14 декабря 2010 г.

Из жизни симферопольских дворников

Полвека назад у каждого дворника были униформа с фуражкой, брезентовый фартук и личный номерной жетон, как у правоохранителей. Теперь лишь оранжевая жилетка да перчатки. Прежде представителям этой профессии гарантировались социальные льготы, народное уважение и первые места в очереди на жилье. Нынче шансы на квартиру нулевые, маленькая зарплата, крайне низок престиж труда плюс хамство со стороны обуржуазившихся сограждан. Мы провели день в рядах симферопольских дворников, чтобы ощутить, чего стоит чистота наших улиц и дворов.

Дворник в Симферополе

Сегодня, как и всегда в последние шесть лет, Светлана Владимировна, дворник ЖЭУ № 7 Киевского района, начинает свой рабочий день с 6:00. Тихо открывает небольшую бытовку, расположенную в бывшей «колясочной» одного из подъездов девятиэтажки № 60 на проспекте Победы, переодевается в рабочую одежду. Затем достает нехитрый дворницкий инвентарь: совок, метлу, грабли, большую клетчатую сумку для веток — и идет собирать вокруг дома «крупняк» — бумагу, полиэтиленовые пакеты и прочий относительно крупногабаритный мусор.

«Погода нас в этом году балует, — говорит Светлана, привычными движениями кидая в мешок мокрые от росы отходы. — Обычно в это время мы уже с заморозками сражаемся: скребками лед разбиваем или ведро в зубы — и вперед, дорожки посыпать песочком».

Чтобы заработать свои 800 гривен в месяц, дворники должны ежедневно убирать не менее 5000 квадратных метров (на одного человека!). А кроме того, ухаживать за зелеными насаждениями, белить бордюры, дважды в год убирать чердаки и подвалы и вообще создавать максимальный уют «в зоне профессиональной ответственности». «Работа у нас физически очень тяжелая, но зарплата мизерная, особенно по нынешним временам, — сетует Светлана Владимировна, направляясь с собранным „крупняком“ в сторону мусорных контейнеров, которые только что опорожнил подъехавший мусоровоз. — Но приходится держаться и за такую работу, тем более что я уже до бригадира дослужилась. Да и живу рядом. Другие тоже не ропщут, хотя среди них и бабушки, что на ладан дышат. Впрочем, попробуй еще устроиться — вакантных мест в жэке нет».

Проинспектировав почти чистую помойку (о специфических запахах, сопровождающих ее посещение, лучше не думать), дворник приступает к следующему этапу — в дело идет большая метла. Подбордюрники, дорожки, отмостки — всюду нужно тщательно пройтись. Кстати, метлы у здешних дворников очень даже современные — пластиковые взамен традиционных, связанных из разных мелких веток. Даже специальные веерные суперграбли есть для уборки листвы — культура труда потихоньку-таки возвращается!

Подметание занимает львиную долю времени. На часах начало одиннадцатого, а еще мести и мести: вдоль теплотрассы, на стоянке, на дорожке с торца дома... На минуту прекратив мерное шорканье метлы по асфальту, Светлана признается: «Листья — наши главные враги. У нас один из самых зеленых микрорайонов в городе, что, безусловно, хорошо, однако и листопад здесь всегда сумасшедший. Просто горы листьев каждый день! Петровна (начальник жэка. — Ред.) ругается, что мы их собираем, говорит: денег нет на вывоз, а жечь в городе запрещено. Но мы все равно собираем». И, вздохнув, снова принимается за подбордюрники с отмостками. И вдруг что-то блеснуло в пыли, поднятой взмахом метлы. Оказалось, пятидесятикопеечная монета. «Мелочь находить — обычное дело, — улыбается Светлана Владимировна. — Я и большие деньги находила. И 50 гривен, и червонцы. Червонцы чаще! Однажды даже золотое кольцо нашла, очень внушительное! Тут за домом бар есть, а рядом полянка — настоящее хлебное место. Некоторые личности, как нажрутся, идут туда отдыхать и теряют на поляне деньги, телефоны. Мне каждая лишняя копейка в радость».

Особенно если учесть, что радость в жизни дворников не самая частая гостья. Ведь, согласно статистике, большинство представителей этой профессии — одинокие люди. В основном матери-одиночки (женщин среди дворников 95%). «Люди с самыми разными судьбами у нас работают, — задумчиво продолжает Светлана. — У одних проблемы с алкоголем были, у других — личная жизнь поломалась... Одна дворничиха даже майором милиции была, а сейчас улицы метет...»

В этот момент словно из-под земли выскакивает пышная дама с огромными пакетами: «Где 58-й дом, не подскажете?» — устало спрашивает она, умудряясь вытирать пот с висков, не выпуская пакетов из рук. Дворник подсказывает, бурно жестикулирует и, глядя вслед резво удаляющейся незнакомке, замечает: «Вот еще одно доброе дело сделала! С детства люблю их делать. Мечтала даже врачом стать. Даже в больнице начала стажироваться! Но когда первый раз кровь увидела, поняла: не мое». В дворники Светлана попала после того, как разорилось предприятие «Крымстроймеханизация», где она работала секретарем-машинисткой.

Так, за разговорами незаметно закончен фронт «подметательных» работ. Пять тысяч метров в очередной раз покорены. Теперь можно сделать перерыв на обед. Светлана собирает инструмент и направляется в бытовку. Но сначала нужно проверить, насколько сильно в этот раз намусорили во дворе после большой перемены ученики расположенной рядом школы. Оказалось, не сильно, что явно обрадовало нашу героиню. «Обычно бумажек навалом, — говорит она, подозрительно наблюдая за стайкой резвящихся у подъезда малолеток. — И, что особенно печально, они не понимают, что мусорить — плохо, некультурно. Замечание сделаешь, а в ответ: «Так тебе за это платят!»

После обеда задача — обрезать сухостой вокруг длиннющего дома № 60. «Пока погода хорошая, нужно успеть сирень в порядок привести, — размышляет дворник. — За ландшафтом я люблю ухаживать. Минувшей весной березу во дворе посадила, розы и жасмин». А еще покрасила десятки камней в палисадниках. Разрисовала и полузакопанные автомобильные шины — традиционные украшения многих симферопольских дворов. Миленько получилось, радостно. Хотя и странно. (Особенно шокирует подобный уличный дизайн европейцев... Впрочем, это их собственные проблемы.)

Вооружившись видавшим виды секатором, Светлана направляется к первой выбранной в жертву поросли, но на полдороги ее останавливает женщина, одетая по-домашнему. «Света, ты мне снова по важному делу нужна...» — таинственно начинает она, однако, заметив журналистов, спешно ретируется. «Это жилица здешняя, — объясняет Светлана. — Она — магистр белой магии! О ней много чего рассказывают, но она деятельность свою не афиширует». Зачем понадобилась белому магистру, да еще «по важному делу», дворник не признается: «Мало ли кому чего нужно! Вон в соседнем доме бывший министр ЖКХ жил, Баженов его фамилия.
Когда ему нужно было, чтобы в мэры выбрали, рассказывал, что живет в обычной квартире и платит за нее как все люди. Но сам уже два года здесь не появляется — особняк, говорят, себе отгрохал». И сосредоточенно начинает бороться с сухостоем. В молчании борется с ним ровно до 14:00, пока не заканчивается ее такой обычный, незаметный для многих рабочий день.

Дмитрий Смирнов, «События»

Ссылки по теме: