31 января 2011 г.

Симферопольская пожарная часть №15. Один день дежурства

Симферопольская пожарная часть № 15. Ночь. Плотную тишину разрывает звонок. Начальника караула — к диспетчеру. Одиннадцатый километр Евпаторийского шоссе, заготовительный цех. Площадь пожара более ста метров. Сорок секунд, чтобы надеть «боёвку» и прыгнуть в машину. Сон как рукой сняло.

Пожарные Симферополя

Распахиваются высоченные ворота, «ГАЗель» и «КамАЗ» вылетают на опустевшую ночную дорогу, вой сирены, непонятное возбуждение. Впрочем, глаза горят не только у меня, у двоих новичков — Саши Янчука и Саши Сташкова — тоже.

— Саш, она у вас огнеупорная? — показываю на спецодежду.

— Воду пропускает, в огне горит. А та, что у Санька, — Янчук кивает в сторону Сташкова, — от высокой температуры плавится.

— Так как же вы в огонь?

— Ногами. Да не пугайтесь вы, нам в огонь не разрешают, — смущается Саша. — Без необходимости.

— А помните свой первый пожар?

— Что тут помнить, — пожимает плечами ещё один новенький, Игорь Макарков. — Много огня, грязное лицо...

Пламя видно издалека. Рёв огня и запах дыма. Вблизи жарко. Командир отделения «нарезает задачи», водители ставят машины на гидранты и переключают двигатели на насосы. Саша Ксендзов, первый номер караульного расчёта, прокладывает рабочую линию, второй номер Саша Янчук принимает у него «стволы» и «рукава». Эти двое первыми пойдут в разведку. Если в здании есть люди, они должны их найти и вытащить.

Игорь занимается «рукавами», они уже прикручены к «стволам» и наполняются водой. Вскоре десять пожарных, распределившись по местности, заливают огонь. Вода шипит на раскалённых стенах, пламя нехотя отступает.

И уже через два с половиной часа только дымящиеся головешки напоминают о том, что тут бушевала стихия. Пожар, пятый для караула в этом году, побеждён. Перекур.

— Этот пожар — несложный, — лихо заявляет Игорь. — На днях столярный цех тушили на девятом километре Московской трассы. Сушилка с деревом, оборудование — полгектара горело! Три часа пятью машинами тушили.

А это так, обычное дело.
Всё в работе хорошо, но как пожар — хоть увольняйся!

Это самый популярный анекдот пожарных, его сразу вспоминают. На уютной кухоньке, под кофеёк с печеньем идёт беседа о боевых буднях. Молодой начальник пожарной части № 15 Александр Федоренко рассказывает, как неделю назад тушили огонь в подвале пятиэтажки на Гагарина, 36.

Пожарные Симферополя за работой

— Горел подвал, в нём бомжи жили, грелись с помощью самодельного обогревателя, — говорит Саша. — Мы приехали, соединились тросом, чтобы не потеряться в дыму, вошли, примерно за час потушили. Обошлось без жертв, жильцы видели, как двое из подвала убегали.

Основная тема для обсуждений сегодня — пожар на «Козлятнике» (рынок на улице Козлова). Пожилая реализаторша в крещенские праздники зажгла в бутике свечу. Освятить хотела своё торговое место. Свеча упала, что-то загорелось. В итоге сгорел бутик с товаром.

Из-за такой же свечи в сочельник погибла старушка. Жила она одиноко, с постели почти не вставала, ухаживали за ней добрые люди из церкви. Под Рождество зажгли бабушке свечу, поставили на тумбочку возле кровати. Бабушка уснула, свечка догорела, пламя перекинулось на тумбочку. Соседи заметили дым, позвонили по номеру 101, огонь быстро потушили, но старушка задохнулась в дыму.

— А помните, ещё похожий случай был, когда домочадцы покойного зажгли свечу, поставили на телевизор и поехали за телом, — говорит Федоренко. — Вернулись, а у них квартира огнём полыхает. Двойное горе людям.

В прошлом году тушили пожар на улице Спера. Соседи сообщили, что из окна кухни валит дым. Оказалось, еда на плите сгорела. Молодые хозяева в это время были так увлечены друг другом, что ничего не заметили.

— И тут к ним в спальню входим мы. В спецпротивогазах (система замкнутого цикла, похожа на акваланг, а во время эксплуатации издаёт шипящие звуки. — Авт.), как из фильма ужасов, — хохочет Саша. — Девушка как завизжит и в чём мать родила — на балкон. Чуть не сиганула.

— А я тушил борщ, — подхватывает командир второго отделения Геннадий Овчаренко. — Хозяйка забыла его на плите. Взобрался на третий этаж, аккуратно залил кастрюлю водой. Потом мне торт привезли. Вернее, нам.

Самый жуткий случай вспомнил начальник Железнодорожного райотдела МЧС Владимир Доронин. Осенью прошлого года в переулке Линейном сгорел красивый особняк с мансардой. Сжёг его благообразный старичок восьмидесяти лет. К нему хотел переехать сын, старик был против. За день до переезда позвонил отпрыску, сказал: «Не будет тебе дома», облил всё соляркой, обрезал газовые шланги, открыл духовку. Поднялся на второй этаж, чиркнул спичкой и вместе со своим домом сгорел.

В пять утра, чтобы до восьми, когда начнётся построение, закончить уборку. Дежурный караул моет полы, гараж, машины, делает уборку в помещениях. Заступающий караул принимает работу. Потом построение, докладывают обстановку. Десять бравых парней разного возраста и роста, половину которых зовут Сашами, потихоньку зевают, маются. Это ещё не рабочий день, по-настоящему он у караула начинается с традиционной яичницы. Рецепт: на сковороду ссыпается мясо, колбаса, сыр, сало, словом — всё, что удалось притащить из дому, заливается яичной массой и зажаривается. Потом все садятся за стол. А уже после «готовы к труду и обороне». И никак иначе — традиция.

Вкусно. За этим сытным завтраком интересуюсь, как посвящают в пожарные.

— Посылают в ларёк за огненной водой! — хохочут ребята. — Шутка это. Водой обливаем.

— Сильно?

— Как совесть позволяет. Обычно чуть-чуть. Традиция у нас такая: всё новое — и обмундирование, и технику, и человека — надо немножко водичкой полить. Чтобы ничего плохого не случилось.

— В части ребята гибли?

— Нет, слава Богу, — говорят хором все и стучат по дереву. Пожарные вообще очень суеверны. Не пожимают друг другу руки, когда прощаются. Чтобы не встретиться на пожаре. Спокойной ночи не желают — иначе ночь будет неспокойная. Новой смене желают сухих рукавов. Сухой рукав означает, что пожара не было. Начальник Симферопольского управления МЧС Игорь Каретник рассказал нашему корреспонденту курсантскую примету: хочешь поехать на пожар — три пожарную сирену.

Для караула пожар бывает примерно раз в трое суток. Потому что заступают на сутки через трое. Получают полторы тысячи гривен. Раньше были паёк, бесплатный проезд в общественном транспорте и 50-процентная льгота на оплату коммунальных услуг. Привилегий больше никаких. Служат на энтузиазме. Это тоже уже пожарная традиция.

В службе спасения «101» звонки не смолкают круглые сутки:

— Бабушки со своего балкона дым в другом конце города видят, — говорит диспетчер Галина. — Но это ещё полбеды, у нас старшее поколение очень сознательное. Младшее звонит на переменах и сообщает, что школа горит. Дети совсем маленькие матом могут обложить.

Сообщений о действительно происходящих пожарах в день обычно два-три. Ещё «101» частенько путают с номером одного из мобильных операторов. Звонят, спрашивают, как пополнить счёт. Ночью же просыпаются городские сумасшедшие:

— Я ему: служба спасения. Он мне: в каких ты трусиках? Всю ночь звонил, секса по телефону хотел, — краснеет Галя. — А не брать трубку нельзя, вдруг сообщение о пожаре пропустишь.

Сто лет назад на вооружении пожарных были лошадь и подвода с бочкой воды и ручным насосом. Теперь в депо четыре машины цвета огня. Ежедневно на дежурство заступают «ГАЗель» и «КамАЗ». Пожарный грузовик берёт четыре тонны воды. Хватает её на десять минут. Поэтому выезжают машины, если вблизи нет гидранта, парами. Ещё на «КамАЗе» помещается пятьсот литров пенообразователя, в состав которого входит кровь крупного рогатого скота. Жутковато...

В боковых отделениях — набор «мечта гопника»: фомки, ломы, крюки, багор, лопата, топор, алебарда. Вдруг понадобится выбить дверь или прорубить проход. Умиляет приспособление, похожее то ли на резиновую лопату, то ли на гигантскую мухобойку. Пожарные называют её хлопушкой — это для тушения травы.

А вот сетки, в которую ловят прыгающих из окон погорельцев, нет: опасно это, спасают людей с помощью верёвок и автолестниц.

Полноприводной «ЗИЛ» — для тушения пожаров на труднопроходимых участках. Бодрому «старичку» двадцать лет, на колёсах — советские ГОСТы, на крыше — лафетный ствол. Можно тушить пожар, не выходя из кабины. В кабине ещё одна память о тех временах — надпись «Отдыхать в пожарном автомобиле запрещено».

У «ЗИЛа» свой арсенал: пожарный лом лёгкий, пожарный лом тяжёлый. С бирочками. Пожарное ведро традиционно конусом, чтобы никто не украл.

Ещё в депо есть напичканная техникой «ГАЗель» и «УАЗ» для оперативно-спасательной группы. Но Доронин говорит, что советский «ЗИЛ» надёжнее всех.

В Железнодорожном райотделе за двадцать дней нового года потушили десять пожаров. По словам Доронина, это меньше, чем в прошлые годы. Основная причина возгорания — неосторожное обращение с огнём.

— Восемьдесят процентов погибших курили в постели, — говорит он. — Летом из-за брошенного окурка горят леса и поля. Зимой работы добавляют обогреватели, фейерверки. Люди беспечные и от этого страдают.

Бедствие не только пожар, но и его тушение. На хорошо разгоревшуюся квартиру выливают несколько тонн воды, так что погорельцы затапливают соседей на два-три этажа. Иногда с девятого по первый.
Соседи потом судятся и, как правило, выигрывают. Пожарные советуют: если не хотите тратиться на капремонт у себя и соседей, звоните на «101» сразу. Или купите огнетушитель, стоит он около 80 гривен. И ни в коем случае не геройствуйте. Для этого есть пожарная охрана.

Валентина Воробьева, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: