23 июля 2011 г.

Дендропарк имени Рериха в Симферополе

Мы посетили уникальный ландшафтный уголок, в течение нескольких лет создаваемый энтузиастами городского Симферопольского общества Рерихов и претендующий на роль преемника древнейших традиций садово-паркового искусства.

Дендропарк в Симферополе

Утро у Ларисы Андреевны, симферопольского ботаника и садовника-энтузиаста, обычно начинается еще затемно, в полпятого. Ранний подъем, впрочем, нисколько не обременяет, ведь рериховский сад — любимое дело, она здесь с самого начала, с первого, что называется, куста. Да и многое нужно успеть, пока солнце не раскалило степь (именно в степи, на месте свалки за 7-й симферопольской горбольницей, общество имени великого философа и гражданина мира получило от горсовета свой участок).

Симферопольский ботаник Лариса Андреевна
«Каждое утро первым делом проверяю состояние растений, — рассказывает Лариса Андреевна, на ходу оценивая внешний вид своих питомцев. — Смотрю, не появились ли грибки, болезни». В коллекции этого ботсада уже 740 видов флоры, и для того, чтобы даже просто проинспектировать их, требуется час-другой. «Нынешним летом хвойные сильно страдают, — замечает садовник, поглаживая ветку ели, привезенной в Симферополь из имения Льва Толстого как подарок от потомков писателя (если же изучить географию всех „растительных“ подарков местного общества Рерихов, получится больше половины земного шара!). — Дождей много. С одной стороны, хорошо, что влага, с другой — такая вот напасть. И еще у нас нашествие улиток, от которых убыток лиственным растениям. Так что скучать не приходится».

После осмотра растений нужно срочно спрятать от появляющихся жарких лучей нежные молодые рододендроны и заняться поливом. К этому делу подключается весь небольшой коллектив энтузиастов. «Больше гектара территории, а обходимся только своей водой, — продолжает Лариса Андреевна. —Очень сложно долбить скалу, делать естественные накопители, но затраты оправдываются». А чтобы подольше сохранять драгоценную влагу, садовники берут прошлогоднюю хвою из близлежащей лесополосы, обрабатывают кипятком «от жучков» и плотно укрывают ею почву. И вот наконец сад напился, и его служители могут сделать перерыв, чтобы провести импровизированную экскурсию.

Садовники, не скрывая, гордятся своей коллекцией. И дело не только в том, что оформлен сад хотя еще и не полностью, но уже великолепно: если смотреть сверху, по форме он как созвездие Большой Медведицы. Есть и семь ее условных звезд на каждом из отдельных участков сада, представляющих ландшафтную архитектуру Греции, Египта, Китая, Индии, России и Крыма. С извилистыми дорожками, водоемами с кувшинками, мостиками, гротами, скульптурами, фонтанами, оригинальными колоннами и стилизованными под мегалитическую кладку стенами.

И дело даже не в том, что количество собранных энтузиастами экземпляров превосходит в два раза ботаническое имущество знаменитого симферопольского сада ТНУ. Главное, удалось собрать растения исключительно редкие. «Вот, например, эвкоммия вязолистная, — говорит садовник Мария, ответственная за „Грецию“. — Кора ее обладает тонизирующим эффектом, а листья содержат латекс».

За каждым поворотом садовых дорожек неожиданно появляются новые уникальные экземпляры. Здесь и курильский чай, и воспетое в легендах голубиное дерево, каких всего три в Украине, и редчайший сорт голубой розы, и древовидные пионы, цветки которых по 22 сантиметра в диаметре (при этом на каждом кусте 72 цветка!). «А это витекс священный, — улыбается Мария, протягивая листья какого-то остро пахнущего куста. — Его сажали в старину возле храмов для укрощения мужской плоти».

Мы заходим на территорию «Китая». Здесь трудится Игорь Иванович, врач-неонатолог. Пожилой доктор, занятый возведением ландшафтной стены из красного камня, просто покоряет своей энергией, настолько бурно он повествует о событиях из жизни сада. «Может показаться странным, что человек с высшим образованием на старости лет в жару ворочает булыжники, причем бесплатно, — лукаво прищуривается он. — Но ведь я здесь потому, что душа, сознание мое здесь. Знаю, что нужно созидать, пока есть возможность. И работа на самом деле удовольствие одно, потому что от чистого сердца, без корысти ей занимаюсь».

Резчик по камню
Недалеко от садового каменщика стоит импровизированная скульптурная мастерская, где, собираясь пообедать, придирчиво изучает результаты своего недавнего труда бывший военный, а ныне резчик по камню Владимир Ильич. «Одно дело простая стела, пусть даже с орнаментом сложным, а другое — скульптуру создать, — замечает весь покрытый белой известковой пылью мастер. — Причем конкретного персонажа, да так, чтобы он „ожил“ и передал это состояние окружающему его саду». Впрочем, работа у него хоть и медленно, но спорится, замечает наш проводник Лариса Андреевна. И уходит заниматься санитарной обработкой «подозрительных» растений, которые она приметила еще на рассвете.

Дмитрий Смирнов, «События»

Читайте также: