23 марта 2017 г.

История советских пионерских лагерей началась в Крыму

Для каждого, кто был школьником, слова «лето» и «каникулы» навсегда остались близнецами-братьями. А для того, кто был советским школьником, к этой паре добавляется ещё одно слово: пионерлагерь. История советских пионерских лагерей началась в Крыму.

Первые палатки Артека
Первые палатки «Артека»

8 брезентовых палаток


16 июня 1925 года принял первых детей знаменитый «Артек». Он стал первым пионерлагерем нового типа, упор в котором был сделан не на военное и трудовое воспитание, а на оздоровление ребят. Инициатором создания всесоюзного лагеря-санатория был Зиновий Соловьёв, председатель Российского Общества Красного Креста. Лагерь решено было открыть в урочище Артек. Это место Соловьёв выбрал сам, причём понравилось ему тут всё, даже название. В переводе с древнегреческого слово «артек» означает «место отдыха перепёлок», и Зиновий Петрович шутил: «Ну, просто как по заказу: пусть и наша детвора отдыхает, раз тут отдыхают перепёлки, пусть наш пионерский лагерь так и называется». Осенью 1924‑го в урочище развернулись подготовительные работы, и к июню 1925‑го на площадке у моря были установлены 8 брезентовых палаток: 4 двадцатиместные палатки для детей и 4 маленькие палатки для штаба лагеря и обслуживающего персонала. В палатках двумя рядами стояли кровати, были тумбочки, табуреты, вешалки для одежды, бак для питьевой воды, стол. Палатки освещались керосиновыми лампами и корабельными фонарями. Керосинками освещалась и территория лагеря в ночное время. Питьевой водой лагерь обеспечивался из колодцев. Вода качалась ручным насосом в баки, а оттуда по трубам подавалась к палаткам, в кухню и столовую (они находились на отдельной площадке). Продукты привозили из Гурзуфа, там же, в детском санатории «Ай-Даниль», стирали бельё. В первое лето работы лагеря в «Артеке» побывали 320 пионеров (4 смены по 80 детей) – из Москвы и Московской области, Ленинграда, Тулы, Твери, Самары, из Крыма. В 1928 году к палаткам добавились деревянные домики.

Артековцы, 1927 год
Артековцы, 1927 год. В центре группы – первый директор и главный врач лагеря Фёдор Фёдорович Шишмарёв (слева) и основатель «Артека» Зиновий Петрович Соловьёв (справа)

Юные чабаны, джигиты и стахановцы


В первые годы существования «Артека» отбор сюда проводился строго по медицинским показаниям – в первую очередь брали детей с неактивным (то есть незаразным) туберкулёзом, с переутомлением и малокровием. Позднее, в 1930‑х, путёвку в «Артек» стали давать особо отличившимся пионерам. В списках лучших были, к примеру, юный чабан, спасший во время бурана отару овец, юный джигит из Кабардино-Балкарской республики, вырастивший для красной кавалерии трёх коней – Костика, Казбека и Заурбека, пионерка из Таджикистана, которая ввела стахановские методы сбора хлопка.

Жена академика Андрея Дмитриевича Сахарова Елена Боннэр вспоминала о том, как она побывала в «Артеке» тринадцатилетней девочкой:
Мне 83 года, а я без малого век помню лето 1936 года. Однажды папа спросил, хочу ли я в «Артек». Конечно. Но я же не герой. «Пионерская правда» писала, что туда попадают только герои. Оказалось, что дети коминтерновцев тоже.

Мы жили в просторных, длинных, похожих на бараки помещениях – наверно, 50 или больше девочек из четырёх отрядов нижнего лагеря. Такой же барак у мальчиков. Их называли палатками. Был ещё верхний лагерь, где жили малыши. Ходили все в казённой одежде – синие трусы и рубашки с короткими рукавами, синие или белые. Их можно было менять каждый день у кастелянши, которая по утрам приходила в палатку. В нашем втором отряде было два героя. Девочка по имени Ванда, которая задержала где-то шпиона – нарушителя границы. И второй герой – Баразби Хамгоков. Он вырастил лошадь то ли для Будённого, то ли для Ворошилова и получил, кажется, за это орден.

Каждый вечер был отрядный костёр. А примерно раз в неделю – общелагерный на очень большой костровой площадке, оборудованной трибунами, похожими на трибуны на Красной площади. Отрядные костры были хорошие и даже с печёной картошкой. Кормили нас хорошо, но картошка – это был всеми любимый ритуал.

Благодаря этому артековскому лету я навсегда полюбила Крым.
Артек, 1920‑е гг.
«Артек», 1920‑е гг.

Имение на носу


В сентябре 1936 года в московском Кремле состоялся необычный приём: двести детей, отдыхавших в «Артеке», были приняты Молотовым (председатель Совнаркома СССР в те годы был официальным покровителем Всесоюзного детского лагеря.) Артековцы в Кремле выступили с концертом, и в числе прочего спели популярную в «Артеке» частушку:
У «Артека» на носу
Приютилось Суук-Су.
Наш «Артек», наш «Артек»,
Не забудем тебя век.
Услышав эти незамысловатые слова, Молотов вполне официально заявил: «Придется, кажется, передать «Артеку» Суук-Су». И передал.

Симферопольские пионеры встречают детей, приехавших в Артек
Симферопольские пионеры встречают детей, приехавших в «Артек»,
на вокзале крымской столицы. 1934 г.

Курортная история Суук-Су началась в 1897, когда это имение купили известный инженер Владимир Березин и его гражданская жена Ольга Соловьёва. Супруги решили сделать Суук-Су курортом европейского уровня, и им это удалось: в начале ХХ века Суук-Су считался самым респектабельным курортом Российской империи. Центральным зданием Суук-Су был великолепный дворец «Казино», построенный по проекту архитектора Краснова. Первоначально Соловьёва хотела, чтобы это здание предназначалась для азартных игр – она намеревалась сделать из Суук-Су крымское Монте-Карло. Но затея не получила одобрения властей, и «Казино» превратилось в своеобразный, как мы бы сейчас сказали, развлекательный комплекс. В нём размещались библиотека, курительная комната, игровые комнаты и ресторан. Интерьеры «Казино» поражали роскошью: мраморные подоконники и ступени, двери и оконные рамы красного дерева, старинная мебель, богемское стекло, хрусталь. В 1937 году этот великолепный дворец достался пионерам: территория Суук-Су (33 здания с богатой обстановкой и 60 гектаров земли) превратилась в артековский лагерь «Лазурный».

Газета «Красный Крым» в марте 1937 года писала:
В Суук-Су цветут миндаль, абрикосы и вишни. В Суук-Су есть дивный дворец, роскошные дома, сказочные уголки в парке. Это изумительное место на ЮБК, овеянное легендами, теперь отдано советским детям.

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Читайте также: