12 июня 2010 г.

Завод имени Кирова в Симферополе — крымские поставщики императорского двора

Всё началось в 1879 году, когда Иван Алексеевич Абрикосов, директор-распорядитель московской фирмы «Товарищество А. И. Абрикосов Сыновья», приобрёл у симферопольского купца Цапли имение рядом с Петровскими скалами. В губернском городе С. появилась частичка «шоколадного королевства». Впрочем, не только шоколадного, но и фруктового, овощного — симферопольские фабрики и заводы радовали жителей Российской империи, Советского Союза, заграницы отличными крымскими плодами.

Завод им. Кирова в Симферополе

Начали с малого — цукатов и сухофруктов. Но уже через год ассортимент конфетной фабрики симферопольского 2 гильдии купца Абрикосова значительно расширился. Из Франции (тогда она была единоличным поставщиком глазированных фруктов в Россию) выписали мусье Клермо, внедрившего новую технологию консервирования фруктов с применением парового нагревания. Помещения расширили, между тремя производственными корпусами курсировала вагонетка, а трудились на фабрике лишь 25 рабочих (большинство — женщины), в сезон, правда, набирали до 200 наёмников. Несмотря на 12-14-часовой рабочий день, трудиться у Абрикосова считалось благом — устроиться стремились семьями, стали складываться первые трудовые династии. Обычно за работу выдавались жетоны, обозначавшие количество товара, который рабочие могли взять в фабричной лавке, хотя бывала и денежная оплата. По нынешним меркам, видимо, небольшая — не более 50-60 копеек в день. Хотя это спорно, если учесть цены: килограмм говядины в 1910 году стоил максимум 45 копеек, а кило масла — 1,5 рубля...

Одна из фабричных легенд: «На постоянную работу подбирали девушек „модельной внешности“, а в цехах их заставляли петь, чтобы не пробовали продукцию». Что касается красивых девушек, то у нас их хватало во все времена, а главным требованием к работницам и тогда, и сейчас были чистые руки и белоснежные фартуки с косынками. Пели, скорее всего, от души — «по приказу» просто нужды не было. Дегустировать вряд ли бы кто из работниц решился. «Если заметят в таком проступке, — писал современник Н. Полевицкий, — прогонят или оштрафуют». Штрафовали за многое. К примеру, «если мастер, выливая из котла в подставленный работницей таз, ошпарит ей руки горячим сиропом и она уронит таз — оштрафуют её».

Похожие условия были и у появившихся неподалёку в 1884 году конкурентов — фабрики шоколада, конфет и чайных печений купца Эйнема. К началу 20 века на долю фабрик Абрикосовых и Эйнема вместе с ещё тремя менее значительными консервными фабриками города приходилось около трети всего производства фруктовых продуктов европейской России. В годы Первой мировой войны ассортимент немного сменился — выпускали мясные консервы и капсулы для военных целей. А потом история «шоколадно-фруктового королевства» закружилась в вихре истории государства.

3 мая 1919 года появилось постановление Крымского краевого Совета народного хозяйства, согласно которому «все предприятия консервных фабрик: товарищества А. И. Абрикосова, товарищества „Эйнем“... находящиеся на территории Крыма, объявляются государственной собственностью. Весь административный и служебный персонал остаётся на своих местах». Однако производство в лихое время практически сошло на нет: большая часть оборудования была вывезена за границу. Лишь в 1922 году после реконструкции консервная фабрика Абрикосова, точнее, уже первое социалистическое предприятие Симферополя — завод № 4 «Трудовой Октябрь», и бывшая фабрика Эйнема — завод-школа № 5 (с 1935 года ей присвоено имя С. Кирова), готовившая специалистов для пищевой промышленности, заработали в полную мощность. При заводах открылись клуб, читальня, продолжались и зарождались новые трудовые династии. А потом наступил 1941 год... но симферопольцы не сдались: восстановили предприятие в короткие сроки. А знаменитая заводская труба, построенная ещё в 30-е годы, повреждённая в годы войны, стала своеобразным символом завода.

В сентябре 50 семей заводчан во главе с директором Фёдором Куцыным и демонтированное оборудование эвакуируют в Алма-Ату. Почти семь месяцев железной дорогой и морем, под постоянными воздушными налётами. При одной из бомбардировок погибли трое заводчан, четверо были ранены. В Казахстане ждал практически неподготовленный плодокомбинат, но симферопольцы не сдавались: в считанные месяцы запустили производство витаминов А и С из местных растений, витаминизированной томатной пасты и мясных концентратов с крупами. Отремонтировали корпуса и оборудование алма-атинского комбината, увеличив его мощность в пять раз — до сих пор казахи с теплотой вспоминают симферопольский «Трудовой Октябрь». Лишь один факт может сказать всё о работе наших земляков в эвакуации: на их счету каждая шестая банка консервов, выпущенная на свободной от фашистов территории.

Как только Симферополь был освобождён, заводчане стали собираться в дорогу — надо было восстанавливать разрушенные родные корпуса. И уже в августе 44-го завод выдал первые 80 тысяч банок консервов.

В начале 60-х бывшие фабрики Абрикосова и Эйнема слились в один консервный завод имени С. Кирова. Крымская продукция, а завод сотрудничал с полусотней колхозов и двумя десятками совхозов, продолжала покорять мир. Крымчане до сих пор вспоминают вкус фаршированного овощами перца, шоколадной халвы, баклажанов в томатном соусе... В музее завода на почётном месте хранится переходящее Красное знамя, грамоты и кубки. Славился завод не только консервами — отличным Домом культуры, который посещал даже первый космонавт Юрий Гагарин, несколькими музыкальными коллективами, детским садом для ребятишек сотрудников... С какой радостью «кировчане» спешили к заводской проходной на улице Воровского.

Спешат и сейчас. И династии трудовые ничуть не хуже, чем раньше. Только история слегка изменила завод. Овощные и фруктовые консервы сменились рыбными, на месте халвичного цеха (бывших помещений фабрики Эйнема) — жилые дома, помещения Дома культуры приходится сдавать в аренду.

Негласное звание «шоколадного короля» России носил Алексей Иванович Абрикосов — отец директора-распорядителя «Товарищества», открывший в 1847 году в Москве маленькую кондитерскую мастерскую, постепенно разросшуюся до «сладкой империи».

«Товарищество «Эйнем» основал в Москве кондитер из Германии Теодор Фердинанд Эйнем. Началось всё тоже с маленького цеха по производству конфет. Потом к делу подключился другой немец — коммерсант Фердинанд Юлиус Хойс, и маленький цех превратился в солидное предприятие.

Продукция их не раз была отмечена многочисленными призами, но самым главным было назначение поставщиками императорского двора и возможность изображать на упаковке продукции герб Российской империи.

— С самого детства меня привлёк чарующий аромат, витавший над прилегающей к заводу территорией, — рассказывает Алла Якубова, председатель правления ОАО «Симферопольский консервный завод имени С. Кирова». (Придя на завод сразу после школы, она прошла путь от работницы до директора предприятия). Огромные очереди машин, гружённых отличными фруктами и овощами, выстраивались у ворот. Глазированные консервированные фрукты, шоколадные изделия, компоты, пастила, варенье, пюре, пикули, сиропы, фруктовые ассорти, томатная паста, мармелад, халва, джемы — лишь малая часть продукции наших фабрик и заводов, прославлявшая Крым во все времена. А какие сады выращивали! Ещё при Абрикосове и Эйнеме в Крыму поняли, что это выгодно. Сейчас, к сожалению, прилавки наших магазинов полны завозной продукции. Но наша, родная, вкуснее её. Может быть, власти когда-нибудь, наконец, обратят внимание на сельское хозяйство, и наше предприятие сможет вернуться к производству фруктовых и овощных консервов.

А уж «кировчане», гордящиеся качеством продукции и традициями, не подведут. Недаром ведь их начали «поставщики Двора Его Императорского Величества» — «Товарищество А. И. Абрикосов Сыновья» и «Товарищество «Эйнем» — ровно 130 лет назад.

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Читайте также: