21 августа 2010 г.

Село Мысовое. Рядом с «дном котла»

Кот напугал своими размерами и нахальным взглядом каре-зелёных глаз. «Ну и котяра, наверное, килограммов десять, а голова — почти как моя», — подумал я. И вместо обычного «кис-кис» сказал: «Привет, казантипское чудище!». Чёрный с белой грудкой представитель племени кошачьих встал, потянулся и оказался как раз мне по колено. «Хорошо питаешься тут: бычки азовские да мышки заповедные», — заговорил я снова, и мы подружились. Потом кот, которого я тотчас поименовал Казантипом, то путаясь у меня в ногах, то забегая вперёд, сопровождал меня по склону массива мыса до самого автобуса.

Село Мысовое в Крыму
Автор фото — roadrunner1971

И долго сидел у дороги после моего отъезда, я видел это в заднее стекло салона. За удаляющимся котом раскинулся мыс Казантип. «Дно котла» в переводе с тюркского.

Прежде чем попасть на сам мыс, пришлось посетить прибрежное село — Мысовое. В старые времена на его месте были две деревеньки — Казантип Русский и Казантип Татарский, у соответствующих бухт — Русской и Татарской. Занимались люди рыболовством, и слава казантипских рыбаков гремела от Геническа до Керчи. В советские годы тут был рыбколхоз имени адмирала Нахимова — многоотраслевое хозяйство. Ловили и перерабатывали рыбу, выращивали зерновые и бахчевые культуры, производили известь.

Мысовое

В рыбколхозе было семь крупных судов, множество лодок и баркасов, с которых добывали рекордные уловы кефали, бычка, сельди и хамсы.

Сейчас уловы отнюдь не рекордные, а колхоз распаёван и растащен по АО и КСП. Бывшие рыбаки стали заурядными дачниками, выращивающими картошку в скупой казантипской земле и уповающими на дождь в знойное лето.

Именно так сложилась жизнь Михаила Ивановича, или просто дяди Миши, ещё крепкого семидесятилетнего рыбака. Он много вспоминал о своём старшем друге и соседе — смотрителе маяка Фёдоре Филонове. У этого грозы браконьеров была кличка — Змей. Именно усилиями Филонова в Мысовом установлен мемориал павшим на войне землякам. Фёдор-Змей сам посадил многие деревья в селе, разбил цветники. Когда не стало хватать воды для полива, попросил помощи у строителей Крымской АЭС. Те пригнали буровую и пробили скважину, которой до сих пор тут пользуются.

Нефтяная скважина между в Мысовом
Автор фото — Андрей Тупиков

Филонов, говорят, так достал электросварщика, работавшего на мемориале, что тот на дверце будки крупно наварил: Змей. Так и стоят рядом — памятник погибшим и памятник энтузиасту: хоть и железная будка, но именная.

В Мысовом сейчас немного местных жителей, больше приезжих — владельцев дач и отдыхающих. Море и красоты Казантипа привлекают сюда многих. Широко распространена сдача внаём жилья, и село летом пестрит надписями «Сдаётся». Но сейчас, увы, тут тишина.

Казантип почти везде проступает в Мысовом: то пейзажем, то бесформенной глыбой известняка у дороги, то вскриком живущих на мысе чаек.

Овальный Казантип невелик, всего-то полтысячи гектаров площади. Но как он разнообразен! Природно и исторически... Максимально высокая точка мыса — 107 метров — находится на востоке, на вершине гряды. Чуть восточнее, над самой Татарской бухтой, в древнем оползневом цирке, открыто крупное античное поселение, жители которого разводили мелкий рогатый скот, занимались хлебопашеством, рыболовством, собирали мидий. Оно возникло ещё до нашей эры и погибло в III веке н. э. Археологи считают, что это мог быть Гераклий, упоминаемый в трудах древнегреческих учёных. С 1998 года Казантип заповедан, но не для всех.

Внутри «котла» Казантипа были разработано Мысовое месторождение нефти, которое открыли в начале 50-х годов прошлого века. Залежи находятся на глубине нескольких сот метров в известняках. Ещё в начале 60-х годов из двух находящихся в Казантипской котловине скважин сочилась нефть, которую собирали и использовали для местных нужд. Говорят, казантипская нефть не содержит бензиновых фракций, являясь тяжёлой и относительно малоценной. «Но нефть — она и в Африке, и в Ираке, и в Эмиратах нефть», — поговаривают в Мысовом. В день моего посещения Казантипа тут работали пять насосов-качалок.

На юг от Казантипа уходят две огромные дуги береговой линии. Восточная — берег Казантипского залива, многокилометровый песчаный пляж шириной до пятидесяти-ста метров, и западная — берег Арабатского залива, песчаный пляж до Щёлкино и далее береговые скалы с фантастической красоты безлюдными бухточками, а за Семёновкой — вновь песчаный пляж. А посреди, сразу под каменистым склоном, раскинулось несколькими улицами село Мысовое. От Татарской бухты до бухты Русской.

Татарская бухта

С неизменными табличками «Сдаю жильё», с вязанками сушёного бычка, с памяткой о «Змее» — энтузиасте. И с огромным чёрным котом по кличке Казантип.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: