22 декабря 2010 г.

Как я ловил ёлочных браконьеров ночью в лесу

По информации Рескомитета по лесному и охотничьему хозяйству Крыма, в преддверии Нового года гослесхозы намерены заготовить и реализовать более десяти тысяч сосен. Однако с каждым годом их количество уменьшается. Оказалась ли под угрозой заложенная Петром I традиция отмечать Новый год в компании с лесной красавицей? Будут ли цены на сосну и ель «колючими»? Хватит ли ёлочек всем желающим? Какие потери несёт лесной фонд от незаконных вырубок? Для того чтобы получить ответы на эти вопросы, я отправился с лесниками в ночной рейд.

Александр Дивосюк

По дороге лесничий госпредприятия «Симферопольское лесоохотничье хозяйство» Александр Дивосюк (на фото) рассказывает, что в основном браконьеры — те, кто идёт в лес спилить ёлочку для себя. Правда, в прошлом году лесники «накрыли» и организованную группу. Молодые люди выносили из леса по ёлочке, складируя у себя на квартирах. А когда скапливалась солидная партия, вывозили на автомобиле. Однако бывали и ситуации иного рода. Например, мужчина, пойманный с поличным, слёзно просил его не штрафовать, поскольку у него четверо детей и дома хоть шаром покати. Встречались и умудрявшиеся оказывать лесникам физическое сопротивление. Но дело всё равно заканчивалось милицейскими протоколами, а дальнейшую судьбу смутьянов решал суд.

— В моей практике был случай: браконьеров поймали 31 декабря, за полтора часа до Нового года. Все наши службы в курсе этого обстоятельства, патрулирование будут вести до последнего момента, — продолжает первый зампредседателя Рескомлеса Крыма Иван Магда.

Чтобы вырастить одну сосенку до совершеннолетнего возраста, необходимо не менее пяти тысяч гривен. А максимальные штрафы за незаконную вырубку едва достигают трёх тысяч гривен. Вот и приходится лесникам решать задачу: где брать средства на высадку новых насаждений. Тем не менее новые посадки продолжают закладывать.

Путь мобильной группы лежит в район села Донского. С делянки, где производится законная заготовка сосен, всё вывезено ещё днём. Старший мастер Симферопольского лесоохотничьего хозяйства Александр Ляшко указывает на межевые знаки, ограничивающие заготовительный участок. По его словам, именно здесь браконьеры имеют наименьший шанс поживиться.

Погода выдалась самая что ни на есть браконьерская. Из-за тумана и снегопада видимость не превышает двух-трёх метров. Дороги, скорее похожие на партизанские тропы, развезло. Подобраться к лесным красавицам можно разве что на вездеходе или танке. Легковой «танк» советского производства, автомобиль «Нива», несмотря на полный привод колёс, бросает из стороны в сторону.

Свет фар выхватывает из темноты причудливые изгибы деревьев, горы строительного мусора кажутся декорациями из голливудского фильма ужасов.

— Вы не против получасовой прогулки по лесу пешком? — осведомляется Александр Ляшко.

Группа разделилась. Половина дежурит в машине, дабы в случае бегства потенциального браконьера преградить ему путь либо при необходимости выступить нам на помощь.

В обходе участка есть свои законы и правила. Александр Ляшко инструктирует: во время движения лучше не разговаривать или делать это шёпотом, чтобы не обнаружить себя раньше времени. А главное — периодически останавливаться и «слушать тишину», чтобы выявить браконьера. Выдать его координаты может любая мелочь, например, речь, кашель, огонёк сигареты или луч фонарика во тьме. Отдельная тема — следы. На корке снега они укажут, в каком направлении прошёл возможный нарушитель.

Прогулка по лесу ночью совсем не похожа на вечерний моцион по набережной Ялты. Шагать по хлюпающей под ногами жиже, когда ветки деревьев и кустарников хлещут по лицу, — занятие непростое. Обнаруживаем спиленную часть сосны. Поиск следов вероятного браконьера приводит на опушку леса рядом с трассой. Следу от мопеда, рядом с которым следы обуви, буквально час-два. Мысль о том, что человек в ненастную погоду ночью приехал в лес, чтобы просто подышать воздухом, кажется как минимум абсурдной. Увы, след протектора обрывается возле автозаправочной станции.

— Тут у них своего рода бизнес, — поясняет Александр, — спилят сосну — и на трассу. А там её забирают покупатели.

По словам Ляшко, многие браконьеры приходят в лес, не полагаясь на авось. Например, днём помечают приглянувшееся дерево куском яркой ткани или пустой бутылкой. А под покровом сумерек возвращаются с пилой. Спиливая верхушки сосен, браконьеры не просто производят незаконную вырубку леса. После такой «стрижки» деревья выживут, но могут иметь большие проблемы со здоровьем.

Доказать, что сосна спилена незаконно, сложно. Во-первых, не пойман за руку — не вор. Во-вторых, браконьер может сказать, что спилил её, например, во дворе собственного дома и просто везёт в город в подарок. В Бахчисарайском лесничестве, где мы побывали в тот же день, заготавливаемые сосны клеймят. На торец спила ствола с помощью маркера и синей краски ставится печать с номером. Но печать можно и подделать: синюю краску раздобыть не проблема, а клеймо не является гербовой печатью.

Как вариант специалисты предлагают, например, снабжать «законные» сосны и ели бирками с голографической защитой. Стоимость бирки составит одну-две гривны, это позволит удержать тех же продавцов на рынках от соблазна продать «левую» сосну или ель и заплатить меньше в бюджет.

По словам Ивана Магды, вопрос о приобретении сосен и елей напрямую у лесников, а не у перекупщиков рассматривался, однако это связано с увеличением затратной части, поскольку в цену будет включаться и стоимость доставки деревьев. Кроме того, в любом случае необходимо создание структуры, которая занималась бы реализацией сосен и елей.

— Новогодние праздники пролетают быстро, а чтобы вырастить дерево, требуется много лет. Например, один гектар соснового леса выделяет 5 тонн кислорода в год, при этом утилизируя 36 тонн углекислого газа. В то же время самолёт, совершающий перелёт из Европы в Америку, сжигает 25 тонн кислорода. И чтобы это компенсировать, гектару соснового леса необходимо работать не один год, — констатирует он.

О переходе на принятую в европейских странах систему, когда ёлки в кадке предоставляются в аренду на время новогодних праздников, речь пока не идёт, поскольку спросом такие елки не пользуются: крымчане не готовы платить залог от 150 гривен.

В любом случае если вы всё же решили сэкономить и спилить ёлочку втихую, подумайте о двух вещах. Штраф за незаконную вырубку будет больше стоимости ёлки или сосны на базаре. А главное — если каждый станет бесконтрольно рубить деревья, в один прекрасный момент может оказаться, что рубить просто нечего.

***

Лесники предупреждают

За незаконно срубленную сосну на территории гослесофонда браконьеру придётся заплатить штраф от 125 до 353 гривен, на заповедных территориях — от 136 до 392 гривен. Дороже всего обойдётся такое нарушение в черте населённых пунктов — от 320 до 910 гривен. Сегодня Рескомлес Крыма готовит законопроект об увеличении размеров штрафов.

Языком цифр

По информации Рескомлеса Крыма, мобильными бригадами в составе сотрудников лесной охраны, экологов и правоохранительных органов проведено более пятидесяти рейдов по охране сосен. В охране задействовано более 150 человек. В ходе рейдов пойманы с поличным и привлечены к ответственности: за незаконную вырубку дубовых насаждений — 7 человек, за засорение леса бытовыми отходами — 5 человек. Своими действиями самовольщики нанесли ущерб лесному хозяйству на сумму в пятнадцать тысяч гривен. Уже выплачено 660 гривен штрафов, государству возмещено более 14 тысяч гривен ущерба.

Официально

По информации Рескомлеса Крыма, общая площадь плантаций сосен в Крыму составляет 58,6 тысячи гектаров. Кроме того, завозят ели из соседней Херсонской и некоторых областей Западной Украины. Цена на сосну крымскую высотой до одного метра составляет 28–40 гривен, от одного до двух метров — 38–70 гривен. Стоимость сосны высотой два-три метра — 80–145 гривен, три-четыре метра — 120–440 гривен. Четыре из девяти гослесхозов готовы предложить потребителям сосны выше четырёх метров по цене 315–550 гривен за штуку.
При этом в Рескомлесе Крыма подчёркивают, что это отпускные цены лесохозяйств. Реализацией же будут заниматься частные предприятия, а значит, для потребителей сосна и ель будут стоить в полтора-два раза дороже.

Алексей Ермолин, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: