7 ноября 2011 г.

«Кандиль синап» — крымские чудо-яблоки

Были времена, когда крымские яблоки и груши шли почти на вес золота. Из Крыма они отправлялись в Париж, чтобы потом вернуться в Москву уже под видом изысканных французских фруктов. Можно ли возродить былую славу крымских «синапов»? Почему так случилось, что они долгие годы были забыты?

Яблоки Кандиль синап

Сейчас Крым находится на седьмом месте в Украине по объемам производства яблок и на восьмом — по объему поставок этих фруктов в другие регионы Украины. Дошло до того, что на полуостров стали завозить яблоки из западных областей Украины. Специалисты бьют тревогу — по их подсчетам, возделывание одного гектара фруктового сада в Крыму обходится в 100 тысяч гривен. Иными словами, для того чтобы поддержать крымское садоводство на плаву, требуются ежегодные вложения в размере 240 млн гривен. Но таких денег в бюджете Крыма нет. Есть ли выход из создавшегося положения?

В последнее время часто высказывается мнение, что необходимо возрождать местные сорта яблонь, в первую очередь — «кандиль синап». Слово «кандиль» происходит от крымскотатарского «лампада». «Синап», по одной из версий, — это слегка искаженное название турецкого мыса Синоп. Не исключено, впрочем, что прародина «кандиль синапа» — это именно Крым. Дело в том, что в геологическом отношении крымские горы не являются продолжением Кавказа с одной стороны и Балкан — с другой. Бытует даже предположение, что Крым — это часть древнего хребта, простиравшегося по направлению к Малой Азии и, подобно Атлантиде, поглощенного Черным морем. Помимо «кандиль синапа», в Крыму было множество менее знаменитых, но столь же замечательных сортов — «сары (желтый) синап», «кара (черный) синап» и другие. Более того, едва ли не каждое крымское селение выращивало преимущественно свой сорт. Например, в селении Саблы (позже переименовано в Партизанское) выращивался уникальный сорт «саблы синап».

Кандиль синап
Кандиль синап

Сторонники возрождения местных сортов яблонь приводят примеры их фантастической урожайности. Так, в бельбекском саду Сеит Челеби-Кафара в 1907 году с четырех деревьев «кара синапа» сняли более 300 пудов плодов, причем одно из них принесло урожай в 100 пудов (1600 кг). Для поддержки такого огромного урожая потребовалось установить 365 чатал (деревянных подпорок). Но при такой урожайности цена на эти яблоки в Крыму колебалась от 5 до 8 рублей за пуд, тогда как 5 рублей в те времена стоила корова с приплодом. В Москве же крымский «синап» продавался по 1–3 рубля за десяток, а в ресторанах Санкт-Петербурга его цена доходила до 5 рублей за штуку.

Вы уже прикинули возможный доход, если мы весь полуостров засадим «синапом»? Вот какой, оказывается, есть простой и надежный выход из создавшегося положения. Впрочем, почему эти яблоки стоили так дорого? Да, они отличались непревзойденным качеством, но была еще одна причина — их выращивание требовало большого труда. Яблоня «кандиль синапа» начинает плодоносить через 10–15 лет после посадки, но тщательного и квалифицированного ухода требует с первого же дня. А современные европейские сорта яблонь очень неприхотливы и плоды на них появляются буквально на следующий год. По качеству «кандиль синап» и какой-нибудь «джонаголд», конечно, несравнимы, но синица в руках все же предпочтительнее журавля в небе.

К тому же через 10–15 лет после посадки саженца «синапа» мы вовсе не получим те плоды, которыми был славен Крым в начале прошлого века. Все дело в том, что настоящий «синап» был венцом многовекового опыта крымских садоводов. В конце XVIII века путешествовавший по Крыму академик Паллас уже застал развитую культуру плодоводства. В «Наблюдениях, сделанных во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793–1794 годах» он писал:
Старые татарские сады по Каче обладают замечательным превосходством в обилии и отличных качествах плодовых сортов; особенно выделяется это место вывозом из него яблок «синапа», отправляемых на подводах до Петербурга и Москвы.
Неповторимые качества крымских «синапов» достигались особыми агрономическими приемами, секреты которых передавались из поколения в поколение. Петр Паллас, кстати, был восхищен тем умением, с которым татары обрабатывали свои сады.
Ничто не может превзойти способ, — в частности, писал он, — употребляемый около Бахчисарая, где прививают прямо к корню, на одну четверть глубже поверхности земли.
Паллас вообще заметил, что татарские сады напомнили ему сады немецких крестьян. В устах ученого из Германии это, конечно, было высшей похвалой.

Также чрезвычайно высоко оценивал культуру плодоводства в Крыму и выдающийся садовод Лев Платонович Симиренко. Сейчас его имя известно преимущественно по сорту яблок, который в просторечии именуется «симиренкой». Эту яблоню с зеленоватыми плодами, отличающимися своеобразным вкусом, Лев Симиренко обнаружил в саду своего отца в нынешней Черкасской области Украины. Оттого и назван был этот сорт «ренет Платона Симиренко». Лев Симиренко вообще не выводил новые сорта — он собрал огромную коллекцию плодовых деревьев, в том числе 900 сортов яблонь, и исследовал особенности их выращивания. Приехав в Крым, он был настолько поражен сложившейся здесь за многие века системой садоводства, что четверть века посвятил ее изучению, написав книгу «Крымское промышленное плодоводство». В 1908 году за эту книгу он был награжден большой золотой медалью Российского императорского общества садоводства. В какой-то степени этой медалью были отмечены все крымские садоводы.

Чтобы разрушить эту многовековую традицию выращивания уникальных яблок и груш, нужно было, конечно, очень постараться. Национализация земли, Гражданская война и коллективизация привели к тому, что уже к концу 30-х годов от прославленной крымской культуры садоводства не осталось и следа. Немецкий географ и биолог Генрих Вальтер, осмотревший крымские сады перед войной, отметил:
Культура стоит на очень низком уровне: посадка ведется в большинстве случаев слишком плотно, настоящий уход за насаждениями, за исключением орошения, отсутствует, обработка почвы плохая, сильное зарастание сорняками, борьба с вредителями неизвестна.
Кое-где «синапы» еще росли, но депортация крымских татар в Среднюю Азию и введение послевоенного налога с плодовых деревьев практически уничтожили эти сорта. Уничтожение шло и на «теоретическом фронте». В ночь перед Рождеством 1920 года, через два месяца после установления советской власти на Черкасщине, при невыясненных обстоятельствах был убит «король русского садоводства», как его называли на Западе, Лев Симиренко. Его сын Владимир возглавил Млиевскую садово-огородную станцию, созданную на базе отцовского питомника, но в сентябре 1938 года и он был расстрелян. При его аресте чекисты демонстративно сожгли архив семьи Симиренко. Все это было очень похоже на целенаправленное уничтожение культуры выращивания крымских «синапов».

Собственно говоря, так оно и было. Крымская система плодоводства была обречена уже потому, что базировалась на праве частной собственности на землю. Ни один садовод в мире не будет выращивать «синапы» без уверенности в том, что хотя бы в ближайшие 50 лет «человек с ружьем» не присвоит плоды его труда и не отнимет его землю. Кроме того, в Крыму выращивались яблоки и груши явно для состоятельных людей. Это обстоятельство особенно подчеркивал «кудесник из Козлова» Иван Мичурин:
Правительство царской России совершенно не заботилось об удовлетворении потребностей в плодах трудящихся масс.
Результаты эксперимента по выращиванию фруктов для «трудящихся масс» можно оценивать по-разному. Одни специалисты отмечают вырождение плодовых сортов, чрезмерное увлечение пестицидами и минеральными удобрениями, резко ухудшившими экологию. Другие, напротив, подчеркивают успехи советских селекционеров, увеличение площади плодовых насаждений, внедрение современных технологий садоводства. Как бы то ни было, но сегодня сложившаяся система советского промышленного плодоводства разрушается на глазах — если в 1985 году в Крыму было собрано 333 тыс. тонн яблок, в 1992 году — 141 тыс. тонн, то в прошлом году всего 16 тыс. тонн. Но это только начало. С вступлением Украины во Всемирную торговую организацию можно ожидать, что нашу страну захлестнет поток импортных фруктов, после чего отечественное плодоводство развалится окончательно. Конкурировать с Европой и Америкой в выращивании европейских и американских сортов яблок и груш мы явно не сможем хотя бы потому, что правительства развитых стран мира в состоянии поддерживать своих садоводов, предоставляя им дешевые кредиты и освобождая от налогов. Кроме того, интенсивные европейские и американские сорта являются для нас чужеродными, а потому в большей степени подвержены различным заболеваниям, погибают от морозов и засухи.

Ну и что, может быть, скажет кто-то из читателей, будем на освободившихся землях выращивать что-то другое. Но, во-первых, трудно себе представить, что такое особенное, не встречающееся больше нигде в мире, мы можем выращивать в Крыму. Разве что кизил, который, кстати, раньше составлял 80% промышленных заготовок плодов в крымских лесах. А во-вторых, нужно учитывать, что зарубежные фрукты и овощи могут таить в себе большую угрозу. Медики, например, утверждают, что «субтропические деликатесы нарушают законы биоценоза, сезонности, биологических ритмов. Яблоко из Африки приводит к путанице в организме. К примеру, зимой дает команду на сокращение сжигания жира, уменьшение теплоснабжения, поскольку по чужеземному сезону должно быть тепло. Перекодировавшись, эта информация даст неожиданную простуду. Торговля продуктами питания между различными биоценозами есть не что иное, как доставка климатических заболеваний на дом».

Кроме того, дело Ивана Мичурина по произвольному выведению новых сортов-мутантов после открытия в 1953 году структурной и функциональной природы молекул ДНК было успешно продолжено. В принципе, ничего страшного в этом нет — сама природа в процессе эволюции создавала новые растения и организмы, наделяя их особыми свойствами. Правда, на это уходили тысячелетия. Генная инженерия позволяет сделать это гораздо быстрее. Однако зачастую получается не совсем то, что задумывалось. Например, однажды на свет появилось оригинальное генетическое творение — помидор с жабрами. Просто томату для морозостойкости вживили ген североамериканской камбалы. Но этот продукт хотя бы можно было сразу отбраковать, а как быть с другими, которые с виду выглядят совсем как настоящие, а на деле представляют собой не что иное, как помидор с жабрами?

Медики, во всяком случае, не могут ответить на вопрос, как организм человека воспринимает, например, клетки картофеля с внедренным в них фрагментом ДНК капусты, насколько хорошо может усваиваться такая пища, даст ли она в полном объеме необходимые организму вещества. Вряд ли споры вокруг трансгенных продуктов могут разрешиться в ближайшее время. Скорее всего, пока ученые будут искать золотую середину между «полезно» и «вредно», модифицированные продукты постепенно полностью заменят естественные, а мы, сами того не подозревая, будем играть роль подопытных кроликов.

Поэтому дело не должно ограничиваться лишь возрождением знаменитых крымских «синапов», восстановлением по крупицам утраченного опыта. Нуждается в возрождении вся дореволюционная система крымского садоводства, которая не только обеспечивала потребности жителей полуострова, но и работала на экспорт. Однако традиционное крымское садоводство — это памятник ушедшей эпохи. Чтобы его возродить, надо вернуть ту эпоху. Вернуть прежнее бережное отношение к земле, вернуть тех земледельцев, которые готовы были работать в саду с утра до вечера изо дня в день, из года в год, из века в век. Похоже, что это сделать не проще, чем вырастить яблони на Марсе, о чем когда-то утверждали космонавты и мечтатели. Тем не менее в Крыму уже появились энтузиасты, которые всерьез принялись за возрождение «синапов». Один из них — Владимир Волков рассказал:
Случилось однажды принимать в гостях американца. На предложение угоститься родным «гольден делишесом», который и в Украине стал одним из ведущих сортов, ответил: «Терпеть не могу „гольден делишес“ — от него супермаркетом несет». При виде «кандиль синапа» у него загорелись глаза. Гость долго вертел яблоко в руках, щупал, нюхал, пытался даже лизнуть и ел с таким аппетитом, будто его месяц не кормили. Крым — туристический край, но избалованных европейцев влечет экзотика. «Глостер» — он, как говорится, и в Африке «глостер», а «кандиль синап» можно найти только здесь. Не за «айдаредом» и «лиголом» поедут к нам иностранцы, но за «кандиль синапом» и «челеби».

Михаил Володин, «»

Читайте также: