11 августа 2010 г.

Озеро Биюк-Карасу и речное судоходство в Крыму

Недавно в Саках состоялись соревнования в зачёт V летних спортивных игр молодёжи Крыма по гребле на байдарках и каноэ. Команда Нижнегорского района заняла второе место, а в личном зачёте чемпионами игр стали Владислав Петрашов, Эдуард Ямщиков и Вера Клименко. Трижды поднималась на первую ступеньку пьедестала Виктория Мощанская, победив на разных дистанциях в одиночке и в двойке. Бронзу забрали тоже нижнегорцы — Артем Бруницын и Иван Артюшков. Подготовил команду к соревнованиям тренер детской юношеской спортшколы Алексей Коробов. Одно только было непонятно: где готовились нижнегорские гребцы? На первый взгляд, водной глади в районе немного — спрямлённое русло Салгира да его обмелевший приток Биюк-Карасу. Но оказалось, не всё ещё знаем мы о крымских водоёмах.

Озеро Биюк-Карасу в Желябовке

Мирно квакают лягушки — накликают дождь. В речной заводи отражаются вековые осокори и далёкие кучки облаков. Тянет тиной и рыбным запахом, таким приятным для любого рыболова. Большая чаша озера серебрится на солнце, и лишь круги серебром разбегаются от лодки посреди водоёма. Он — в самом центре села Желябовка, и именуют его местные жители по названию реки, питающей его, — Биюк-Карасу.

Озеро в Желябовке

Именно здесь с недавних пор тренируются нижнегорские гребцы. Уже и соревнования проводились, а как-то приезжали даже из сборной Украины и хвалили водоём, явно «положив на него глаз». «Разве возможно не полюбить такую красивую реку — совсем не крымскую по виду?» — говорит Сурен Амирханян. Он первым открыл на этом водоёме прокат катамаранов и лодок — так удобнее добираться до островов, расположенных посреди озера. «Там такие рыбные места — сомы до четырнадцати килограммов, как брёвна!» — продолжает желябовец, взмахивая вёслами. Мы плывём к плотине — местной достопримечательности, которая имеет свою историю.

Раньше, ещё в начале прошлого века, здесь жил помещик Нелидов, дом которого стоял как раз на берегу реки. С его финансовой помощью трудолюбивые болгары — переселенцы, осевшие в здешних местах, — и сделали первую плотину на Биюк-Карасу. Она существовала долго, постоянно обновлялась. Но лет пятнадцать — семнадцать назад, как рассказывают местные жители, рядом построили современную, из бетона и камня, с водосливами — в общем, по всем правилам гидротехники.

Ставок в Желябовке

И эта плотина сейчас держит огромную массу воды в озере, спуская её в паводки через верх. Так было и в этот день. Прошедшие в горах ливни переполнили Тайганское водохранилище, оттуда начали сбрасывать воду и таким образом заполнили все ставки на реке. Но воды, желтоватой от глинистой взвеси, так много, что происходит перелив через плотину. И вид заполненных водоёмов, до трёх метров и глубже, неизбежно приводит к вопросу: «А уж не плавали ли в прошлом по нашим речкам какие-нибудь суда?».

И тут надо обратить внимание на тот географический факт, что именно по Салгиру и Биюк-Карасу проходит наиболее близкий путь от берега Сиваша до одного из крупнейших торговых городов Крымского ханства — Карасубазара. Это сейчас в Белогорске один рынок, а несколько веков назад тут был только базар, отсюда и название. И, как к любому торговому месту, сюда стекалось множество дорог. Была ли ещё самая естественная и самая дешёвая — речная?
Начало пассажирскому судоходству на Черном море положено в 1828 году. Первый рейс из Одессы в Батуми с заходом на рейд в Ялту совершил пакетбот «Одесса». Это было небольшое судно. Спальных мест в нем насчитывалось 56, а мощность главного двигателя составляла 80 лошадиных сил.
Совсем ничего не известно о судоходстве на наших реках. Да, невзрачны они, мелки, спрямлённые берегами гидроканалов. Но это сейчас! Данные геологии свидетельствуют, что сравнительно недавно, лет триста-пятьсот назад, степные реки были намного полноводнее. Да что там столетия! Старожилы многих приречных сёл — Садового, Желябовки, Уваровки — ещё помнят, как в послевоенные годы ныряли в трёхметровые омуты Большой Карасёвки.

В детстве сам я купался вблизи Демьяновки Советского района и в Новоивановке Нижнегорского: глубина была, как говорили, «с ручками». И Биюк-Карасу была глубже — это факт.

Конечно, пароходы и баржи по Салгиру или Карасу не ходили. Скорее всего, это были лодки, гружённые товарами. К Сивашу они могли плыть по течению, обратно же их тянули либо с помощью лошадей, либо бурлаки. Увы, нигде не нашёл упоминаний о крымских бурлаках, но это вовсе не значит, что таковых не было. Система бурлачества была, торговля — тем паче, река — и подавно.

Косвенных данных об использовании крымских рек как путей торговли или военного снабжения немало. Известно из старых источников, что войска Суворова, разбившего в конце XVIII века лагерь на месте нынешней гостиницы «Украина» в Симферополе, снабжались водным путём — ладьями и стругами. Известный крымовед Кондараки в издании «В память столетия Крыма» замечает:
Некоторые из новейших писателей допускают мысль, что он (Сиваш) был судоходным и на берегах его красовались упоминаемые Птолемеем города: Сатарха, Тарона, Пароста и Постигия.
Не отрицается им и возможность плавания по местным рекам. Но самым интересным доказательством речного судоходства являются действия запорожских казаков против «турка и татарина в Крыму». Исследования российских историков, в том числе В. Н. Королёва, подробно рассматривают морские набеги казаков на Восточный Крым, упоминают и о перемещении казацких «чаек» по рекам Приазовья и Присивашья. Правда, больше речь идёт об устьях рек, в частности и о Салгире.

Кстати, ещё одним доказательством судоходности наших степных речек служит интересная археологическая памятка. Мы уже как-то писали об остатках древнего укрепления в устье Салгира. Но повторные поездки на берег солёного Сиваша позволили обнаружить ещё одно укрепление, несколько юго-восточнее. Земляная насыпь имеет несколько расплывшуюся подкововидную форму, высотой около трёх метров, вход внутрь которой находится с западной стороны. Первоначально она, по-видимому, была квадратной. А от этой насыпи до укрепления в месте впадения Салгира в Сиваш тянется низкий расплывшийся земляной вал, который, возможно, был предназначен для прикрытия укреплений и стрелков. Интересно, что на недавно опубликованной в интернете «Археологической карте Крыма» оба укрепления отмечены и кратко охарактеризованы. Крымские и российские археологи, создавшие сайт и карту, сделали огромное дело по сохранению исторического наследия нашей земли. Вот как один из создателей карты, Александр Гаврилов, пишет о «нашем» укреплении:
По рассказам старожилов села Изобильного, в первой половине ХХ века на укреплении выкапывали чугунные ядра. Укрепление задерновано, поросло полынью, его можно предварительно датировать XVII – XVIII вв.
Но самое интересное, что гипотеза об укреплениях в устье Салгира как форпостах на торговых речных путях была выдвинута школьницей из Садовской школы Анной Филоненко. Действительный член крымской Малой академии наук, она под руководством своего учителя истории Михаила Суднева подробно рассмотрела историю рек Биюк-Карасу и Салгира с точки зрения речной торговли, да ещё и набеги казаков на Крым реконструировала!

Вот такие люди живут на берегах красивейшей степной речки. Изучают историю родного края, плавают на катамаранах посреди степи, до мозолей гребут на байдарках, насыпают плотины, сохраняя уникальную реку. И, думается, в годы самой страшной разрухи умов и быта всегда зреют силы, способные это преодолеть. И слава людям и нашим рекам!

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: