9 января 2013 г.

Владимир Хромченко — «органный Страдивари» из Ливадии

Энтузиаст Владимир Хромченко построил крупнейший в Украине орган в здании бывшей электростанции Ливадийского дворца.

Владимир Хромченко — специалист по органостроению

«Десять лет колупался. Проблем было множество, многие меня называли сумасшедшим, — Владимир Анатольевич сидит за сложнейшей четырехуровневой клавиатурой органа и вспоминает, как начинал главное дело своей жизни. — Акустические параметры здания я сразу оценил, хотя это было непросто».

Хромченко принял здание бывшей царской электростанции полуразрушенным, пришлось его частично восстанавливать, пристраивать дополнительное помещение для органа. Заново созданный интерьер украсили десятки тысяч лепных элементов, сотни квадратных метров цветных витражей — в общем, ветхое техническое сооружение превратилось в блестящий концертный зал. В 1998 году в нем впервые зазвучал орган — самый крупный в Украине.

Орган в бывшей электростанции Ливадийского дворца

«Мы сами делали станки, на которых потом изготавливали детали для органа, — рассказывает Хромченко. — Над инструментом одновременно работали 10–12 человек: пять-шесть из них занимались отливкой металлических труб, еще столько же — вырезали деревянные трубы».

Реконструировать здание и создавать орган помогали благотворители, но большую часть затрат Хромченко взял на себя. «Тратил деньги, которые зарабатывал консультациями по строительству и реконструкции органов», — рассказывает Владимир Анатольевич, которого считают главным в СНГ специалистом по органостроению и называют «органным Страдивари».

«Это же были 90‑е годы, в это время все вкладывали в магазины, в квартиры».

«Да, — пожимает плечами Хромченко, — человек, бывает, всю жизнь ворует на дорогой дом или яхту — а потом умирает — и что после него остается? Должно быть что-то такое, что навсегда».

До революции в России было две с половиной тысячи органов — в основном при католических и лютеранских храмах.

Ялтинский органист уже оставил после себя четыре органа. Кроме своего главного детища, он создал удивительные инструменты для ялтинской музыкальной школы, поселковой армянской церкви и одного из храмов Москвы.

«Орган — это мистический инструмент, — убежден Владимир Анатольевич. — Всего-то — пустые трубки и воздух, а создаются такие божественные звуки».

Сейчас центр органной музыки «Ливадия» — одна из «визитных карточек» Ялты. Каждый год сюда, на фестиваль «Ливадия-фест» приезжают ведущие музыканты со всего мира. Многие используют Ливадийский орган для записи произведений.

"Известность мировая — на днях приезжали из Немецкой ассоциации прессы, фотографировали орган. Это в Ялте, к сожалению, о нас мало знают«, — грустно замечает Владимир Анатольевич.

Отвечая на вопрос, почему стал органистом, он говорит просто: «Каждому человеку в жизни отведено его место. Мое — за органом».

Орган в числах

  • Ливадийский орган имеет четыре клавиатуры для рук и одну клавиатуру для ног (она, кстати, называется хорошо знакомым нам словом «педаль»).
  • Кроме того, на пульте управления находятся более 230 кнопок и рычагов для управления регистрами.
  • У органа 69 регистров и более 4600 труб.
  • Длина самой большой трубы — около 6 метров, а самой маленькой — 1 сантиметр.
  • Около трети труб органа изготовлены из древесины местных пород — кедра, пальмы, секвойи, фисташки, кипариса.

«Хромченко гениален»

Cимона Френкель, заслуженная артистка Украины, музыкальный директор пресвитерианской церкви в Йорктауне (США):

Мы учились с Владимиром Хромченко в Таллинской консерватории. Я слышала, что он строит органы, но раньше не было возможности на них играть. Орган в Ливадии — невероятно интересный, с огромными возможностями. Трудно себе представить, как такой орган мог появиться в Ялте — ведь здесь нет традиции органной музыки. Вы должны понимать: здесь, рядом с вами, живет гений, который создал что-то немыслимое...


Органный зал в электростанции

Зданию, в котором находится детище Хромченко — органный центр «Ливадия» — уже больше ста лет. Это бывшая электростанция, построенная в 1911 году для нужд Ливадийского дворца и после снабжавшая энергией весь поселок. Первый придворный архитектор Николая II Глеб Гущин построил электростанцию по сверхсовременной на тот момент технологии: из монолитного железобетона, с применением скользящей опалубки.

В 1927 году оборудование электростанции демонтировали, а в освободившихся помещениях разместились столовая и клуб. Во время Ялтинской конференции в 1945 году функции электростанции были временно восстановлены. В 1945–1947 годах здесь располагался лагерь для немецких военнопленных, позже — склады и мастерские. Здание ветшало и к концу 80‑х годов прошлого столетия оказалось полуразрушенным.

Василий Акулов, «Республика»

Читайте также: