13 ноября 2011 г.

Гора Тас-Оба — «лысая вершина» у села Заречное

Среди многочисленных походов по Крыму гора Тас-Оба как-то все время оставалась в стороне. Мы ее часто видели со всех сторон, да вот взобраться на нее как-то не удосуживались. Но вот когда мы сюда все-таки добрались, гора оправдала наши ожидания!

Гора Тас-Оба в Крыму

Поход мы начали, доехав на транспорте до села Заречного (старое название — Шумухай). Это небольшое село расположено между двух огромных сел Салгирской долины — Добрым и Перевальным, которые свои нынешние границы получили в результате соединений нескольких сел.

А Заречное так и осталось маленьким поселком. В советское время здесь располагался один из полигонов советской армии. Помнится, здесь в поле когда-то стоял редкий памятник — солдат, стоящий по стойке «смирно» и отдающий честь. Те, кто видел этот монумент впервые и издали, сначала начинали спорить — мол, это реальный воин, которого здесь поставили стоять на время несения службы.

В селе нас первым встретил местный деревенский клуб, рядом с которым стояла машина с дровами и надписью «Продам, Юра». К нам подскочил местный парень и живо поинтересовался: «На Мраморную пещеру собрались?». И узнав, что нет, мигом охладел, вероятно, собираясь предложить себя в качестве гида-проводника.

От перекрестка мы пошли в южном направлении, в сторону Аянского водохранилища. Его плотина как раз и расположена со стороны Заречного. Несмотря на то, что село находится на наезженной дороге Симферополь—Алушта, стоило нам отойти чуть в сторону, как нас встретило безлюдное село, уютное и тихое. Вдали вставала огромная плотина, трасса оказалась где-то вдалеке слева, перед нами возвышались высокие холмы.

Долина за плотиной в Заречном

Невольно подумалось — в 20-е годы ХХ столетия, когда еще не было гигантомании и потребности в питьевой воде были еще не так велики, было построено такое небольшое водохранилище — не чета Симферопольскому или Партизанскому. И ведь до сих пор здесь осталось место — если бы плотину поставили несколько сотен метров севернее, то запасало бы водохранилище намного больше воды и питало бы больше районов крымской столицы, а не только часть города от Марьино до гостиницы «Москва».

Мы стали подниматься наверх, на левый борт ущелья и пересекли дорогу, ведущую к плотине. Раньше это был объект стратегического назначения, и его охраняла милиция, а теперь водохранилище находится в ведении Водхоза. Здесь еще много «ничейной» земли, а, скорее всего, уже кому-то принадлежащей и пока не обрабатываемой, так сказать, занятой впрок. Правда, кое-где уже видны следы предпринимательской деятельности. Например, кто-то построил несколько небольших домиков возле миниатюрного озера, надеясь, вероятно, здесь организовать рыболовные туры. Единственное, что, кроме малости озера, домики стоят практически в чистом поле, деревьев вокруг никаких, и как-то место к себе не влечет.

Гора Тас-оба (или Таз-Оба) стоит и нависает прямо над нами, кажется огромной, и появляется вопрос: неужели мы на нее заберемся? Но это оптический обман — высота горы всего лишь 723 метра, а если учесть, что село Заречное находится на высоте около 400 метров, то перепад высот небольшой. Единственное, что плохо — здесь периодически проносятся группы мотоциклистов. «Они здесь часто ездят, — рассказывает местный лесничий, — а где еще ребятам испытывать свои мощные спортивные мотоциклы — не на трассе же, а тут безлюдные, незастроенные места».

Местность здешняя почти не описана в краеведческой литературе, но нам удалось найти кое-какие сведения о цели нашего путешествия. «Здесь господствует гора Таз-тау или Таз-оба («лысая вершина») — сообщает один из сайтов. «Массив Таз-Тау состоит из двух вершин — Биюк-Таз-тау (высота 722,7 м. над у. м.) — («Лысая вершина большая») или Балабан-таз-тау («Соколиная лысая вершина») и Кучук-Таз-тау («Лысая вершина маленькая») или Кичкине-таз-тау («Лысая вершина малютка»). Позволим себе не совсем согласиться с переводами названий. Слово «балабан» на тюркских языках означает «огромный, крупный», а не только породу большого сокола. Потому понятно, что противопоставления «балабан» и «кичкине», «крупный» и «мелкий» явно обоснованы...

Тас-Оба
Виды Тас-обы

По пути мы пересекаем несколько линий электропередач, которые снабжают энергией как село Мраморное, так и посты на Аянском водохранилище и источнике. И вот тропинка привела нас к подножью горы, и мы вступаем в лес. У тюркских народов есть хорошее слово «дагъ», которое обычно переводят просто как «гора». А ведь это слово очень популярно именно в Крыму и потому, что здесь много того, что это слово обозначает — «гора, покрытая лесом». Гора без леса — это обычно «Сырт» — «спина». Интересна такая любовь к обозначениям дикой природы частями тела. Вспомним хотя бы «бурун» — «нос», или «мыс». Или «богаз» — «горло», или «перевал».

Вид на Аянское водохранилищеПодъем крутоват, но все когда-нибудь кончается. Лес редеет, и уже видна вершина горы. Отсюда со скал уже видно расстилающееся под ногами Аянское водохранилище.

Вспомнилось, что над этой горой очень часто любят планировать парапланеристы. Невольно подумалось: а будут ли они сегодня? Будто ответ на этот вопрос, неожиданно над нами закачался огромный купол, потом второй и вот уже несколько разноцветных квадратов распростерлись над долиной. Несколько минут полета — и парашютисты уже внизу, начинают складывать свои «крылья». «Как же они добираются наверх, — задумались мы, — неужели тащат груз на своих плечах? Нет, наверное, заезжают на каких-нибудь джипах».

Последний рывок — и мы наверху. Становится понятно, почему гору так назвали. Гора напоминает огромную голову, на вершине которой — большое голое поле, как огромная лысина. Здесь стоит топографический репер, и это высшая точка горы. Тас-оба — одна из редких гор Крыма, которая со всех сторон окружена долинами, поэтому и вид с нее такой замечательный. Подобны ей разве что Кастель, Аюдаг да Тепе-кермен.

Тас-Оба
Вид на Чатырдаг с Тас-Обы

На севере вдалеке можно видеть Симферополь с водохранилищем и дальше — крымские степи. На востоке — цепь Долгоруковской яйлы и вдали — Демерджи. На юге — отроги Чатырдага. На западе — та же «Палат-гора», но уже в районе Мраморных пещер. Под ней — карьер, где добывается знаменитый мраморовидный известняк. Этими плитами были облицованы многие станции московского метро. Как пишет в своей книге «С геологическим молотком по Крыму» профессор Лебединский, здесь раньше было море и район карьера — это все остатки бывших гигантских колоний кораллов.

На горе один из парапланеристов раскатывал и подтягивал свое снаряжение. Мы задали ему несколько вопросов.

— Как часто вы приезжаете сюда попланировать?

— Только когда дует северный и северо-восточный ветер.

— Но это же значит, что он дует оттуда, (указываем в сторону крымской столицы), а ваши ребята как раз и полетели в ту сторону?

— Да, в этом как раз и состоит принцип планирования на парапланах — ветер дует в вашем направлении, и вы, используя его, летите «против ветра».

— А почему вы для этой цели выбрали именно Тас-обу«?

— Здесь очень подходящее место, чем-то подобное Узун-Сырту у Коктебеля. Да и хорошо, что людей здесь немного.

— А как вы добираетесь сюда — завозите свои аппараты на машинах?

— Нет, несем на собственных плечах, в рюкзаках. И так несколько раз в день...

— И как далеко можно долететь на этом «виде транспорта»?

— Сегодня ветер не очень, а наши ребята умудряются долетать на парапланах из Севастополя в Ялту, из Севастополя в Симферополь и наоборот!

Удивленные такими достижениями местных воздухоплавателей, мы пожелали им успехов, а сами отправились дальше. Для начала прошлись в западном направлении — на Маленькую Тас-Тау. Здесь в лесу есть хорошая стоянка и небольшой лес. Есть еще несколько хребтов, но мы отправились в южном направлении, имея своей целью спуститься к истоку главной крымской реки Салгиру. Тас-тау здесь достаточно дикая и покрыта мелкой щебенкой — спускаться нужно осторожно.

При спуске мы немного промахнулись и опустились намного выше намеченной точки. Поэтому пришлось долго спускаться по одному мелкому, но дикому и труднопроходимому каньону. Но вот все препятствия позади, и перед нами сквозь кусты и колючую проволоку видно здание в восточном стиле. В проволоке, как и во многих других похожих местах, уже давно проделано огромное отверстие, мы спускаемся через него вниз. Здесь же можно увидеть и вход в Аянскую пещеру — но она очень обводненная, и посещать ее рекомендуют только со специальным оборудованием.

Охранник ничего не сказал нам о том, что мы вторглись на охраняемый объект, а, узнав, что мы журналисты, даже поспорил о возможности нахождения здесь золотых приисков. Дело в том, что во время оккупации, как рассказывают местные жители, немцы пытались мыть золотой песок именно в Салгире. Получалось у них это или нет — история умалчивает. Но если вспомнить одну из легенд Крыма — там можно было узнать, что раньше в Крыму золота была вдоволь, и некий крымский хан пополнял свои запасы в какой-то из пещер Чатырдага. Но прошло землетрясение (или гнев богов — по легенде), и пещеру завалило. Да вот Салгир как раз и вытекает из Чатырдага — может, золото потихоньку и вымывает эта крымская река...

Дореволюционный путеводитель Сосногоровой-Головкинского описывает это место:
Шум воды слышен издали, а вблизи нельзя разговаривать. Салгир вырывается шумным потоком из огромной промоины. Над ней массивная скала... Вода в промоине синего цвета, что свидетельствует о глубине и чистоте ее. В шумном потоке много форелей. Местные татары умеют ловко ловить их.

Аянский источникК сожалению, и мы уже писали в нескольких статьях, в этом году что-то странное творится в крымских источниках. Вот и Аян, который всегда бил мощной струей, превратился в жалкий ручеек. А ведь это показатель запасов воды внутри крымских гор! Наверное, геологам нужно начать бить тревогу!

В царское время исток бил просто из скалы, а в 1928 году при строительстве Аянского водохранилища над ним установили целое здание восточного вида, со звездой и годом постройки. Здесь заканчивается горная дорога, ведущая сюда от КПП. Мы отправились по ней, зная, что здесь есть еще несколько достопримечательностей.

Малый каньон
Малый каньон

Например, неподалеку Малый каньон Крыма пересекает полуразрушенный мост с небольшим водопадом. А какое здесь огромное «падение воды», когда Аян полноводен! Пройдя дальше по дороге, мы упремся в небольшой тоннель, пробитый здесь в скалах. Таких построек немного в этой части Крыма — известен еще один на старой Форосской дороге. И только Севастополь держит первое место по тоннелям, сооруженным в сложных местах для железной дороги.

Проезжавший мимо нас, человек в автомобиле сделал нам замечание, сообщив, что это — закрытая зона. Правда, нас это не убедило, так как тут перед ним промчались мотоциклисты, а потом мы встретили еще туристов, да еще с собакой. Не проще ли открыть Аянский источник для организованных туристов как объект, описанный еще в дореволюционные времена?
Но говорят, что руководство Водхоза не очень заинтересовано в этом, так как здесь есть специальные полянки для «отмечаний» с мангалами и прочими элементами «сладкой жизни».

Мы еще прошли по каньону, пересекли его возле хорошего, спрятанного в кустах родника, и вскоре направились к дачам Перевального, чтоб отправится домой после такого интересного похода.

Олег Широков, «Крымское Эхо»

Ссылки по теме: