8 сентября 2013 г.

Ипподром в Симферополе

В знаменитом фильме Сергея Соловьева «Асса» главные герои: Бананан и Крымов — садятся в Ялте в троллейбус и едут в Симферополь с целью посетить симферопольский ипподром. Создатель фильма несколько опоздал: во времена, показанные в фильме (а это начало 80-х годов), симферопольское «место лошадиных скачек» уже несколько десятков лет как прекратило свое существование.

Скачки в Симферополе

Первый ипподром в Крыму возник около 1820 г. за Перекопской заставой, между улицами Крымских партизан и Дмитрия Ульянова.

Карта симферопольского ипподрома

Поэтому ранее первая улица называлась Ипподромной. Это место в те годы находилось достаточно далеко за городом. Архивных документов, связанных именно с организацией ипподрома, нам найти не удалось, но зато сохранился ряд заметок в периодической печати о скачках. Они свидетельствуют о том, что в 1810-1815 гг. в районе нынешнего русского драматического театра еще был пустырь. Только тогда дворянское Собрание выстроило здесь два каменных сарая, а потом и здание самого Депутатского дворянского Собрания (ул. Горького, 10). В этих сараях содержались кареты и лошади приехавших по делам дворян губернии. Кроме того, многие из дворян имели свои конные заводы. Лошади, выращенные на них, и стали первыми, оставаясь долгое время единственными, участниками скачек. Несмотря на сильную удаленность от города, скачки были любимым отдыхом и зрелищем многих симферопольцев и их гостей.

Губернские скачки в Симферополе проводились обычно осенью. Вероятно после 1837 г. — когда на скачках побывали члены императорской семьи — они стали называться «царскими».

Скачка приурочивалась к середине октября. «Прибавление к Таврическим губернским ведомостям» (сейчас это назвалось бы «приложением») за 21 октября 1839 г., например, рассказывает об этом так:
Скачка проходила 14 октября в присутствии господина Новороссийскаго и Бессарабскаго генерал-губернатора графа М. С. Воронцова при многочисленном стечении посетителей, на приготовленном месте, в 2 часа пополудни. К ней было допущено 15 лошадей российских конных заводов. В первый заезд первой пришла лошадь помещика Симферопольского уезда Мемет бея Балатукова — гнедой жеребец 4-х лет. Второй пришла кобыла «Грация», 9 лет, генерал-майора Льва Александровича Нарышкина. Шестиверстный забег они преодолели за 8,5 минут. После 30-минутной передышки состоялся второй забег. Первым к финишной черте прискакал гнедой жеребец 5 лет того же Балатукова, а вторым — бурый жеребец 5 лет помещика Ильяс Мурзы Вейратского, которые проскакали дистанцию за 9 минут. Должна была состояться перескачка между лошадьми Нарышкина и Вейратского, но седок Нарышкина на нее не явился, почему первый приз был присужден Балатукову, второй Вейратскому». (Вейратский — это не фамилия, Ильяс Мурза был из села Вейрат — сейчас это часть села Денисовка Симферопольского района)
Интересной была и одежда седоков. У Нарышкина седок был «в голубой куртке, желтых панталонах и черном картузе, вес его 3 пуда 38 фунтов (около 63,2 кг)». Седок Балатукова — «в белой рубашке, полосатом жилете и красной феске», а седок Вейратского — «в белой рубашке и серой шапке».

Насколько значительным событием были эти скачки, свидетельствует тот факт, что они назначались генерал-губернатором, о чем свидетельствует сообщение той же газеты за 7 октября 1842 г.:
Его сиятельство г. Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор граф М. С. Воронцов изволил назначить для конской скачки в г. Симферополе 12-е число октября сего года, о чем для всеобщего сведения и объявляется.
«Прибавление к Таврическим губернским ведомостям» от 28 октября 1842 г. рассказало о скачках уже в этом году. Они состоялись «в 2 часа пополудни», на них было занято 12 лошадей. Первым пришел жеребец красно-гнедой масти 6 лет уже упоминавшегося Л. А. Нарышкина, который прошел дистанцию за 9 минут. Вторым пришла лошадь Вейратского. Второй заезд принес победу тому же Вейратскому. Его жеребец рыжей масти 4 лет прошел дистанцию за 8,5 минут. Опять требовалась перескачка, но опять седок Нарышкина отказался и первый приз (серебряная ваза) был присужден Вейратскому. А второй приз — 500 рублей получил Нарышкин. Можно себе представить, какой ажиотаж разгорался между соревнующимися помещиками.

Нет данных о том — были ли тогда уже прообразы нынешних тотализаторов, но вполне возможно, что пари заключались. Постепенно власти пришли к выводу, что скачки положительно влияют на развитие коннозаводства. Это видно не только потому, что стали выделять деньги на призы. Главным считалось происхождение лошадей, и к скачкам стали допускать только лошадей из крымских заводов. В 1869 г. решением уже Таврического земского Собрания было постановлено «внести в смету 570 рублей на скачки, но только с тем, чтобы на них допускались лошади исключительно коннозаводчиков Таврической губернии и при том имеющих заводы, состоящие минимум из 30 лошадей». С 1880 г. на призы уже ежегодно стали выделять по 800 рублей, первый приз составлял 300 рублей.

4 февраля 1883 г. губернское земское собрание решило:

  1. На скачку должны быть допускаемы жеребцы и кобылы жителей Таврической губернии, имеющих в пределах губернии завод или табун, но не менее как из 10 кобыл.
  2. Жеребцы должны быть от 4 до 10 лет, а кобылы до 8 лет.
  3. В распоряжение Скакового общества управа передавала серебряную вазу с изображением герба губернии и с надписью «Приз Таврического губернского земства», с обозначением времени испытания. Стоила она 300 рублей. Тогда же было решено и выполнено устройство павильона, а расстояние заезда увеличили до 8 верст.

14 октября 1890 г. состоялись скачки, на которых Скаковое общество губернии предложило 6 призов. Все время скачки шел сильный дождь, на ипподроме образовалась грязь, но несмотря на это, «полукровныя лошади» остались победителями.

Первым шел приз общества под названием «утешительный» для лошадей уже скакавших и не выигравших первого приза. Дистанция — 2 версты 100 сажен. «Приз 200 рублей и подписныя».

Второй приз — 700 рублей (первая лошадь по кличке «Скайляри» получила 590, вторая по кличке «Босфор» 250 рублей).

Скачки в Симферополе
Картина Гросса «Скачки в Симферополе»

На акварели Ф. И. Гросса «Скачки в Симферополе» видно место проведения скачек, но по нему трудно определить — где они точно проходили. В углу картины видны кресты православного кладбища, вдали — холм с обрывом в южной стороне. На карте 1892 года нет ни обозначения, ни ипподрома, ни места скачек, но можно предположить, что восьмиверстный круг скачек начинался где-то в районе нынешнего сквера Тренева, проходил в районе Севастопольской, заворачивал по нынешней улице Данилова, объезжал пруды и возвращался обратно в районе улицы Желябова.
Почти все мурзы полуострова, а также большое количество других татар присутствуют на этих бегах, которые представляют собой любопытное зрелище благодаря разнообразию костюмов. Амфитеатр, где сидят элегантные дамы, одетые по-европейски, образует контраст, который не может не нравиться иностранцам
После Великой Отечественной войны ипподром прекратил существование именно как место соревнований лошадей. Но сохранились фотографии, которые свидетельствуют о том, что здесь проходили гонки на мотоциклах. Причем на некоторых снимках можно видеть еще не спиленную радиоантенну, которая еще недавно стояла на улице Трубаченко.

Мотогонки на симферопольском ипподроме

Мотогонки на симферопольском ипподроме

Впоследствии городу понадобились новые площади для строительства новых домов, и место застроили пятиэтажками. Здесь появилась школа № 17 и два детских сада. Кроме того, симферопольцы стали часто посещать построенный здесь салон «Юбилейный» — двухэтажное здание для свадеб и юбилеев. Здесь были залы для всех — на 40, 60 и сто мест. Правда, свято место пусто не бывает — и рядом с бывшим ипподромом появилась новая конная база, на территории которой любители Симферополя обнаружили последние постройки, оставшиеся от старого ипподрома.

Бывшие конюшни симферопольского ипподрома
Бывшие конюшни на Севастопольской

Бывшие постройки симферопольского ипподрома
Остатки ипподрома

Вернемся к фильму «Асса». Некоторые СМИ, зная о появлении новой конной базы на Севастопольской, пишут о том, что Бананан с Крымовым ехали именно сюда, забывая о том, что в начале 80-х годов ХХ века в Симферополе не было никаких конных организаций...

Олег Широков, «Крымское эхо»

Читайте также: