28 августа 2010 г.

Как грузины в Симферополе фильм о подпольщиках снимали

Какие вы знаете фильмы об истории подпольного движения Симферополя? Практически каждый вспомнит только набивший оскомину «Они были актерами». Не из-за того, что некоторые эксплуатируют тему театральных подпольщиков уже более 30 лет, а потому, что в памяти среднего жителя крымской столицы осталось стойкое ощущение, что все подполье и происходило на театральных подмостках.

В 1970 году в Симферополь приехала киностудия «Грузия-фильм». В Великую Отечественную этой кавказской республике повезло, что оккупанты не добрались до цветущих садов и виноградников.

Известно, что очень многие грузины с оружием в руках защищали СССР в рядах Советской армии, много было героев Советского Союза. Да вот до подполья так и не дошло. А тут к 25-летию Великой Победы и вспомнили о героине крымского подполья — Зое Рухадзе. Как говорили сами грузины: «У вас была русская героиня — Зоя Космодемьянская, и у нас — тоже Зоя, но Рухадзе...»

Да, в марте 1944 года школьница из Симферополя повторила подвиг Космодемьянской. Она тоже пошла в партизанский отряд, действовавший в городе, где участвовала в выполнении боевых заданий. 10 марта 1944 года после взрыва немецкого оружейного склада ее схватило гестапо. Пытали ее жестоко, требуя выдать фамилии партизан, их планы. Зверски избивали, сломали обе руки, выкололи глаза. Не получив ни одного ответа ни на один вопрос, безжизненное тело бросили в машину и увезли на окраину города — в Дубки. Зоя Рухадзе была еще жива, когда ее бросили в глубокий колодец, где она погибла в невыносимых муках.

Подпольщики Симферополя

Крым и Грузия не забыли героических подвигов Зои Рухадзе. Ей воздвигли памятники и в Симферополе, и в Тбилиси. Ее именем назвали улицу в Симферополе, школы: в Симферополе — №14, и в Тбилиси — №42 носят имя Зои Рухадзе. Ей посвятили пьесу и поэму. Пришло время снять фильм о ней. Его назвали «Девушка из камеры №25». Автору статьи повезло принять участие в съемке этого фильма, несмотря на очень юный возраст. Фильм начинается с того, что по улице идет мальчик с мамой, и их обгоняет главная героиня. На стенах — объявления с заголовками «Расстрелять! Повесить!». Навстречу немцы... Эти кадры снимали на улице Большевистской, там, где еще недавно находилось консульство Российской Федерации.

Зоя Рухадзе и Волошинова

О чем фильм? Над Симферополем повис флаг с чёрной свастикой фашистов. В городе происходят разные события: немецко-фашистские войска ведут огонь, происходят перестрелки, гитлеровцы организовывают и устраивают облавы, партизаны расклеивают листовки по улицам, устанавливают связи с подпольщиками... И в центре этих событий — Зоя Рухадзе, комсомолка, разведчица и партизанская связная. Всё это было жизнью Зои и трудных дней её короткой жизни, оборвавшейся в застенках симферопольской тюрьмы в то время, когда к городу подходила Красная Армия...

Для съемок тюрьмы использовали симферопольское СИЗО возле вокзала.

В ролях снимались известные актеры советского кино: Анатолий Ромашин — Голицын, он же «мужик», разведчик; Станислав Чекан — Илья Туркин, начальник криминальной полиции рейха, изменник Родины; в роли Зои Рухадзе снялась простая студентка Манана Мдивани.

Из известных подпольщиков Симферополя был только Борис Хохлов. Немцев и подпольщиков в большинстве играли грузинские актеры, удивляя зрителей своим нордическим видом — черноволосые красавцы с большими носами.

Автором сценария выступили Георгий Северский (помните «Адьютанта Его Превосходительства»?) и Резо Эбралидзе. Режиссёр — Давид Рондели.

А ведь подпольщиков было очень много. Причем разделить их можно на три группы: были герои, которые сразу бросались на пришедших немцев и тут же погибали; были те, кто все годы оккупации успешно вредил фашистам, подрывал поезда и сумел выжить до прихода советских войск; и были те, кто почему-то стали организовывать подпольные группы где-то с лета-осени 1943 года, не успели многого сделать и были расстреляны немцами буквально за несколько дней до прихода войск.

Меня всегда удивляла эта особенность: немцы ушли из Краснодона намного раньше, чем из Крыма, но молодогвардейцев в массе тоже арестовали и расстреляли буквально за несколько дней до отхода вражеских войск...

К сожалению, это скорее всего говорит о том, что все эти подпольщики были «под колпаком» у гестапо. Немцам было выгоднее иметь своих стукачей в подпольной среде, знать заранее, что планируется против оккупантов, и расстрелять своих «подшефных» только перед отходом из города. Можно по-разному относится к книге Ивана Козлова «В крымском подполье», но описанные им факты остаются фактами: молодые подпольщики не очень слушались советов старых, умудренных политкаторжан, имевших большой опыт подпольной борьбы с царизмом: они не имели кличек, звали друг друга по именам, не соблюдали конспирации.

Войска Германии вошли в город в ночь на 2 ноября 1941 года. В ноябре появились первые подпольные организации. Одной руководил Ф. И. Беленков, другой — И. Г. Лексин.

Во второй была комсомольская группа Игоря Носенко, которая начала с листовок, с новостей «От советского Информбюро». Анатолий Косухин смонтировал радиоприемник, регулярно слушал и записывал сводки Совинформбюро. Его товарищи распространяли их по городу в виде листовок. Позже вместе с Б. Хохловым и И. Нечипасом Косухин организовал подпольную типографию, где печатались листовки «Вести с Родины», откуда симферопольцы узнали о разгроме гитлеровцев под Москвой, а затем — о переломной победе под Сталинградом.

Были еще группы Николая Долетова, учительницы А. А. Волошиновой. На хлебозаводе группа «дяди Юры» — П. П. Потапова. На железнодорожной станции — группа инженера В. К. Ефремова.

Подпольщики Симферополя установили связи с крымскими партизанами, передавали им данные для диверсий, сообщали о подготовке карательных операций. В мае 1942 г. фашисты схватили Николая Долетова и расстреляли его родных — 6 человек. Вражеская агентура проникла в организацию «дяди Володи» — Абдуллы Дагджи, что тоже стоило ему жизни.

Группа Василия Бабия хорошо соблюдала конспирацию. Почти все ее члены дожили до дня, когда на улицы Симферополя пришли освободители. Группа состояла из учеников 1-й средней школы, закончивших накануне войны 9-й класс. Василий Бабий, поступивший на работу в железнодорожное депо, перетянул туда целый десяток своих школьных товарищей. В кучах металлолома ребята отыскали детали винтовок, смастерили обрезы.

Бабию удалось связаться с А. Косухиным, который предложил им готовиться к крупным операциям. Пароли и пропуска взял на себя член группы Василий Алтухов, которого удалось устроить в полицию. Один комплект вражеского обмундирования ребята получили через Косухина. Группа разработала план нападения на склад, который был в здании художественного музея. В операции участвовали В. Бабий, одетый в фашистскую форму, «арестованные» В. Ендженеяк и Б. Еригов, «полицай» В. Алтухов и А. Косухин, тоже в форме гитлеровского солдата. Операция прошла блестяще. Ребята обезоружили и связали часового. Взяв оружие, кипы с обмундированием, группа исчезла в ночной темноте.

Вражеская форма помогла провести удивительно смелые диверсии: взорвать склад боеприпасов на территории совхоза «Красный», нефтебазу у железнодорожного переезда, склад горючего на Феодосийском шоссе. Ряд крупных диверсий группа провела, так сказать, по месту работы. Магнитными минами было выведено из строя три цеха депо — литейный, кузнечный, токарный, взорвали средь бела дня пристанционную водонапорную башню — главное звено в цепи заправки паровозов водой. Молодые подпольщики сыпали песок в буксы вагонов, подкладывали в тендеры с углем угольки-взрывалочки (замаскированную взрывчатку, которую делали из толовых шашек). Всего группа Бабия осуществила 23 серьезных диверсии, уничтожила в перестрелках 80 гитлеровцев.

Подпольщики Симферополя

Но были и те, кто активно сотрудничал с немцами, но, когда в 1943 году стало ясно, что их песенка спета, начали активно «организовывать подпольные организации». Они хорошо знали 1937 год, и знали, что когда придут смершевцы, то им зададут первый вопрос: а что вы делали в оккупации? Для них главное было не немцам навредить, а создать побольше шума.

Подпольщики Симферополя

Конечно, такие и были «под колпаком», и расстреляли их, похоже, перед самым отходом немцы. Почему расстреляли? Потому, что при отступлении активность подпольщиков всегда возрастала. Уже в ночь на 13 апреля две группы партизанского Северного соединения, всего 65 человек, проникли в город и разгромили казармы немецкого гарнизона, боевые группы подпольщиков во главе с Косухиным и Бабием и партизанами Анатолия Сосунова вступили в последний бой с подрывниками и факельщиками, спасли от взрыва корпуса предприятий, здания, мосты.
А уже 13 апреля танк Т-34 с бортовым номером 201 одним из первых ворвался в город и, не останавливаясь промчался дальше, к Сапун-горе.

А в названиях улиц сохранились имена героев Симферополя: Крейзера, Долетова, Ефремова, Тарабукина, Волошиновых...

Олег Широков, «Крымское Эхо»

Ссылки по теме: