12 ноября 2011 г.

Первый отечественный фильм был снят в Севастополе

Ровно сто лет назад, в ноябре 1911-го, в Ливадии состоялась премьера первого отечественного полнометражного фильма (он длился 1 час 40 минут). Зрителей было немного, но зато какие — император Николай II, члены его семьи и приближенные. Создатели картины чрезвычайно волновались, но все их опасения были напрасны — государю фильм понравился.

Николай II с семьей в Ливадии

Своим появлением эта картина обязана двум людям — знаменитому кинопромышленнику Александру Ханжонкову и режиссеру Василию Гончарову. В конце 1910 г. Гончаров, ранее работавший в фирме Ханжонкова, но расставшийся с ним из-за творческих разногласий, внезапно вновь нанес визит своему бывшему шефу. Гончаров пришел с предложением снять грандиозную полуторачасовую историческую картину о Крымской войне 1853–1856 годов с настоящими войсками и военной техникой. Сейчас никого полуторачасовым фильмом не удивишь, но сто лет назад такая идея могла показаться безумной — максимальная длительность кинокартины в то время не превышала получаса.

Александр Ханжонков
Вот и Ханжонков (на фото) отнесся к этому предложению настороженно: для воплощения подобного замысла нужны были немалые средства. Кроме того, при съемках такого фильма нельзя было обойтись без участия воинских частей и флота, а на это необходимо получить разрешение у самого царя. Ханжонков не слишком верил в успех подобной авантюры, но деньги, необходимые на покупку фрака и поездку в Петербург, Гончарову дал. Правда, предупредил: без императорского разрешения не возвращаться. Гончарову удалось добиться царской аудиенции, и в газетах вскоре появилось сообщение:
С высочайшего соизволения Его Императорского Величества Государя Императора фабрикант русских кинематографических картин... Ханжонков приступает к постановке грандиозной батальной картины «Осада Севастополя» (в процессе съемок фильм переименовали из «Осады...» в «Оборону Севастополя»).
Заставка фильмов киноателье Ханжонкова
Заставка, открывавшая все фильмы производства киноателье Ханжонкова

Фильм решено было снимать в местах реальных исторических событий, и в начале 1911 года группа кинематографистов во главе с Ханжонковым и Гончаровым выехала в Севастополь, где в ее распоряжение были предоставлены расположенные там войска и суда военного флота. К работе над фильмом были привлечены историки и военные консультанты, постаравшиеся максимально точно воссоздать реалии севастопольской обороны. Съемочной группе были выделены сотни мундиров и предметов солдатской амуниции времен Крымской войны, севастопольский музей разрешил брать на съемки ценнейшие экспонаты. Кроме того, было заказано несколько тысяч бомб для пиротехнических эффектов.

Актер Иван Мозжухин
Знаменитый актер немого кино Иван Мозжухин в роли адмирала Корнилова в фильме «Оборона Севастополя»

Батальные сцены впервые в мире снимались сразу двумя аппаратами, с панорамированием и сменой ракурсов. Минные взрывы снимались за городом, значительная же часть действия разворачивалась на Малаховом кургане. Многие эпизоды были удачно стилизованы под военную хронику, а финал фильма и вовсе был документальным: зрители увидели настоящих ветеранов Крымской войны, специально приглашенных на съемки. Эти кадры и сейчас трогают до глубины души. Русские ветераны — увешанные медалями двенадцать седых стариков и две старушки — по очереди (первые, конечно, женщины) выходят из строя, приближаются к камере, снимают фуражки и с достоинством смотрят на нас. Некоторые что-то говорят, но фильм немой, и мы никогда не узнаем, что хотели сказать зрителям тех лет и всем нам защитники Севастополя.

Русские ветераны Крымской войны
Русские ветераны Крымской войны возле орудий на бастионе — кадр из «Обороны Севастополя»

После успешной премьеры в Ливадии «Оборона Севастополя» вышла в широкий прокат. А ее создатель вскоре вновь вернулся в Крым — в 1917-м Александр Ханжонков по собственному почину и настоянию врачей (у кинопромышленника была тяжелая форма ревматизма) переехал в Ялту. Здесь он построил съемочную базу, считая, что у этой крымской кинофабрики в будущем есть все шансы стать русским Голливудом. Революция перечеркнула эти планы, фабрика была национализирована и превращена в ателье «Красный Крым», на базе которого позднее создали Ялтинскую киностудию. Сам Ханжонков в 1920-м вместе с женой и детьми уехал в Австрию. В эмиграции он пытался наладить производство звуковых картин, но ничего не получилось. Поэтому, когда Ханжонков получил от новой российской власти предложение вернуться и работать на благо новой советской кинопромышленности, он отправился на родину, в Москву. Однако планы власти вскоре поменялись, выяснилось, что в знаниях и умениях пионера кинематографа она не очень-то и нуждается, и Ханжонков вновь переехал в Ялту. Правда, оба ялтинских дома, принадлежавшие ему до революции, к тому времени были конфискованы, и кинематографисту выделили крохотную проходную комнатку в другом строении. А работать Ханжонков устроился консультантом на Ялтинскую студию...

В годы оккупации Крыма немцы отдали Ханжонкову две комнаты в его бывшем доме — в знак уважения к всемирно известному кинематографисту. А после освобождения Ялты в этом усмотрели связь Ханжонкова с фашистами. Неизвестно, чем бы это закончилось, но вскоре после победы, в сентябре 1945-го, Александр Ханжонков умер. Он был похоронен на старом ливадийском кладбище, позже его прах перезахоронили на Поликуровском мемориале.

Татьяна Шевченко, «События»

Читайте также: