7 апреля 2014 г.

Терентий Вяземский: «В Крыму я нашёл смысл жизни»

Терентий Вяземский
Это всегда подчёркивал выдающийся русский учёный Терентий Вяземский, уроженец деревни Путятино Рязанской губернии, для которого наш полуостров стал второй родиной.

Богослов, медик...


Перед тем, как связать свою жизнь с Крымом, будущий медик, ботаник окончил Рязанскую духовную семинарию. Но поняв, что богословская стезя — не то, в чём он может наиболее полно реализоваться, поступил на медицинский факультет Московского университета, после окончания которого два года изучал медицину в Германии, на кафедре Саксонского университета. Затем был приват-доцентом на кафедре физиологии Московского университета. Обеспокоенный чрезмерным увлечением в России алкоголем, Вяземский основал кружок по борьбе со школьным алкоголизмом, открыл противоалкогольный музей. На первом всероссийском съезде виноградарей и виноделов в Москве предложил программу борьбы с алкоголизмом.

Попав в 1901 году на Карадаг, Терентий Иванович не мог не влюбиться в это загадочное место, не имеющее аналогов в мире. Он увлечённо вникал в историю карадагской сказки, начавшейся около трёхсот миллионов лет назад, когда на месте современного Чёрного моря бушевали волны океана Тетис, простиравшегося до Панамского перешейка Америки. К началу Юрского периода (сто пятьдесят миллионов лет назад) Тетис начал мелеть и делиться на отдельные бассейны. Причиной были мощные тектонические процессы. Именно в этом месте Восточного Крыма сошлись в жестокой схватке стихии огня, воды и земной тверди. В своём величественном противоборстве, пытаясь уничтожить и разрушить друг друга, они изваяли то, что увидел Вяземский, то, что видим мы, то, что признано уникальным, неповторимым памятником природы, описать который словами просто невозможно. Побывавший здесь Константин Паустовский сетовал на «вялость человеческой речи», на невозможность подобрать слова и сравнения, чтобы описать «могущество кратеров, дыхание моря, влитого в их пропасти, крики орлов и тысячи малейших, ласковых вещей».

Реализованная утопия


Очарованный уникальным местом, учёный покупает участок земли с невзрачным одноэтажным домиком и начинает создавать здесь научную лабораторию для разносторонних исследований в благоприятном для этого, но в те времена суровом месте, которое земным раем назвать было трудно.

(Читайте также: Как Терентий Вяземский создавал на Карадаге лечебницу для алкоголиков)

— Здесь не было и намёка на комфорт, — говорит директор Карадагского природного заповедника Алла Морозова. — Сергей Елпатьевский, который понимал красоту природы, впервые посетив эти места, писал: «Голое, выжженное лысое место» и даже не вышел из экипажа, велев ехать дальше. Постоянная нехватка воды отпугивала от этого «медвежьего угла». Но «чудной доктор с развевающимися волосами», как называли Терентия Вяземского, не испугался трудностей. Именно уединённость этого места укрепила его желание создать здесь научную станцию — вдали от городской суеты и пороков.

Надо сказать, Вяземский был человеком, неординарно мыслящим, и не все современники его понимали. Многие его идеи не только не воспринимались, но и навлекали на него беды. Одна из них — создавать в местах заключения, ссылок, тюрем условия для творческой работы, в том числе научной, чтобы не терять интеллектуальный потенциал и давать людям реальный шанс найти себя, — чуть не стоила ему самому свободы. Министр просвещения России граф Делянов, к которому Терентий Иванович обратился с таким предложением, счёл Вяземского человеком опасным. Идея создания научной станции на Карадаге тоже не нашла поддержки, в том числе и в среде учёных. Но были, к счастью, и исключения. Поверил в жизненность этой идеи профессор МГУ Лев Мороховец. Он помог сформулировать основное научное направление исследований на первые годы работы — морфология, систематика и физиология морских животных — и выделил финансы. Именно при поддержке Льва Захаровича в 1907 году началось строительство первой в мире природной биологической станции.

Биостанция Вяземского на Карадаге
Биостанция на Карадаге

Чтобы получать дополнительные средства на развитие науки и не терять практику врача-невропатолога, Терентий Иванович открывает санаторий. К сожалению, коммерсант из него не получился: санаторий не оправдал надежд. По разным причинам, в том числе и из-за доброты Вяземского, который не со всех больных брал плату, понимая, что это для многих непосильно. Так что пришлось обходиться деньгами Мороховца, благодаря которому в 1907 году был заложен фундамент биостанции. Закончилось строительство в марте 1914 года.

То, что многие назвали утопией, стало реальностью, осуществлением мечты увлекающегося и увлекающего человека, вдохновенного собеседника, поражавшего широкой эрудицией и необычайно оригинальным и смелым полётом мысли.

Заботы, хлопоты привели к тому, что вскоре после того, как строительство закончилось, Вяземский серьёзно заболел. Врачу было несложно понять, сколько отмерено судьбой. Чтобы сохранить своё детище, он передаёт всё — землю, корпуса, оборудование и самую большую ценность, сорок тысяч томов уникальной научной библиотеки со всеми редчайшими изданиями, — Обществу содействия успехам опытных наук и их практических применений им. Х. С. Леденцова. 23 сентября 1914 года Терентия Вяземского не стало. С этой даты ведёт свою историю созданная им первая в мире природная биологическая станция, которой сразу было присвоено его имя.

Похоронен учёный на Пятницком кладбище в Москве.

В 1979 году на базе биостанции был создан Карадагский природный заповедник, включающий территорию горного массива и прилегающую морскую акваторию. Он не закрыт для посещения: научные сотрудники водят по экзотическому месту организованные экскурсии, давая каждому желающему возможность насладиться красотой этого места.

История рода


Долгие годы не афишировалось дворянское происхождение Терентия Вяземского. Оказывается, это — старинный род, начало которому положил князь Ростислав Мстиславич Смоленский, внук Владимира Мономаха. Правнук Ростислава, князь Андрей Владимирович, прозванный Долгая Рука (убит в 1223 году в битве на Калке), получил в удел Вязьму и стал родоначальником князей Вяземских. Князья Вяземские сохранили свой удел до 1494 года, а затем стали подданными Москвы.

У Андрея было два сына, Василий и Фёдор, от которых пошли две родовые ветви. К первой ветви принадлежат князь Андрей Иванович, бывший при Екатерине II наместником нижегородским и пензенским, а при Павле I — действительным тайным советником и сенатором. Его сын Пётр Андреевич стал известным писателем, дочь, Екатерина Андреевна Колыванова, вышла замуж за Н. М. Карамзина.

К роду Вяземских принадлежат Ефросиния, канонизированная Русской церковью в лике блаженных, а также литератор Павел Вяземский. Их славу продолжил неутомимый исследователь Терентий Вяземский.

* * *

В библиотеке Карадагской станции хранится редчайшая книга Т. И. Вяземского «Электрические явления растений», напечатанная в 1901 году, за которую автору была присуждена степень доктора медицины. Труд представляет интерес для современных исследователей.

* * *

Кроме научной и педагогической деятельности Вяземский занимался и практической медициной: он был хорошо известен как талантливый врач-невропатолог и психиатр. В Крыму у него лечилось не только население окрестностей его имения «Карадаг». Слава о докторе Вяземском так широко разнеслась, что к нему приезжали лечиться с берегов Анатолии.

* * *

В парке биостанции установлен бюст основателя Карадагской биостанции (скульптор А. И. Григорьев).

* * *

Соломон Крым: «Карадагская станция — законное духовное детище и наследница Терентия Ивановича — увековечит память Вяземского».

Людмила Обуховская, «Крымская правда»

Читайте также: