами», передвигался по рынку.

Тогда же от старожилов я узнал, что безногие инвалиды войны, как и все другие, появились на улицах Симферополя в годы оккупации: такие работяги-военнопленные немцам были не нужны.

Вспоминаю эту категорию жертв войны именно потому, что они вызывали у взрослых, да и у моих сверстников, какое-то особое чувство жалости. На всю жизнь не забудется чувство какой-то вины и стыда: ты, двуногий пацан из начальной школы, был выше ростом, чем инвалид с орденами-медалями на своей каталке. Жутким был и гул шарикоподшипников, когда сразу несколько инвалидов передвигались своей несчастной гурьбой.

В конце ХХ века в творческой группе Александра Тархова мне посчастливилось работать над интересным проектом иллюстрированного издания о нашем городе. «Симферопольский альбом», изданный в 1996 году, включал без малого 400 иллюстраций, в большинстве это были старые фотографии. Среди раритетов была и фотография рынка в 1930-х годах: торговые ряды, над которыми лозунг на русском языке и латинизированным шрифтом — на крымскотатарском: «Наша ближайшая задача сделать колхозников зажиточными». Да-да: естественно, что это товарищ Сталин Иосиф Виссарионович!

В начале 1990-х годов мне пришлось изучать в архиве содержание подшивки профашистской газеты «Голос Крыма», которую издавало «ведомство доктора Геббельса» на русском языке. Оттуда я узнал, что румыны в Симферополе соорудили памятный знак в честь своих воинов, погибших в Крыму. И установили его почему-то у одного из входов на городской рынок. Вероятно, где-то неподалеку от места, где до вступления германо-румынских войск в Симферополе красовался сталинский лозунг.

Центральный рынок Симферополя, 1957 год

В 1957 году был построен новый колхозный рынок, который назвали Центральным, и старый рынок был ликвидирован до последнего камешка. Уже в следующие годы на его месте был разбит чудесный парк, который получил полностью оправдывающее себя название — Парк цветов. Ныне у него другое название — сквер им. Тренева. Сейчас здесь нет ни цветов, ни скамеек.

Во времена Самокиша этот участок улицы состоял из одноэтажных и нескольких двухэтажных каменных домов. Они были совершенно не интересны, без какой-то строительной или художественной изюминки. Это были в основном продуктовые и промтоварные магазины, в том числе комиссионные. При этом в двухэтажных зданиях торговые помещения занимали только первые этажи. Была мужская парикмахерская (меня там стригли «под бокс»), какие-то ателье и службы всевозможного ремонта — часов, утюгов, очков и т.д.

В 1960-х годах этот отрезок улицы изменился полностью. Все старые дома были снесены и построено три пятиэтажных дома из крупных блоков. Две классические «хрущевки», предельно упрощенные в своем экстерьере, и одно строение, можно сказать, «раннего архитектурного хрущевизма» — это выражалось в присутствии сдержанного декора главных фасадов.

В настоящее время здесь сохранилось только одно здание, которое мог видеть Н. С. Самокиш. Можно даже утверждать, что это одноэтажное здание, построенное в восточном стиле для татарского медресе в XIX веке, несомненно, могло заинтересовать Николая Семеновича, как художника. В 1951 году в этом здании находилось ателье по пошиву одежды (в 1963 году здесь мне был сшит костюм для выпускного вечера). Сейчас в этом здании (ул. Самокиша, 8) расположена крымскотатарская библиотека им. Исмаила Гаспринского. Примечательно, что здание, созданное по мотивам архитектуры крымских татар в XIX веке, ныне выглядит гораздо привлекательней, чем во времена Самокиша. В конце XX века были проведены комплексные реставрационные работы, которые, в частности, улучшили картину восприятия главного фасада здания. Работы по реконструкции финансировали Правительство Нидерландов и Международный фонд «Вiдродження».

Крымскотатарская библиотека им. Гаспринского в Симферополе

Помнится, что в начале 1950-х годов все строения здесь были одноэтажные, маловыразительные. Это была застройка, как говорится, «до 17-го года».

В 50–70-е годы практически все ветхие здания были снесены и на их месте построены 2-х, 3-х и 5-ти этажные жилые дома. В 1960-м году самой высокой постройкой на улице Самокиша стал дом 3 (по проспекту Кирова, 18). Здесь жил мой тёзка, одноклассник и товарищ Володя Кугаевский. Примечательно, что крыша этого углового дома была плоской, с каменным парапетом по всему периметру. Во времена же Самокиша (1920-е–1940-е годы) в Симферополе не было ни одного жилого здания с плоской крышей. Они появились только в конце 1950-х годов. Впрочем, они себя не оправдали...

В центральной части крыши находился тамбур (выход с 5-го этажа на крышу). Взобравшись на его крышу (тоже плоскую), можно было лицезреть круговую панораму большей части Симферополя. В моем архиве хранится редкая фотография центральной части города, сделанная в начале 1960-х годов с самолета или вертолета. К сожалению, автор мне неизвестен. На первом плане — описываемое здание с тамбуром на крыше — точка моих романтических Полетов над Симферополем!

Интересен был небольшой двухэтажный жилой дом (5б) в стиле так называемого «сталинского классицизма» — с высоким цоколем, тосканскими полуколоннами на главном фасаде и треугольным фронтоном с круглым чердачным окном. Здание построено, кстати, после смерти Сталина, в начале 1960-х годов. Не так давно надстроили третий этаж.

Дом на улице Самокиша, 5б в Симферополе

Сохранилось только одно одноэтажное строение, которое, безусловно, мог видеть Н. С. Самокиш. Это здание, которое находилось на углу ул. Самокиша (7) и ул. Пушкина (20). Построено в середине XIX века в стиле провинциального ампира. У здания характерный срезанный в плане угол, выходящий на пересечение улиц. Постройка имеет, казалось, все составляющие своего стиля — лепнину (растительный орнамент), наличники, сандрики, подоконники, профилированный венчающий карниз, фриз, фронтон с парапетом на угловом срезе. В настоящее время здесь находится Крымское республиканское отделение Украинского Совета «Фонд мира», Крымское республиканское общество международных связей, Крымское республиканское отделение общества «Україна — свiт» и... турецкая закусочная, коей владеют настоящие турки.

Дом на улице Самокиша, 7 в Симферополе

Во времена Самокиша здесь было два двухэтажных здания. Собственно, одно из них — на углу ул. Самокиша и ул. Пушкина было Г-образное в плане, одноэтажное, с угловой надстройкой в уровне 2-го этажа — своеобразный мезонин с балконом. Второе угрюмое двухэтажное здание (20) занимала дирекция механического завода. В начале 1950-х годов и позже он выпускал весы для народнохозяйственного пользования. По моему, завод назывался «Крымметровес».

Остальные дома были одноэтажные, большинство из которых жилые. В некоторых домах располагались какие-то конторы и ремонтные мастерские. В хрущевское время на месте одноэтажек было построено два пятиэтажных жилых дома, а в начале нашего XXI века — 4-этажный офис со стеклянным главным фасадом. Это самый технопродвинутый дом на ул. Самокиша!

Офисный центр на улице Самокиша в Симферополе

Слово «офис» в 1950-е годы не существовало. В ходу было простое, почти народное слово — контора. А завода сейчас нет. Его оставшиеся помещения используют разные торговые и деловые структуры.

Один дом сейчас снесен: что-то будут строить новое. Некоторые жилые здания заняты магазинами и офисами. Многие здания времени Самокиша изменили свой первоначальный экстерьер — появились невиданные еще два десятилетия назад евроокна, новая еврокровля, цоколи облицованы импортной керамической плиткой.

От улицы Пушкина до Героев Аджимушкая весь квартал занимает сквер. Он имел на своем веку множество названий: Семинарский, Пушкинский, даже — Летний сад (как в Санкт-Петербурге), Коммунаров, Комсомольский. Прижилось же в народе только первое название. Примечательно, что в годы моего детства и юности (в 1950–60-х годах) все наши соседи и старожилы Симферополя этот сквер называли по-старому — Семинарский.

Семинарский сквер в Симферополе

5 декабря 1920 года в Семинарском сквере состоялся траурный митинг по поводу перезахоронения здесь 66 участников большевистского подполья и красногвардейцев Гражданской войны. Достоверны имена 27 захороненных. Людмила Николаевна Вьюницкая, которая, пожалуй, обстоятельнее всех работала в архивах по восстановлению подлинной истории этой братской могилы, сказала в итоге однозначно: «Много здесь неясного. Надо работать!»

В 1930 году на братской могиле был сооружен памятник: каменная стела. Вероятно, по замыслу автора, она символизирует устремленное ввысь знамя. В ее основании — три прямоугольных геометрических объема, на одном из которых было исполнено рельефное изображение коммунара (революционера, подпольщика, большевика, комсомольца).

Памятник был возведен по проекту художника Александра Николаевича Глаголева. По специальности он был врач, но профессионально увлекался изобразительным искусством. Был, естественно, знаком с Н. С. Самокишем. Его имя было в ряду имен других крымских художников, которые подписали некролог памяти своего коллеги, учителя, товарища («Голос Крыма», 21 января 1944 г.). Памятник, созданный по проекту А. Н. Глаголева, был разрушен в ноябре 1941 года.

Примечательно, что среди погибших в борьбе за «новый мир» (помните «Интернационал»?) были люди разных национальностей, в том числе и крымские татары. Известны имена погибших членов Мусульманского бюро подпольного областного комитета РКП(б): Амет Мамут Рефатов, Асан Изет (он же Урманов), Асан Усеин Сакаев, Абдул Мустафа Баличиев (он же Балич), Мурат Решит Асанов, Евгения Лазаревна Жигалина.

Диоритовый четырехгранный обелиск, который восстановлен на месте разрушенного пособниками нацистов памятника, сооружен в 1957 году.

Памятник-обелиск в Семинарском сквере Симферополя

Осенью 1941 года близ могилы Коммунаров были похоронены погибшие в боях на Перекопе генерал-майор бронетанковых войск С. В. Борзилов и Герой Советского Союза В. П. Трубаченко, зам. командира истребительного авиаполка (на его похоронах присутствовал Константин Симонов, знавший Василия Петровича по Халхин-Голу). Можно весьма аргументировано предположить, что это были первые могилы героев Великой Отечественной войны, которые увидел Н. С. Самокиш в 1941 году, до оккупации Симферополя. Останки С. В. Борзилова и В. П. Трубаченко после войны были перезахоронены на нынешнее Воинское кладбище.

Сквер во времена Н. С. Самокиша и позже, до 1960-х годов, был окружен легкой металлической оградой, высотой где-то в полтора метра. В сквере несколько лет назад обосновалось десерт-кафе «Чао!» Понятно, что ни к православным семинаристам, ни к павшим героям это итальянское слово никакого отношения не имеет.

Когда Н. С. Самокиш переехал в Симферополь (1922 г.), современная улица Героев Аджимушкая называлась переулком Театральным. Вскоре его переименовали в Профсоюзный переулок (хотя по внешним признакам это небольшая улица). С 1965 года — улица Героев Аджимушкая. Можно предположить (именно: предположить!), что Н. С. Самокиш мог что-то знать о драматической судьбе советских воинов, которые несколько месяцев (с мая 1942 года) сражались в Аджимушкайских каменоломнях: в оккупированном Симферополе было немало наших военнопленных, захваченных немцами под Керчью.

Кроме того, 18 сентября 1942 года издаваемая германскими оккупантами в Симферополе газета «Голос Крыма» напечатала фрагмент из поэмы «Трагедия в каменоломнях» некого поэта, писавшего под псевдонимом «Киевлянин». Понятно, что это была профашистская интерпретация действительно страшной трагедии защитников Аджимушкайских каменоломен. Вирши анонимного поэта предваряло голосокрымовское предисловие:
Отступающих красноармейцев комиссары обманным путем завели в каменоломни, с целью уничтожения их, лишь бы они не попали в плен к немцам.

В годы оккупации «Голос Крыма» был единственной доступной газетой, которую мыслящие люди воспринимали предельно критично, а читать между строк они научились еще в довоенный период.

Отрезок ул. Самокиша от ул. Героев Аджимушкая до ул. Жуковского в начале 1950-х годов занимало два строения: двухэтажный корпус семилетней мужской школы 8 и четырехэтажный жилой дом — «Дом специалистов». Главный фасад школы выходил на ул. Героев Аджимушкая, а торцовый — на ул. Самокиша. В 1954 году в Советском Союзе была проведена реформа народного образования: мужские и женские школы были преобразованы в смешанные. Так, 8-я влилась в 9-ю женскую школу-десятилетку. Образовалась 9-я средняя школа со смешанным обучением. Кстати, изначально здание 9-й школы возвели в 1873 году для православной духовной семинарии, понятно, мужской. Здание 8-й школы полностью перестроено. Сейчас здесь находится офис МТС. А к нам в 1954 году, в 14-ю (бывшую мужскую!), пришли ученицы из 9-й женской. В настоящее время в стенах здания бывшей 9-й школы находится Таврическая духовная семинария, возрожденная в 2006 году (ул. Героев Аджимушкая, 9/11).

Таврическая духовная семинария в Симферополе

Церковь рядом с Таврической духовной семинарией в Симферополе

Последний дом по нечетной стороне ул. Самокиша, несомненно, самый интересный на всей улице. У него двойная нумерация: по фасаду, выходящему на ул. Жуковского, 20, по фасаду, выходящему на ул. Самокиша, 9. Впрочем, старожилы Симферополя называют его не под порядковым номером (20/9), а с каким-то обстоятельным уважением «Дом специалистов».

Дом на углу улиц Самокиша 9 и Жуковского 20 в Симферополе

Это творение архитектора Павла Константиновича Кржижановского. Появлению таких домов (построенных по индивидуальным спецпроектам) Симферополь, как и сотни других городов Советского Союза, обязан... товарищу И. В. Сталину. Вспомним строки из «Архипелага ГУЛАГ» Александра Солженицына:
Летом 1931 года вымолвил Иосиф Виссарионович «Шесть условий» строительства (социализма. — В. Г.), и угодно было Его Единодержавию пятым условием указать: от политики разгрома старой технической интеллигенции — к политике привлечения и заботы о ней.

Во исполнение воли Генерального Секретаря по всей стране начали возводить «де-эсы» — «дома специалистов» (аббревиатуру «ДС» можно видеть и на симферопольском доме, построенном в 1935 году).

В 1982 году на фасад, выходящий на ул. Жуковского, поместили мемориальную доску:
В этом здании с 14 апреля 1937 г. по 6 февраля 1939 г. жил известный украинский архитектор, ученый, реставратор и краевед Павел Николаевич Голландский.

Сейчас этой доски нет — отлитая из алюминиевого сплава (размер: 0,75×0,55м), она была похищена злоумышленниками в период криминального накопления капитала в первые годы существования Украинского государства. Следы от выломанной мемориальной доски хорошо видны и поныне. Н. С. Самокиш был знаком и дружен с П. Н. Голландским.

Угловую же квартиру (на самом углу ул. Самокиша и ул. Жуковского) до войны занимал сотоварищ Самокиша Ян Бирзгал.

Лет десять тому назад я встретил женщину, которая родилась где-то в середине 1930-х годов. Она мне поведала, что в годы оккупации занималась рисованием в детском кружке, студия которого находилась в бывшей квартире Бирзгала. К сожалению, в тот период был загружен судебной тяжбой к редакции газеты крымскотатарских националистов «Голос Крыма», и не развернул далее поиск по истории изостудии, которая была создана, как я понял из рассказа пенсионерки, Н. С. Самокишем. Смешно, но к великому сожалению, не могу вспомнить фамилию бывшей ученицы — то ли Абакумова, то ли Бенкендорф, то ли Аракчеева (точно: или — однофамилица создателя «СМЕРШа», а затем министра МГБ при Сталине, или — однофамилица начальника Третьего отделения при Николае I, или — однофамилица Аракчеева, крестного отца пресловутых «военных поселений»). Да, никогда в историческом поиске, даже в локальных деталях, не следует откладывать дело на завтрашний день!

Эта часть улицы в основном состояла из одноэтажных домов. Это были жилые дома постройки XIX века. Каждое здание в те времена строилось, естественно, по индивидуальным проектам, которые сообразовывались с желанием, вкусами и средствами заказчика. Тем не менее, все упомянутые дома носили печать русской классической провинциальной архитектуры. Примечательно, что эти дома, как и многие аналогичные дореволюционные на всей улице Самокиша, имели проработанные во всех деталях парадные фасады, выходящие на улицу, но дворовые фасады отличались простотой, аскетизмом, а иногда и предельной экономией, которая граничила с незавидным финансовым положением домовладельца. Но — подчеркнем! — с главного фасада все здания воспринимались, как правило, мило, красиво и достойно.

Многие одноэтажные здания, ранее жилые, сейчас заняты различными офисами, магазинами и даже весьма представительными учреждениями. Появились, естественно, у них евроокна и бронированные двери «под старину», изящно сделанные козырьки из металла и пластика над парадными входами, ступенчатые крылечки с перилами из нержавеющей стали. «Проросли» на домах XIX века какие-то немыслимые для старого Симферополя мансарды. Фасады ряда зданий украшены рекламными разноцветными щитами. Интересно, что все здания на этом участке улицы отличаются разнообразием колеров своих фасадов.

Социально-политические метаморфозы произошли с главным фасадом дома 30 — это предпоследний дом по четной стороне. Двухэтажное здание, где до и после войны располагалась главная контора Крымоблпотребсоюза, было построено, вероятно, в годы Первой пятилетки. Главный фасад был исполнен в стиле сдержанного периферийного конструктивизма. Он был украшен рельефным изображением всемирно известной в свое время эмблемы — серп и молот. Примечательно, что сохранилась она и в период господства немецких нацистов.

Здание Крымпотребсоюза в Симферополе

Интересно, что другая аналогичная эмблема, где был также серп, молот, а также чаша со змеей, тоже не была затронута гитлеровцами. Она и сейчас украшает основной фасад главного корпуса Республиканской клинической больницы им. Н. А. Семашко.

А серпу с молотом на ул. Самокиша не повезло: при ремонте здания на рубеже XXI века их новые наши «соотечественники» ликвидировали. На месте устраненной эмблемы сейчас цифра «1918». Почему 1918 год? Думаю, даже профессионалы и энергичные исследователи не ответят на этот вопрос.

Стоит, естественно, спросить, кому помешала эмблема всемирного союза трудового народа?

В характерном для середины XIX века провинциальном стиле исполнен фасад дома 24.

Дом на улице Самокиша, 24 в Симферополе

Здесь находится магазин «Букинист». Горы всяких изданий, много воистину раритетных, различных времен жизни Н. С. Самокиша — это книги и журналы второй половины XIX — первой половины XX века, в том числе «иллюстрированные журналы для семейного чтения» «Нива» с информацией и иллюстрациями с театра боевых действий Русско-японской войны и «Великой войны» (так первоначально в России называли Первую мировую войну).

В этом же доме находится консульство Турецкой Республики, с изображением государственного герба над входом. Появилось данное дипломатическое представительство в начале XXI века. Н. С. Самокиш последний раз мог видеть представителей турецкого государства в годы Великой Отечественной войны. Так, газета «Голос Крыма» в номере от 14 августа 1942 года сообщала о посещении Крыма «турецкими деятелями». Их встретили на Симферопольском аэродроме представители германского командования и Крымского Мусульманского комитета. Делегация посетила татарский военный лазарет, мусульманскую мечеть, театр и музей «Таврида».

Можно предположить, что Н. С. Самокиш имел реальную возможность видеть «турецких деятелей» во время посещения ими музея, который находился в нескольких сотнях метров от квартиры Самокиша, на ул. Пушкина, 18. Кстати, по большому счету, Н. С. Самокиш мог видеть не просто турок, а неких политических и военных деятелей дружественного, казалось бы, Советскому Союзу государства. Ведь они незаконным образом перешли государственную границу СССР, и, находясь на территории этого государства, вели действия, враждебные Советскому Союзу, его Вооруженным Силам и его народу. Так что мог Николай Семенович видеть не каких-то явных врагов, а представителей государства, которые нарушили советско-турецкие договоры и соглашения 1925, 1929, 1934 и 1935 годов, подтверждающие принципы взаимного уважения к суверенитету обеих стран... Турция объявит войну Германии в 1945 году, 23 февраля — «подарок» Красной Армии в день ее юбилея.

И последнее здание по этой стороне улицы под 32 — «Дом учителей», «Учительский дом» или — «Дом Самокиша».

Дом, в котором жил Самокиш в Симферополе
Автор фото — Rumlin

Об этом здании можно сделать целое исследование. Оно было построено для преподавателей Таврической духовной семинарии, вероятно, незадолго до начала учебного процесса (19 августа 1873 года) в этом духовном заведении. Первоначально здание было 2-х этажное. Третий этаж, несколько меньший по высоте, чем 1-й или 2-й этажи, был надстроен в 1930-х годах. Таким образом, здание стало 64-х квартирным.

До 1973-го года в здании действовало печное отопление. Каждый квартирант имел типовой сарай или подвал для дров и угля. Эта складская постройка располагалась во дворе, параллельно дому, на расстоянии нескольких десятков метров. И, пожалуй, по длине она была почти равна длине дома. Сейчас сохранилась только часть этого топливно-складского комплекса, и то в значительной степени перестроенная.

Помню, как в 6-м классе (была ранняя осень) наши ребята устроили шефский воскресник по переносу угля и дров для Семена Трофимовича Марченко. Он у нас в 14-й школе вел алгебру и геометрию. С особым энтузиазмом работали ученики, у которых стояли незакрытые двойки. К чести последних надо сказать, что тот воскресник мы проводили, как истинные тимуровцы, ибо сам «Сэм-Трэм» о нашей инициативе ничего не знал — все было осуществлено в его отсутствие. Вообще-то ребята уважали Семена Трофимовича в силу ряда причин. Главная, наверное, была в том, что до войны Семен Марченко служил на границе, вступил в перестрелку с нарушителем границы, был тяжело ранен.

Семен Трофимович жил в первом подъезде на 3-м этаже, а на втором жил Петр Васильевич Чиннов. Это был один из старейших школьных учителей географии в Симферополе. Он преподавал еще в 1-й женской гимназии и в Таврической духовной семинарии. Мне с ним посчастливилось познакомиться в 1970 году. В 1983 году вместе с дочерью Чиннова Ниной Петровной и друзьями ее семьи побывал на хребте Абдуга в Крымском заповеднике. Там был похоронен ее брат Александр Чиннов, 20-летний партизан, погибший в 1942 году. Абдуга — хребет, малодоступный для обычных путешественников, так как находится в запретной заповедной зоне. Даже среди туристов не много встречал тех, кто там бывал. Поэтому могила Александра Чиннова известна не всем.

Много можно написать об интересных и увлеченных людях, которые в разное время жили в «Учительском доме». Живы, слава Богу, еще люди, которые помнят своего знаменитого Жильца, Николая Семеновича. Да и о самом здании как архитектурном объекте можно рассказать немало. Например, в этом здании существует совершенно эксклюзивная для всех аналогичных строений Симферополя компоновка подъездов. Их было три. Входы со стороны улицы Жуковского и со стороны двора были идентичны. Но чтобы пройти с улицы во двор, надо было подняться с площадки первого этажа по лестнице на площадку второго этажа, а потом спуститься на площадку первого этажа к двери, выходящей во двор. Воистину, загадки неизвестного нам архитектора 70-х годов XIX века! Да, много этот дом имеет историй, тайн и загадок...

Улица Самокиша заканчивается перекрестком с улицей Жуковского. Собственно говоря, «Дом Самокиша» парадным фасадом выходил именно на эту улицу. Примечательно, что до Советской власти название улицы писалось так: «Жуковскаго».

Некролог памяти Н. С. Самокиша в газете «Голос Крыма» (19.01.1944 г.) заканчивался фразой:
Похороны состоятся 20 января в 2 часа дня. Вынос тела из квартиры покойного Жуковская ул., 33, 3-й подъезд.

Итак, улицей Жуковского завершается наше путешествие во времени и в пространстве по улице Самокиша.

На протяжении своей многолетней музейной, краеведческой и искусствоведческой деятельности просмотрел сотни почтовых открыток с изображениями улиц и достопримечательностей города Симферополя. Их начали выпускать в конце XIX века. Но за все это время не видел ни одной (!) фотооткрытки с изображением улицы Самокиша. Полагаю, что моя попытка осуществить виртуальное историческое путешествие по улице Самокиша в какой-то мере поможет компенсировать отсутствие фотооткрыток с изображением этой улицы — и в далекие времена, и в наши дни.

3 часть

Владимир Гуркович, «Крымское Эхо»

Ссылки по теме: