24 августа 2013 г.

«Фиолент» — завод столетней выдержки

Положа руку на сердце, уважаемые читатели, ну кто из вас знал или хотя бы догадывался, что один из известнейших в Крыму заводов, симферопольский «Фиолент», появился еще до революции? В эти дни предприятие отмечает не просто очередную годовщину — 100-летие!

Завод Фиолент в Симферополе

Отцом-основателем завода можно считать мелитопольского предпринимателя Якова Ивановича Тиссена. В 1913 году он купил оборудование чугунолитейного механического завода купца Попова и на углу современных улиц Киевской и Ленинградской, на месте бывшей столярно-ящичной фабрики, построил новый завод. Первоначально он состоял из двух зданий: одноэтажный механический цех, в котором были установлены 19 станков и трудились 30 работников (сейчас на «Фиоленте» около 2000 человек), и двухэтажный дом со служебными помещениями и жильем хозяина завода. Первой продукцией завода были турбинные водные насосы с конным приводом для полива садов и огородов, виноградные прессы, запасные части к машинам консервных и табачных фабрик, например, табачнокрошильные ножи.

Завод Фиолент

Некоторые образцы этих заводских древностей сейчас можно увидеть в музее истории города Симферополя: 21 августа здесь открылась выставка, посвященная столетию «Фиолента».

— В нашей музейной коллекции, оказывается, были предметы, сделанные на «Фиоленте», а мы об этом и не подозревали, выяснили только, когда готовили эту выставку, — говорит директор музея Ирина Вдовиченко. — Вот, к примеру, этот старинный чугунный утюг — такой, в который засыпали раскаленные угли. Нам его когда-то подарили симферопольцы, оказалось, он сделан на «Фиоленте». Буквально сегодня горожане нам принесли старый двойной чугунный костыль для рельсов — тоже, как выяснилось, «фиолентовского» происхождения. Со временем, мы надеемся, в нашей коллекции появится канализационный люк, сделанный на «Фиоленте» (тогда завод назывался «Большевик») в 1927 году. Сейчас у нас есть только его фото — люк по-прежнему используется по своему прямому назначению, он стоит на улице Крейзера. Но как только его заменят новым, этот ветеран сразу переедет к нам.

В послевоенное время завод стал закрытым предприятием — он работал, как тогда говорили, на оборонку, в частности, производил корабельную автоматику. Однако этим дело не ограничивалось.

— В свое время было постановление ЦК и Совета министров СССР для оборонных предприятий, что они должны выпускать определенный процент товаров народного потребления. Наш завод занимался в основном магнитофонной тематикой, — говорит Евгений Николаенко, главный инженер «Фиолента». — Начали с «Пчелки», потом появился «Дельфин», серия магнитол «Ореанда». Кстати, переносная двухкассетная «Ореанда-204С» была признана лучшей в СССР, и группу наших сотрудников премировали поездкой в Японию.

Магнитофон Ореанда-204С
Магнитофон «Ореанда-204С»

Но хоть «Ореанда» и прогремела на весь Союз, все же годы спустя заводчане поставили памятник не ей, а... электролобзику. Симферопольский завод был первым в стране, где стали изготавливать этот электроинстумент, но даже не в первенстве дело. А в том, что за выпуск электролобзиков на «Фиоленте» взялись в тяжелые послеперестроечные времена — и благодаря этому завод смог уцелеть, выжить.

Электролобзик Фиолент ПМ3-600Э
Электролобзик «Фиолент ПМ3-600Э»

— Когда после перестройки произошел обвал оборонной промышленности, и наши сотрудники остались без работы, стал вопрос, какое направление выбрать, чтобы выжить. Были разные варианты: маслобойки пытались делать, сепараторы, освоили производство четырехниточного оверлока, но вся эта продукция не могла загрузить предприятие, — рассказывает Валерий Курочкин, руководитель службы рационализации, интеллектуальной собственности и технической информации «Фиолента», а также заведующий заводским музеем. — Поэтому решили освоить производство электролобзиков. Их тогда на нашем рынке еще попросту не было: за рубежом уже были, а в Советском Союзе — нет. И мы выпустили первый — он стоил 110 рублей (электродрель, для сравнения, тогда стоила 70 рублей). Правда, покупателей еще надо было убедить его покупать, ведь все говорили: «Ну, зачем мне лобзик? Я возьму пилу и отпилю!» Но вскоре спрос появился, к тому же, как раз открыли границы, и наши лобзики поехали в Восточную Европу (так называемые челноки их здесь покупали и везли туда) — и начался просто ажиотажный спрос на них. И это позволило решить вопрос с зарплатой, спасло наш завод.

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Видео:



Читайте также: