17 октября 2010 г.

Воронцовский дворец — дворец, прославивший Алупку

Романтической красотой маленький крымский посёлок наделила природа. Сюда приезжали полюбоваться величественной панорамой гор над морскими просторами, дикими хаосами скал в соседстве с зелёными оазисами. Прославило же Алупку творение рук человеческих.

Воронцовский дворец в Алупке

В позапрошлом веке граф (впоследствии князь) Михаил Воронцов построил здесь дворец, ставший выдающимся памятником романтической культуры. Среди зелени и близких ей по цвету диабазовых скал, гармонично вписываясь в горный рельеф, дворец возникает словно из недр земли, являя собой центр природного амфитеатра. Особая органичная связь с природой объясняется не только оригинальностью архитектурного решения, удачным выбором местного строительного материла, но и тщательно продуманным местом строительства — на точке пересечения меридиана горы Ай-Петри и направленной к нему под прямым углом поперечной оси, ориентированной на мыс Ай-Тодор. Сооружение комплекса было закончено в 1848 году. Пять разных по форме и высоте корпусов с закрытыми и открытыми переходами, маршами лестниц и внутренними двориками напоминают средневековый родовой замок, формировавшийся на протяжении нескольких веков. Дворцово-парковый ансамбль Алупки оказал огромное влияние на архитектуру Крыма всего последующего столетия, способствуя развитию романтического стиля.

Три поколения рода Воронцовых владели Алупкой вплоть до революции.

Она наступила сразу же после установления советской власти в Крыму — 16 ноября 1920 года. Начался процесс национализации бывших дворянских усадеб. Работу по созданию музеев возглавлял заведующий Ялтинским подотделом секции изобразительного искусства при Крымском отделе народного образования Анатолий Коренев. Он же исполнял обязанности главного хранителя Алупкинского дворца, возглавлял комиссию по учёту художественных ценностей, к работе в которой были привлечены художник Судейкин, врачи Елпатьевский и Иванов. В середине 1921 года дворец-музей принял первых посетителей.

Процесс систематизации и изучения экспонатов был прерван в 1941-м. Сложившаяся на полуострове обстановка не позволила вывезти сокровища искусства. Наиболее ценные вещи оккупанты отправили в Германию. Общая стоимость нанесённого ущерба составила в деньгах 1944 года 4 911 000 рублей. Часть коллекции вернулась во дворец, и в его залах открылся музей для офицеров вермахта. При отступлении гитлеровцы собирались взорвать дворец, но, к счастью, их замысел был сорван стремительным наступлением Приморской армии и Ялтинского партизанского отряда, получивших специальное задание — спасти дворцы Южного берега.

Ныне дворец — уникальный музейный комплекс.

Воронцовский дворец. Парадный кабинет

Кабинет хозяина, Михаила Семёновича Воронцова, знакомит с кабинетной мебелью тех лет, с произведениями искусства, связанными с героическими страницами русской истории — Отечественной войной 1812 года.

Воронцовский дворец. Китайский кабинет

Жене Воронцова Елизавете Ксаверьевне, навсегда оставшейся в истории русской культуры благодаря посвящённым ей шедеврам пушкинской лирики, принадлежал Китайский кабинет, который украшают настоящие раритеты, отделка его носит печать литературных пристрастий хозяйки.

Воронцовский дворец. Ситцевая комната

В Ситцевой гостиной, соединяющей кабинеты хозяев, экспонируются четыре пейзажа Южного и Восточного берегов Крыма кисти Айвазовского.

Воронцовский дворец. Зимний сад

Подолгу любуются многочисленные посетители беломраморными скульптурами, украшающими Зимний сад. Часть их — копии с античных оригиналов. Глава семьи Семён Романович, посланник России в Лондоне, представлен в облике мудреца-вольтерьянца екатерининского времени. Портрет выполнен в традициях римского республиканского портрета, а бюсты Михаила Семёновича и Елизаветы Ксаверьевны напоминают времена римского императора Августа.

Воронцовский дворец. Парадная столовая

Парадная столовая, как ни один другой зал дворца, поражает богатством отделки и виртуозно выполненной резьбой по дереву. Украшают её четыре монументальных панно прославленного французского художника конца XVIII века Гюбера Робера, запечатлевшие памятники архитектуры.

Воронцовский дворец. Библиотека

Отделку библиотеки и её собрание современники справедливо считали одними из лучших в России. К концу XIX века в коллекции насчитывалось около 25 тысяч томов по разным отраслям знаний. Русских изданий не так много, как, скажем, французских, но они чрезвычайно ценны, потому что относятся к просветительской литературе XVIII века, как, скажем, сочинения Ломоносова, Сумарокова, Голикова.

Огромный интерес представляет коллекция русского портрета с ценнейшими произведениями Крамского, Бакста, Левицкого. В обширном собрании русского пейзажа хранятся поистине бесценные картины, среди которых полотна Айвазовского, Куприна, Левитана, Боголюбова, Маковского, Сурикова, Фалька, Сарьяна, Лентулова.

Гордится музей и коллекцией западноевропейской живописи.

Коллекция Алупкинского музея-заповедника постоянно пополняется, открываются новые экспозиции. В залах Шуваловского корпуса постоянная выставка живописи из фондов дополнена переданными профессором Виталием Голубевым несколько лет назад в дар музею произведениями живописи и графики начала XX века.

А недавно во флигеле, оборудованном в 1847 году в западной части гостевого корпуса архитектором В. Гунтом для дочери Воронцовых Софьи, вышедшей замуж за Андрея Павловича Шувалова, оформлена интереснейшая экспозиция «Дом графа Шувалова».

— Экспозицию готовили несколько лет, — говорит директор Алупкинского государственного дворцово-паркового музея-заповедника Константин Касперович. — Она — начало реализации долгосрочной программы развития музея.

— Почему так разительно отличие этих интерьеров от того, что мы видим во дворце — ни намёка на роскошную парадность?

— Эта экспозиция полностью отвечает духу времени. Дело в том, что, как свидетельствуют современники, в отличие от парадных залов, всегда доступных для гостей, во флигеле бывали только свои, близкие люди. Поэтому интерьер его сугубо домашний, комфортный, уютный.

— То есть по гостиной и кабинету графа Андрея Шувалова, будуару и спальне Софьи, столовой можно составить представление о повседневной жизни дворян?

— Безусловно. Быт, что называется, изнутри.

Быт этот, надо заметить, протекал среди добротной английской мебели красного дерева. Пищу подавали в мейсенском фарфоре, богемском стекле. Чай пили из сервиза императорского завода эпохи Александра II. Есть в столовой и тарелки с гербом Воронцовых-Дашковых и надписью «Алупка», в своё время специально заказанные на фабрике Корниловых. В спальне графини стоит мебель знаменитого мастера Гамбса, славу которого отразили Ильф и Петров в «Двенадцати стульях». Будуар Софьи Михайловны украшали китайские ширмы и вазы из нарядной перегородчатой эмали.

Есть в интерьерах и изделия русских мастеров, среди которых выделяется передвижной стеклянный столик-витрина с чайным сервизом фабрики Батенина.

— Андрей Шувалов, которому посвящена новая экспозиция, не так известен, как Воронцов. Просветите, пожалуйста, наших читателей, Константин Константинович.

— Начну с того, что современники считали графа Шувалова прототипом Григория Печорина из «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова.

— На чём основано это предположение?

— Дело в том, что Шувалов служил вместе с Лермонтовым сначала в Нижегородском драгунском, а затем в лейб-гвардии гусарском полку. Сослуживцы отмечали храбрость, достоинство юнкера Шувалова.

— А каково происхождение Андрея Павловича?

— Он принадлежал к цвету российской аристократии. Его наставником и опекуном был известный государственный деятель, ближайший советник императора Александра I, автор плана либеральных преобразований, инициатор создания Государственного совета Михаил Сперанский, что говорит об уровне образованности воспитанника.

— Во флигеле представлены и произведения искусства. Шувалов сам собирал их?

— Да, он был увлечённым коллекционером, как и все члены его семьи. Поэтому в собрании есть настоящие шедевры западноевропейских мастеров, великолепная копия «Семейного портрета» Ван Дейка, работы Брюлловых.

В экспозиции «Дом графа Шувалова» полно представлена портретная галерея, в которой много работ, представляющих большую историческую ценность.

Жемчужина Крыма, которую ежегодно посещают десятки тысяч туристов, не тускнеет с годами, её краски постоянно обновляются усилиями коллектива настоящих специалистов своего дела, делающих результаты своих исследований нашим общим достоянием.


Людмила Обуховская, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: