24 июля 2011 г.

История садоводства в Крыму

Когда-то в Крым ехали не только для того, чтобы погреться на солнце и искупаться в море. Почти два столетия полуостров был для путешественников, отдыхающих, прибывших на лечение людей и своего рода фруктовой сокровищницей. В наше время идея отправиться в Крым, чтобы поесть их вволю, кажется несостоятельной: с таким же успехом можно совершить турне в ближайший супермаркет. Сейчас на полуострове привозных фруктов абсолютное большинство. Остается только вспоминать иные времена...

Яблоки

Века полтора тому назад некоторые путешественники в своих записках представляли публике своеобразную фруктово-овощную карту Крыма. «Перекопские арбузы известны как самые лучшие, их привозят телегами на базары окрестных городов, — писал в середине XIX века естествоиспытатель, зоолог и этнограф Густав Раде. — В плодородный год мажара арбузов, в которую их входит до 150 штук, стоит 1 рубль». Южный берег — это инжир, айва, мушмула, орехи; долины Альмы, Бельбека, Качи, Салгира — груши, персики, абрикосы, яблоки. Он описывал сады на ЮБК, сокрушаясь, что садоводство идет вперед медленно, хотя уже вовсю развился такой промысел, как откуп садов. За хороший сад, в котором до 8 тыс. деревьев, давали 1,5–2 тыс. рублей серебром. По весне откупщики платят владельцам за будущий урожай, рискуя разориться, если год выдастся неудачный. Зато в случае обильного урожая можно буквально озолотиться.

Практически во всех упоминаниях о садах есть хоть несколько предложений о том, насколько рачительно обращались с фруктами. Те из них, которые не могли пережить транспортировку (хотя в начале ХХ века этот нежный товар стали вывозить далеко за пределы Крыма курьерскими поездами — это стоило на 25% дороже), отправлялись на бекмес — густой сироп, который прямо в садах начинали варить, как только созревали первые фрукты. Фрукты сушили, делали из них цукаты, варенье, варили в меду — и вся эта роскошь была к услугам гостей Крыма.


Черешня

Краевед Иван Кедрин, опубликовавший очерки о сельском хозяйстве Крыма в 1846–1848 годах в журналах Министерства государственных имуществ, скрупулезно перечислил сорта разных плодов, разводимых в Крыму:
В Отузских садах... у крестьян, которым сады доставляют немалый источник доходов, разводятся из груш: Боздурган, Бей-армуд, Нар-армуд, Через-армуд... Из яблок татары отличают сорта Кабаг-алма, Экши-алма, Челеби, Эшек-алма. Из слив разведены крестьянами следующие сорта: Ахерек, Сары-эрик, Бал-эрик... Сорта черешен в Отузских садах: Ташлы-шербет, Аджи-шербет, Шифан-шербет...
Кто сегодня слышал эти названия? Пожалуй, единственными пришельцами, которых в то время горячо приветствовали в садах, были европейские сорта яблок — они оказались устойчивее к болезням и вредителям, например, кровяной тле, опустошавшей посадки на ЮБК. Знаменитый ученый Лев Симиренко в своем труде «Крымское промышленное плодоводство» упоминал:
Южнобережные грушевые сады не знают неурожаев... На Южном берегу вызревают нежные инжиры, крупноплодная рябина, мушмула и карахурма.
Яблоки

Крымские сады уцелели даже во всех перипетиях 1918–1922 годов, пережили неоднократную смену власти и уже к 1923 году снова стали радовать фруктами не только полуостров, но и множество городов за его пределами. В то время большинство садов находились в управлении сельхозартелей. Во время сбора урожая артели временно нанимали немалое количество рабочих. «Артели... состоят наполовину из женщин, которые отличаются особым искусством завертывания плодов в бумагу. Мужчинам поручают более тяжелые работы, как, например, укупорку, забивку ящиков, переноску, они же сортируют товар. Работы по укупорке и отправке крымских фруктов на разные рынки начинаются с 1 июля и продолжаются до 15 октября, в самые же урожайные годы затягиваются и до 1 ноября», — так описывала труд артелей в 1926 году газета «Красный Крым». К слову, если перелистать газеты того времени, то с весны до осени редкий номер обходился без упоминания о садах, садоводстве, урожае. Порой даже в таком виде:
Татары к веткам красным и тяжелым
Привязывали длинные чаталы,
А под навесами и на платформе
Лежали груды кандиля, ренета
И розмарина...
Ю. Каракош, «В саду», из газеты «Красный Крым»

Сады стали источником благополучия многих хозяйств и после Великой Отечественной войны, после восстановления разоренного хозяйства и острейшего дефицита рабочих рук. Рекордные урожаи 70–80-х годов прошлого века достигали полумиллиона тонн фруктов. И понадобилось всего два десятилетия независимости, чтобы выращенные в Крыму персики, абрикосы, сливы, груши стали редкими гостями на прилавках, уступив свое место «оккупантам» из ближнего и дальнего зарубежья.

Наталья Дремова, «»

Читайте также: