27 августа 2010 г.

Легенды Солнечной Долины

В Солнечной Долине было не солнечно. В принципе, на этом можно было бы и закончить, но... «Но» оказалось как минимум три. Все они слились в полноценный, неизбитый туристический маршрут. Нет ничего лучше, чем путешествовать по Крыму отдельно от толп рекреантов. Тем более если вам интересно посетить вторую в Крыму по «возрасту» церковь, узнать, как Лев Голицын разводил на миллионы тогдашних олигархов вроде князя Горчакова, и полюбоваться «останками» знаменитого парохода «Ласточка», на котором Михалков-Паратов катал свою бесприданницу. Вот с неё и начнём.

Солнечная Долина

Легенда первая. Мореходная

Говорят, в лихие девяностые в Крым пригнали теплоход класса «река-море». Задача была — сделать из него плавучую гостиницу-казино. Однако не вышло. Почему, теперь всё уже покрыто мраком тайн и легенд. Возможно, и владельцев давно нет в живых. Возможно, перевозить такую груду железа теперь никому не выгодно. А возможно, кто-то ещё строит бизнес-планы по развитию рекреационной инфраструктуры. Между тем «Ласточка» — самая настоящая, что ни на есть аутентичная. Эх, прокатиться бы! Только никто из спутников на Паратова с барскими замашками явно не тянет, да и из меня в моём походном рабочем «пальте» Лариса Дмитриевна Огудалова весьма сомнительная получилась бы. И птичка железная никуда не летит. Стоит теперь «Ласточка» в одной из бухт под Судаком и ржавеет. Стоит как памятник почившему советскому кинематографу, а заодно и бандитскому беспределу.

В соседней бухте стоит ещё один памятник — на этот раз природной стихии или человеческой глупости. Точно не знаю. Расколовшийся пополам сухогруз «Вера Волошина» с недовыгруженными тракторами. Интересно, он тоже станет объектом интереса местных жителей и экскурсионного показа в будущем курортном сезоне?

Сухогруз Вера Волошина

Легенда вторая. Благостная

«Здесь гламур и благодать, нету больше смерти », - поёт почти ископаемый, но от этого ещё более любимый Юрий Шевчук. В Солнечной Долине с «гламуром» не заладилось: плавучее казино ржавеет, девушки модельной внешности появляются только в летнее время на пляже и вообще — «апостолы разбежались, Кису Воробьянинова не воскресить». Зато благодати хоть отбавляй. Здесь находится церковь святого Илии. Между прочим, памятник архитектуры национального значения, датируемый VIII-XI столетиями, построен в форме ковчега и без купола. Попросту говоря, церквушка похожа на сарайчик, только дух в ней такой светлый, что никаких архитектурных изысков не надо. Низенький вход. Частично из-за того, что здание вросло в культурные слои, частично по причине того, что человек должен проявлять к намоленному месту уважение. Поклонился — вошёл. Забыл о смирении, не наклонил голову — сразу получил напоминание в виде шишки на лбу. Именно так храму достался новый резной клирос — балкончик, где находятся певчие. Актёр Александр Лыков (Казанова из «Ментов» и главный злодей из «Турецкого гамбита»), будучи на отдыхе и ударившись головой, задумался о вечном и пожертвовал на клирос.

Отцу Игорю, окормляющему паству в храме с тысячелетней историей, непросто: приходят по воскресеньям на службу пятнадцать-двадцать человек, хотя живут в посёлке около тысячи потенциальных прихожан.

Как и положено, в храме есть свои святыни: самообновляющиеся иконы, мраморная купель IV-V веков, привезённая из какого-то языческого храма, в которой и по сей день совершается таинство крещения. Случаются и чудеса. Отец Игорь рассказывает, что «в разное время приезжали в Солнечную Долину бездетные семейные пары, женщины приложились телом к храму и исцелились от бесплодия». Одна из них назвала своего сына Ильёй.

Вполне возможно, что в скором времени в окрестностях Свято-Ильинского храма епархия выкупит землю, построит паломническую обитель и таким образом соединит религию с экономикой. А пока отец Игорь проводит службы и освящает виноградники, которых в окрестностях в изобилии.

Легенда третья. Винодельческая

Совершенствовать себя и мир по канонам православия трудно. Проще жить, философствуя. А всеми философами мира, начиная с «досократиков», самым эффективным способом улучшения бытия признано вино. В Солнечной Долине завелись традиции виноделия ещё со времён греков и генуэзцев. Здесь находится завод с почти 120-летней историей. Небезызвестный Лев Голицын в конце позапрошлого века осваивал эту местность практически одновременно с Новым Светом. Он даже нашёл, выражаясь современным языком, инвестора — светлейшего князя К. А. Горчакова. Тот, как свидетельствуют краеведы, вложил в своё имение «Архедерессе» миллион восемьсот тысяч золотых рублей. Не вмешивался в дела виноделов, а потом приехал, увидел всё своими глазами и страшно разозлился — ожидал увидеть летний дворец, а увидел скромные подвалы на дне оврага. Именно так расшифровывается поэтичное наименование «Архедерессе». Подвалы действительно строились по пути наименьшего сопротивления — были выкопаны на дне оврагов, а потом засыпаны землёй.

Менялись собственники, инвесторы, виноделы, а Голицынские подвалы существуют и по сей день, и их своды давно покрылись благородной плесенью. Причём «благородная» — это не образный эпитет, а корректное биологическое обозначение. До недавнего времени её со стен счищали, а потом переняли привычки французов, утверждающих, что плесень улучшает воздух в подвалах и вообще благотворно влияет на среду.

Кстати, ещё несколько лет назад на стене одного из подвалов было написано: «Пейте на здоровье молоко коровье». Теперь вместо неё красуется куда более уместное: «Уменье пить не всем дано. Уменье пить — искусство. Тот не умён, кто пьёт вино без меры и без чувства».

Виноделие — это искусство. Уменье пить — тоже. Научиться ему можно на дегустации, а использовать всегда и везде. Мир одной бутылки — это целая философия, говорят виноделы. Пусть ваши вкусовые рецепторы совершенно не улавливают разницы между «тоном чайной розы с цитронной ноткой» и «оттенками шоколада, чернослива и смородины». Пусть вы с энтузиазмом аматора (и с такой же степенью идиотизма) восклицаете: «О, у вас весьма недурной кокур!», а профессионалы реагируют на это взглядом, полным всепонимающей снисходительности.
Не отчаивайтесь! Это — не ода пьянству. Это — ода культуре вина. И проявить эту культуру можно прямо за новогодним столом.

Напоследок уходящий год передаёт нам привет: погода этим летом и осенью стояла такая, что вина урожая-2007 обещают быть великолепными. Так что ждите. Через три года отведаете.

Анастасия Бачинская, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: