5 июля 2010 г.

Дальние сёла Кировского района

Отправившись в дальние сёла Кировского района — Новофёдоровку, Ореховку, Софиевку, Токарево и Шубино, — я, конечно, не мог представить всей картины жизни в маленьких деревнях, которые не на всех картах Крыма обозначены. Разумеется, видел десятки таких населённых пунктов — далёких и забытых. Но в них не жил никогда. Потому и потрясло увиденное и услышанное. А если бы жил там, то, наверное, привык бы. И мало чему бы удивлялся. Как мало удивляются своей жизни люди в этих забытых населённых пунктах.

Кировский район Крыма

Железная дорога, построенная более ста лет назад, даёт им возможность выехать в большой мир. Поэтому жители всех окрестных сёл тяготеют к небольшому разъезду, гордо именуемому станцией Новофёдоровка. До неё от села с таким же названием — около километра по шоссе и метров двести по грунтовке, от остальных сёл — расстояние побольше. Никакого транспорта, кроме личного, нет. А из личного самый распространённый — велосипед.

...Иван Николаевич Пидорич с супругой Надеждой Яковлевной — старожилы Новофёдоровки. Дяде Ване, как его тут называют, далеко за восемьдесят. Болят раны у старого солдата. А в больницу съездить уже трудно — ноги подводят. Да и Надежде Яковлевне уже нелегко сесть в поезд на маленькой станции, до которой ещё с добрый километр идти. А надо — и за лекарствами в Кировское, и за свет заплатить, иной раз и в Яркополенский сельсовет сходить. Выручает сын, из Феодосии приезжает на своей машине и подвозит мать. Но случись что — телефон один на всё село у медсестры.

Эмине Абдурамановна Копылова — единственный медик в Новофёдоровке. Да и для неё работы вроде немного, всех жителей в селе наберётся три десятка. Стариков мало, становится всё меньше. За последнее время умерла ещё одна бабушка, дом её стоит пустой, зарастает колючками огород...

«В Новофёдоровке нет ничего, кроме солнца», — говорят местные жители. Нет магазина, нет почты. Хлеб не привозят, как и другие продукты. Потому пекут его сами. За провизией ездят в Кировское или Советское. Но и в этом нет особой нужды, потому что все, кто помоложе, держат много скота и птицы. Это классическое натуральное хозяйство помогает им выживать.

«Выживать» — это слово я слышал во всех малых сёлах, в которых побывал. Никто не сказал: «Я тут живу», а только: «Выживаю». Да по-другому и не получается. Вот и выживают, обзаведясь огородом и хозяйством.

Но для многих это — проблема. Если с выпасом скота всё более или менее в норме — травы в степи много, то огород и сад требуют рук и рук. Тем более что в Новофёдоровке (как, впрочем, и в других сёлах) нет центрального водопровода. Для питья и полива все пользуются водой из собственных скважин. Она на вкус солоноватая, видимо, даёт знать недалёкий Сиваш. После полива земля на огороде покрывается белёсым налётом. Не всякая культура его выносит, например, плохо растёт свёкла. Люди же ко всему привыкают.

А ведь была тут другая жизнь. В той же Новофёдоровке ещё в 70-е были и магазин, и начальная школа, и клуб с библиотекой (заведовала им Надежда Яковлевна Пидорич). До развала Союза сюда ходил автобус. Сохранилась остановка в центре села с изрядно заржавевшими конструкциями. Существовал генплан развития села, должны были построить ещё две улицы и проложить водопровод. Жили тут в основном путейцы, работавшие на станции Новофёдоровка и обслуживавшие железную дорогу на перегонах.

Сейчас картина иная. Пробовал, было, возить сюда продукты один частник из Урожайного, но оказалось невыгодно. Мало людей и расстояние большое. Домов на единственной улице села, Центральной, всего полтора десятка и то несколько разваленных. Работы в селе, ясно, нет никакой, кроме, конечно, собственного огорода. На станции — сокращения...

Для молодого человека тут перспективы нет. Да и молодёжи в Новофёдоровке — всего три человека: Эрнест, Таир и Азиз. В школу ездили на велосипедах километров за восемь, в Урожайное. Они и сейчас учатся — кто в Феодосии, кто в Симферополе. Возвращаться в Новофёдоровку не хотят. «Ничего нет тут, даже с девчатами проблемы — нет ни одной», — говорят в селе. «Вышли мы как-то с дедом посидеть на лавочке у ворот, — рассказывает Надежда Яковлевна Пидорич, — так за два часа никто мимо не прошёл, ни одного человека так и не увидели». Вымирает село...

Ореховое, или по-местному — Ореховка, село побольше — четыре улицы. Да и известнее — тут родился и провёл детство и школьные годы лётчик-космонавт Василий Циблиев. Здесь и сейчас живёт его мать. Иногда приезжает и сам Герой Советского Союза.

Но родина космонавта — тоже забытая деревня. И хотя тут есть магазин с небольшим ассортиментом «райповских» товаров и частный ларёк, да и в клубе по выходным дискотеки устраивают, но школы нет, учиться дети ездят в соседнее Ильичёво Советского района. Нет почты. В селе живут представители разных наций, но больше крымских татар. Так что к общим проблемам добавились специфические — сложности обустройства, безработица, невнимание со стороны власти, неважное здоровье детей.

Почти у каждого во дворе — собственное хозяйство как средство выживания. Молоко и сметану сдают в «Крыммолоко», приезжает за ними молоковоз из Симферополя. Мясо или сбывают скупщикам, или везут в Кировское, до которого с десяток километров. Огороды у всех немаленькие, с водой проблем меньше, хотя она тоже из скважин. Но живительная влага тут пресная — рядом протекает зарегулированный в сбросные каналы Сухой Индол. На речке даже можно встретить пацанов с удочками. Перейдя её и прошагав ещё километра два по полям, попадаешь в Софиевку.

Кто была эта самая София, выяснить не смог — не у кого. Одна улочка, восемь домов и ещё пара — типа хуторка. Ни магазина — сельского клуба общения, ни другого блага цивилизации. Пройдёшь по Софиевке — и никого не увидишь. Пришлось стучаться в крайний дом.

...Татьяна Горина родом из Шубино, её муж — токаревский. Оба молодые, хотя уже имеют двоих сыновей — 12 и 13 лет. Живут сами по себе — огород, скотина, летом даже телевизор некогда посмотреть. Знают, естественно, всех в деревушке. Кроме Гориных, здесь ещё одна молодая семья и баба Варя, старожил села. Несколько домов занимают арендаторы, но они почти всё время в поле. Разговаривая с Татьяной, подметил какую-то не известную ранее для этих мест психологию — хуторянскую, что ли. «Есть ещё забытые места, вон в „N-ном километре“ показывали». «Проблем-то полно, но надо их решать самим», — говорит Татьяна.

Да, наверное, «забывчивость» властей заставляет жителей этих сёл надеяться только на себя и даже заниматься чем-то им не свойственным. Например, собирать подписи односельчан под ходатайством перед железнодорожным начальством об устройстве у переезда на Софиевку остановки пригородных поездов. Представляю ухмылку «зализничных» властей... А ведь в Софиевке тоже люди живут, и их дети ездят на велосипедах в школу аж в Шубино, за десять километров.

Попал и я в те края — по случаю подвёз на мотоцикле парень из Токарево. Это село — центральное, сельсоветовское. После Софиевки и Новофёдоровки показалось оно огромным. Но сразу же бросилась в глаза и разруха. Была когда-то первоклассная ферма — остались только стены, растаскиваемые по камешку. Детсад пугает глазницами выбитых окон, хотя ещё отгораживается от мира не утащенными ржавыми воротами. Зато на пустом двухэтажном здании, где когда-то размещалась совхозная контора, насмешкой выглядит солидная вывеска с золотыми буквами — «Совхоз «Присивашный». Рядом — почта и сельсовет с огромной доской объявлений: «Реализуем сено», «Продам корову», «Продам дом и уеду». Именно в Токарево столкнулся с проблемой, которая не так сильно звучала в других малых сёлах, — демографической. Люди бегут из тупикового села. Уезжают на заработки и не возвращаются. Даже бросают семьи с детьми. Знающие всё бабушки у магазина назвали три семьи, в которых мужья бросили жён с двумя-тремя детьми и уехали искать лучшей жизни. В большом населённом пункте десяток детишек без отцов — капля, но для деревни в пять улиц — число великое.

Магазинов в Токарево три. Два частных, типа ларьков. И большой, «райповский», то есть принадлежащий Кировскому райпотребобществу. Все товары — с наценкой. Но люди покупают. Наверное, дело и в продавце — тётя Галя тут работает уже больше двадцати лет. Потому магазин стал и чем-то вроде клуба для общения. Именно здесь обсуждают местные события. Увы, они не радуют разнообразием: что и где украли, что воду дают только по два часа в день, во сколько гривен будет обходиться проезд ребят в школу. Так и держится магазин — на выручке от продажи пенсионерам да сдатчикам мяса, да на новостях — от них же.

Молодёжи в селе достаточно много. Есть клуб, но кроме дискотек по выходным там ничего нет. Есть кафетерий, по-местному — «клубничка». Но посещают его нечасто — дорого. А вот дешёвой самогонки и водки самопальной в селе достать не проблема. В Софиевке или Новофёдоровке спиртного на дому никто не делает, потому что продавать некому. На алкоголе «настояна» и криминальная жизнь села: по сводке милиции, только за последнее время в Токарево было зафиксировано столько же случаев воровства, как и в большом селе Приветном, в которое слились целых пять селений.

...На выезде из Токарево видны строения, поражающие гигантизмом. Это так и не введённый в строй шиферный завод. В советские годы в селе был заводик по производству шифера, который работал постоянно, снабжая своей продукцией все окрестные хозяйства и обеспечивая работой почти сотню жителей села. Качество шифера было настолько высоким, что за ним приезжали даже из Анапы и Севастополя. В конце 80-х решили расширяться, построили новый завод, вбухав огромные средства. А старый, как водится, развалили. Но после развала страны на новом шиферном не выпустили ни одного листа. Так и стоит он, мрачными громадами пустых цехов навевая тоску. Была работа, была зарплата... И ничего не стало.

Шубино поменьше Токарево. Пара магазинов-ларьков. Средняя школа. Несколько памятников — в годы войны тут шли ожесточённые бои, особенно в 1942-м, когда до этих мест докатился фронт. Тогда это была Богом забытая деревушка Шубино-Байгоджа в засушливой присивашской степи. Думаю, с той поры мало что тут поменялось, разве дороги заасфальтировали. А проблемы те же: воды нет, совхоза нет. Развалины строений неясного назначения. Но ведь войны после 1944 года в этих краях не было...

Малые сёла, неперспективная глушь... Грусть... Исчезните ли вы, как другие, как бы растворившиеся в степных просторах Белозёрка, Веселая Долина, Луговое, Мичурино, Мучное, Новосемёновка, Островное, Победное? Или ещё можно что-то сделать? Ведь есть кое-что, козыри некие. Например, рядом железная дорога со станциями. Густая сеть довольно ещё хороших дорог. Плодородная земля. Близость к курортной местности, к Чёрному морю и к Азовскому. Возможно освоение берега Сиваша в бальнеологических целях. И самое главное — есть люди, живущие тут и желающие работать и жить, а не выживать.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: