Село Тополевка в Крыму

Скажешь кому: «Тополёвка!» — и услышишь в ответ: «Монастырь! Купели!». Хорошо, что знают место по главной достопримечательности — Топловскому Троице-Параскевиевскому женскому монастырю с купелями целебной воды. Но вот местные жители несколько в обиде: монастырь-то не совсем в Тополёвке, а в селе Учебном. Да и в самом населённом пункте с тополиным названием тоже достаточно примечательных мест. Селение-то старое, называлось раньше Топлы.

Дорога на Тополевку, Крым
Тополёвка очень живописна: вся в зелени садов, обрамлена крутыми лесистыми горами. По обе стороны шоссе — травы с полевыми цветами, заросли ежевики, гибкие плети ломоноса тянутся по кустарникам. Но наиболее яркая достопримечательность села — мощные пирамидальные тополя, которые удивительно гармонично вписываются в местный пейзаж.

Основано село очень давно. До революции в Топлах находилось имение помещика Бычковского. Население своей земли не имело и состояло из арендаторов. Наверное, несладко жилось под помещичьей крепкой рукой, так что жители в 1917-1920 годах активно поддерживали большевиков, помогали красным партизанам. Увы, об этих временах в селе почти никто не помнит. Снова пришёл капитализм, правда, со своей, тополёвской спецификой.

Слева у дороги — большой ресторан «Старая крепость» со стилизованной зубчатой башней из грубо обработанного камня. Экзотика — для состоятельных людей, их машины частенько стоят возле здания. Рядом расположился фруктовый базар, который славится фирменными маринованными грибами. Даров леса на прилавках всегда полно. Но вот вне сезона покупателей совсем немного. «Целый день простояли — ничего не продали», — сетует Нариман, торговец сухофруктами и орехами. Пусто и в придорожном кафе. С какой надеждой смотрят на вас из него бармены и официантки! Нет пока сезона — нет и дохода.

Зато рядом с базаром — каптированный источник с холодной вкусной водой, и совершенно бесплатно! Геологи связывают этот выход воды с Тополёвским разломом: под действием тектонических сил образовался разрыв горных пород, в который «стягиваются» подземные воды. В нескольких десятках метров к югу, по другую сторону шоссе, можно увидеть выход метаморфического сланца — редкой в Крыму древнейшей кристаллической породы. Это тёмно-серый мелкозернистый камень с блёстками слюды, легко раскалывающийся на тонкие плитки. Сланец смят в складки, порой очень мелкие — шириной несколько миллиметров.

А в дорожной выемке по тектоническому разрыву соприкасаются две осадочные толщи. В левой части находятся тёмные глины с лежащими на них зелёными песчаниками. Выше залегают ослепительно-белые верхнемеловые мергели. В правой же части дорожной выемки лежит толща из переслаивающихся пластов тёмных глин и песчаников.

Вот эти самые камни с глинами и натолкнули местных жителей на мысль об усовершенствовании работы с туристами. На мой рассказ о примесях вулканического материала в песчаниках горы Кубалач, возвышающейся над селом, о древнейших раннемеловых вулканах (как-никак мезозойская эра!) парень по имени Андрей принёс такой себе округлый камушек величиной с небольшой арбуз — конкрецию барита. Поразил его вес: тяжело удержать одной рукой. В этом нет ничего удивительного, ведь конкреция состоят из минерала барита, удельный вес которого около 4,5. Это не дотягивает до удельного веса железа, в кубическом дециметре которого около восьми килограммов. Конкреции барита возникли в ходе превращения осадка в горную породу: в осадке барий был распределён равномерно, но затем в ходе окаменения началось его перераспределение, и он стягивался в отдельные места.

«Этих каменюк тут в Тополёвке полно валяется, можно же их и продавать, — ликуют местные хлопцы. — Только вот так рассказать про них складно не сразу получится — лучше говорить, что это метеориты...». Улыбнулся этим планам, но подумалось, что если кто из проезжающих купит в Тополёвке «метеорит», то и пусть.

Конечно, все гости Тополёвки смогут осмотреть основные достопримечательности села — армянские храмы Сурб-Урпат и Сурб-Саркис. Если первый однозначно относят к шедеврам армянского средневекового зодчества, то над происхождением второго спорят, соотнося его с византийской церковью X-XII веков и утверждая, что здание было позже перестроено и использовалось армянами. Хотя внутри на каменной плите остались следы надписи на армянском языке.... Церковь же святой Пятницы (Параскевы) возвышается на вершине крутобокого холма. Армянская надпись, высеченная над входом, гласит, что храм был «вновь сооружён с основания» в 1702 году во имя св. Параскевы трудами каменщиков Григория и Данакана. Здесь некогда была более древняя постройка, о чём свидетельствуют слова «вновь сооружён».

Топловский монастырь, Крым
Однако редкие камни, дары леса, древние храмы и тополя не исчерпывают темы Тополёвки. Знаете ли, что на склонах севернее села — целый лес можжевельника? А после поворота на Топловский монастырь — чудный пруд с великолепной рыбалкой? О Тополёвке и её окрестностях пока знают мало. Зоолог и путешественник профессор И. И. Пузанов писал в своей книге «По нехоженому Крыму»: «Мне сделалось обидно, что столь живописная, густо облесенная местность, как топловский горный массив, в полном пренебрежении у туристов и составителей путеводителей по Крыму».

Во главе турфирм как правило стоят коммерсанты, а не краеведы и историки. Вот и получается некоторый перекос в экскурсионном и туристическом планах, и в познавательном аспекте, конечно. А жаль, что Тополёвку туристы посещают редко.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Пирамиды Герроса в Белогорске

Если на вершине любого из этих курганов вслушаться в шёпот полыни и ковыля, шум степного ветра, можно услышать сказания тысячелетий. И главным будет повествованием не о кочевых ватагах царских скифов, а о свободе. Даже не о свободе. О воле. Молодость человечества была вольной, как ветер в степи, и всеобщей, как синь небес над ней.

Белогорск. Скала
Это место между сёлами Белогорского района Вишенным и Васильевкой в хорошую погоду неплохо видно даже из присивашских степей. Причём, присмотревшись, легко различить небольшие высотки. Но вблизи это — величественные курганы. Высота их различна, есть даже десятиметровые. Тут их более семидесяти. И стоят здесь с самых скифских времён.

Период с четвертого века до нашей эры по третий век эры нашей, когда речь идёт о жизни народов Восточной Европы, историки обычно называют «скифской эпохой». Но тут нас подстерегает самый неудобный вопрос: а кто такие скифы? Чёткого ответа на него нет до сих пор. Одни учёные считают, что это племена, пришедшие с Урала и Сибири, другие полагают, что скифы — потомки жителей Поволжья. Установлено по археологическим находкам, что ареал их обитания обширен: от берегов Балтики до северных границ Китая и от Прикамья до египетских пустынь. Вот вам и народ-гегемон той древней поры.

Однако главным средоточием скифской жизни было Северное Причерноморье. К началу VII века до н. э. скифам удалось вытеснить киммерийцев с территории нынешней степной Украины, а позже их конная армия смогла покорить Мидию, Сирию, Палестину и господствовать во всей Передней Азии. Пассионарный, как модно сейчас говорить, народ был, оказывается, совсем неоднородным. Огромную территорию — от полесских болот до Чёрного моря — населяли народы, объединённые общим названием. В Полесье это были праславяне, а в степной зоне — ираноязычные племена. Но поскольку скифы образовали сильное государство, они и дали ему своё имя. Историки выделяют в таком государстве скифов-кочевников, земледельцев-пахарей, а также господствующие «царские» племена.

Но особая роль в товарообмене отводилась драгоценным камням и благородным металлам, особенно золоту. «Отец истории» Геродот писал в одной из своих книг: «Серебро и медь ими вообще не употреблялись — только золото». Хотя древний историк был не совсем объективен. Как показали раскопки царских захоронений скифов, серебро и медь они имели, но преобладало всё-таки золото. Многое пошло именно от скифов — союзы, особенно при ведении войн, обожествляемая власть скифских царей, к тому же наследуемая. И вот тут-то мы вплотную подходим к курганам. Можем даже забраться на один из них. Вот с него сколько видно — до седой древности!

Тот же Геродот, живший в V веке до нашей эры, подробно и красочно описывает обряд погребения скифского царя. «Когда у них умирает царь, — пишет он, — то в местности Геррос роют большую четырёхугольную могилу. Покойника бальзамируют, извлекают внутренности, заполняя пустоты ароматическими травами и обмазывая труп воском. Затем на траурной колеснице покойника возят по всем подвластным племенам».

Скифы верили в загробный мир, поэтому вместе с царём обязательно хоронили одну из его жён, повара, прислугу, виночерпия, а также слугу, первым узнавшего о смерти своего повелителя. Могилу засыпали, а над ней возводили высокий курган. Конечно, похороны рядового скифа были куда скромнее.

Нас интересует именно эта местность — Геррос. Многие археологи гипотетически размещали этот «город мёртвых» близ днепровских порогов. Действительно, именно там нашли очень богатые захоронения, раскопав внушительные курганы — Солоху, Толстую Могилу, Чертомлык. И дело тут в том, что скифы, особенно их «царские» племена, долго жили в Приднепровье. Но под давлением новых претендентов на причерноморские степи — сарматов — в последние годы «не нашей» эры они постепенно откочевали в Крым.

Тогда это была вольная земля, лишь на её скалистых окраинных мысах возвышались греческие колонии — Херсонес, Пантикапей, Керкинитида, Феодосия. В горах проживали гордые горцы-тавры, а степной ветер трепал гривы диких тарпанов. Воля! От моря до моря на хорошем скакуне можно промчаться от восхода до заката солнца. Что ещё надо вольному степняку — хороший конь, дичь для охоты, жаркий костёр да пламенеющий рассвет! И — могилы предков.

Поэтому и возник в Таврике ещё один Геррос. Но это только одно из предположений. Известный скифолог и удачливый археолог Борис Мозолевский имел несколько иной взгляд как на курганы, так и на скифскую историю.

Исследователь сделал вывод: у скифов существовало три царских некрополя. Как тут было не вспомнить книгу Геродота и сведения о том, что Скифия делилась на три самостоятельных царства, объединённых под номинальной властью верховного правителя. Эти кладбища Мозолевский связал с конкретными скифскими племенами, названными древнегреческим историком.

Не будет преувеличением сказать, что насыпные курганные группы являются специфической чертой южноукраинского ландшафта. Да и не только южного! По исследованиям археологов, северный предел скифских курганов на Украине проходит по южной границе украинского Полесья. Хотя известны большие курганы и в самом Полесье, правда, не скифские. Ещё есть более ранние насыпи — от неолита, да и позже скифов в степи жили сарматы, половцы, печенеги.... В общем, до восьмидесяти процентов территории Украины в большей или меньшей степени покрыто искусственными насыпями курганов-могильников, не считая остатков оборонительных валов, поселений, укрепленных городищ... Такой обширный по площади концентрированный курганный регион не имеет аналогов и является общечеловеческим историко-культурным и ландшафтно-экологическим достоянием. Поэтому трудно разделять отношение к рукотворным холмам древности лишь как к полигону для извлечения очередного «погребального инвентаря», который потом теряется в музейных запасниках. Разумеется, археология должна обогащать и приумножать свой научный потенциал. Но отнюдь не любой невосполнимой ценой. Ведь не стали же разбирать египетские пирамиды, чтобы узнать, что там внутри! А вот пример из Великобритании, где находится самый большой доисторический курган в Европе, сделанный руками человека, — холм Силбери-Хилл. Его высота четыреста метров, а возраст около 4500 лет, он — ровесник наших курганов. По сообщениям, английские археологи пока не знают точно цели и назначения сооружения. У нас в недавнем прошлом проблем бы не было: попросить у председателя колхоза пару бульдозеров — и готова диссертация! Но ведь каждый курган столь же ценен, как и лист древней хроники. Бездумно уничтожать его: всё равно что сжечь пергамент древнего манускрипта до того, как кто-то его прочтёт и поймёт подлинный смысл.

Белогорск. Курганы
Назрела необходимость переоценки «научно-потребительского» отношения к частицам природной среды четырёхтысячелетней давности, чем по сути и являются древние курганы. Думается, что в двадцать первом веке на первый план должна выйти духовная ценность курганов. Ведь они не просто «места хранения» утвари времён и народов, а прежде всего важные элементы наследия наших предков, красивейшая часть родного ландшафта, место погребения давно ушедших. Курганы имеют этическую, эстетическую, экологическую, культурную, образовательно-патриотическую ценность.

Вот такие курганы... Привычные и незаметные в повседневности, они лежат в бывших скифских землях, увитые полынью и воспоминаниями. Увы, не событиями наших дней, а сказками былого. «Да, скифы мы! Да, азиаты мы!». А там, в Герросе, над знаменитой Белой Скалой — наши предки...

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Село Русское в Крыму

В конце восемнадцатого века после присоединения Крыма к Российской Империи на полуостров потянулись переселенцы из русской глубинки: кто — за лучшей долей, кто — от злого помещика. Именно в те годы возникли известные ныне Мазанка, Изюмовка, Курцы.... А вот село, которое сейчас называется Русским, основали поселенцы второй волны — периода пореформенных шестидесятых годов позапрошлого века. Но до конца Великой Отечественной селение носило название Урус-Ходжа, что дословно переводится как «русский паломник».

Но почему именно так именовалось село, мало кто помнит. В современном Русском на трёх улицах — Гоголя, Чкалова и Дружбы — живёт менее двух сотен человек. Из них большинство — пенсионеры, а вот уроженцев селения по пальцам руки перечесть можно. Но и для них название села — загадка. Как рассказала Валентина Фёдоровна, в селе всегда проживал интернационал: и русские, и украинцы, и татары. «В пятидесятые годы сюда по переселению приехало много народа с Украины, — говорит старожил Русского. — Но многие, „побачив“ горы, уехали восвояси. Лишь только переселенцы-шестидесятники начали закрепляться тут». В те годы хозяйство — колхоз имени Сталина — было слабым. Но упорный труд людей превратил этот край в цветущий сад. В результате объединения колхоз в Русском вошёл в состав многоотраслевого хозяйства «Горный», что в Богатом. Заложили сады в долине речки Кучук-Карасу, посадили виноградники. «Правда, виноград привезли аж из Средней Азии, и он плохо прижился в наших условиях, урожаи были слабые — чуть не прогорел колхоз», — рассказывает Валентина Фёдоровна. Ставку сделали на сады — и стал «Горный» миллионером. Выращивали и специальный табак, отменный по своим качествам. На его низке много поработала ещё в молодости Людмила Николаевна.

Эту женщину увидел в сельском магазине. Сразу поразили глаза — голубые, прямо из Рязанщины или Владимирщины, живые, с огоньком. Действительно, такие можно встретить только в Русском. И даже удивился, узнав, что Людмила Николаевна уже давно на пенсии и подменяет продавца в единственном магазинчике села. Родилась по ту сторону гор — в Приветном Алуштинского городского Совета, но с младенчества живёт в Русском. Работала звеньевой в колхозе, санитаркой. Она рассказывает: «Работы хватало, колхоз развивался, но был и организованный отдых: в селе клуб, танцплощадка, приезжала кинопередвижка. Весело было, дружно». Все местные, бывшие колхозники, с любовью вспоминают председателя — орденоносца Григория Марковича Евтушенко. «С каждым всегда за руку поздоровается, а если и журил кого за стянутое из сада лишнее ведро яблок, то даже как-то необидно. И чего тянули, в конторе можно было центнер за копейки выписать», — делятся воспоминаниями редкие посетители магазина.

Увы, сейчас о рекордных урожаях в садах и на полях осталось только вспоминать. Сады распаёваны, растащены новыми собственниками поля и луга. Основа благосостояния в Русском — возможность заготовки дров, благо лес рядом. Да ещё скотину держат, но уж очень накладно это: корма дорогие. Вот и получилось, что те, кто попроворнее да пооборотистей, в селе живут, торгуя дровами и мясом. Но таких — полдюжины семей на всё Русское. Остальные — существуют.

Молодёжи здесь почти нет: кто на заработках в городах, кто из леса дрова таскает. Но у них есть дети. Кто уже в школу ходит, кто — пока в детсад в Богатом. И есть проблема: доставка малышей из этого самого Богатого. Ходит один школьный автобус-развалюха, отвезёт с утра школьников, в полдень привезёт — и всё. Дети из садика и те школьники, у кого уроков побольше, тянутся несколько километров домой пешком.

Всё бы ничего, если бы на их пути не было трассы. Это шоссе из Симферополя на Судак, Феодосию и Керчь. Надо ли говорить о количестве автомашин, за день проносящихся по нему? Трасса — самое опасное место, на котором не раз сбивали детей из Русского, даже пенсионеры и более молодые в аварии попадали. А дело-то простое — пустить автобус несколько раз в день. И тут всё упирается в непонимание властей, покрываемое вечной нехваткой бензина...

Но даже проблема доставки детей меркнет в сравнении с главным вопросом, требующим разрешения. Вода — вот ключевое слово всех «русских». Дело в том, что в село вода поступает с гор, сначала собираясь в ставках, а после по старым трубам расходится по дворам. В дождливые годы ещё ничего, а вот в засушливую пору воды в ставках почти нет и еле сочится она из кранов сельчан. В дружном некогда Русском на фоне водного дефицита вызрел скрытый конфликт: у кого-то воды больше, у кого-то меньше, а кто-то вообще таскает вёдрами живительную влагу за тридевять земель. И началась тайная, почти партизанская война по закрыванию кранов соседям, ночным поливам и истеричной ругани. А дело ещё в том, что в селе нет ни одного колодца. «Скважины пробовали бурить, даже геологоразведку привлекали, но слишком глубоко водичка: Русское высоковато находится», — говорят местные жители. Не пора ли вмешаться местной власти? Вам, например, Назим Белялович Юнусов как голове Богатовского сельсовета? Сельчане сами проблему с водоснабжением не решат, этот вопрос уж очень далеко зашёл в область эмоций.

Хотя в жизни села многое зависит и от самих сельчан. Например, подходя к селу, встретил «благоухающую» миазмами кучу навоза — прямо на обочине. Причём не за один день скопилась сия гора. Даже подумалось: «Неужто тут русский дух, в Русском, такой и именно так пахнет Русью?» Позор, и не только перед гостями.

А их всё больше в окрестностях села. Горные леса привлекают туристов, горожане приезжают на сбор грибов и плодов. Правда, несколько последних лет малы урожаи у главной местной лесной культуры — кизила. А весной именно в Русское приходят ценители крымской флоры — кто любит сами цветочки, а кто и денежки за них. Леса окрест полны подснежников, галантно раскланивающихся всем — и алчным, и радующимся весне. Недаром латинское название этих белых цветочков — «галантус». А вот другой известный цветок окрестных лесов читается сложнее: «цикламен коум». Род цикламенов (или дроква) хорошо известен благодаря популярным комнатным растениям, цветущим зимой. Их своеобразный облик запоминается сразу: округлый клубень, розетка из плотных тёмно-зелёных листьев с серебристым морозным узором и перевёрнутые одиночные цветки, напоминающие присевших бабочек. По характеру жизненного цикла цикламены — эфемероиды. Это значит, что они показываются на поверхность земли ненадолго, на несколько месяцев, а остальное время проводят в покое в виде клубня, спящего под землёй, в то время как прочие представители флоры растут и цветут. Цветение его наблюдается в феврале-марте. Ранее цикламены, произрастающие в Крыму, считались эндемичным видом — цикламен Кузнецова, под этим наименованием они значатся в Красной книге Украины. Но известный учёный-ботаник Андрей Ена доказал их родство с цикламеном кавказским, или косским, хотя многие ботаники продолжают считать наш цветок самым редким в мире видом цикламена, известным только в окрестностях села Русского, западного склона горы Кубалач.

Очень хотелось увидеть этот цветочек-эндемик, то есть встречающийся только тут, в своей вотчине. И после часа лесного блуждания по ещё не сошедшему снегу сумел найти это растение — венчик розовый с фиолетовым пятном в основании, чуть более сантиметра размером. И уже пробивает слежавшийся снег!

Изощрённая форма цветка цикламена стала символом стиля модерн в искусстве, лозунг которого — «назад к природе». Так и захотелось снова вернуться в следующем году в эти леса, подышать ароматом редчайших цветов, раскланяться с галантусами — подснежниками, обозреть просторы предгорной долины у села Русского. Уже с водой, новым школьным автобусом, без куч навоза, с дружными и весёлыми жителями... Может, так и будет?

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

В поисках Золотой Колыбели

В странствиях по крымским лесам часто встречаешь старых друзей. Так получилось и на этот раз. Дойдя до косогора Бор-Каи, издали заметил идущих в гору людей. Оказалось — ребята из Клуба путешественников «Акинак», те самые, что искали Карадагского Змея летом прошлого года. «Блэкки пока не встретили, летом продолжим поиск, а до лета надо чем-то заниматься, — рассказал Саша, руководитель экспедиции. — Вот и увлеклись поиском Золотой Колыбели». Некоторые краеведы считают, что под этим термином скрывается сам Святой Грааль.

Святой Грааль — главная святыня христианства — чаша, из которой Христос причащал апостолов во время Тайной Вечери. Произведения об этой таинственной чаше появляются в западной культуре в конце двенадцатого века. После захвата крестоносцами в 1204 году Византийской империи упоминания о Граале исчезают в христианской Европе, и Священную Чашу начинают считать утраченной. Но в это же время в средневековом Крыму, в государстве Феодоро, находятся свидетельства существования традиции Грааля. Даже сейчас на фресках крымских храмов встречается изображение золотой чаши-колыбели!

Письменные источники Феодоро были уничтожены после турецкого завоевания. Однако крымоведы прошлого века оставили интересные сказания, связанные с этим княжеством.

Центральным мотивом легенд была загадочная Золотая Колыбель, изображённая на гербе княжества и принадлежавшая феодоритским князьям. Известно более десяти вариантов этой легенды. Фабула сводится к следующему: в четырнадцатом веке христианское княжество Феодоро было вынуждено противостоять двум сильным врагам — татарам Мамая и генуэзцам, обосновавшимся в Кафе. Княжеству угрожала серьёзная опасность. Католики-генуэзцы требовали у феодоритов отдать им Золотую Колыбель, обещая прекратить войну. Тогда князь феодоритов, взяв реликвию, укрылся в пещерах горы Басман, где в молитве к духам горы призвал сокрыть её. В этот момент произошло сильное землетрясение, а Золотая Колыбель, охраняемая духами, осталась в таинственном гроте. Увидеть её могут только избранные. Тех, кто не достоин увидеть колыбель, охраняющие её духи делают безумцами.

Исследователи переломали множество копий вокруг загадочной колыбели. В ней то видели золотую купель, которую преподнесли мангупскому князю Исааку послы великого князя Московского Иоанна III, то возводили её к каменным колыбелям тюркского эпоса, то указывали на сходство крымской Золотой Колыбели с колыбелью Чингисхана.

Например, как указывает известный крымский этнолог Рустем Куртиев, алтайские тюрки считают, что нижняя зона (корни древа) — мир душ предков, которых обслуживает бог Эрлик вместе с подругой Умай. Он отвечает за воспроизводство потомков, а богиня Умай охраняет колыбели с душами будущих детей, которые находятся в горной пещере и охраняются хозяином горы — Старцем. У входа в пещеру сидят птицы и звери. Дверь в пещеру открывается во время жертвоприношения белого барашка. По легендам крымских татар, Золотая Колыбель хранится в горной пещере. Жители каждого региона полуострова считали, что Золотая Колыбель находится именно у них, в их священной горе. Легенда крымских татар о Золотой Колыбели есть символ Древа Жизни со всеми его атрибутами.

В конце двадцатых годов на нашем полуострове работала группа сотрудников секретного отдела НКВД во главе с небезызвестным Александром Барченко, крупным специалистом в области оккультных наук и паранормальных явлений. Барченко пришёл работать в спецотдел НКВД, возглавляемый Глебом Бокием — старым большевиком (один из создателей системы ГУЛАГ). На исследования А. Барченко выделялись огромные по тем временам суммы, он получил от новых властей карт-бланш на неограниченный доступ к архивам и любой информации. Глеб Бокий лично санкционировал поиски Святого Грааля. Официально целью работ было исследование крымских пещерных городов Мангупа и Чуфут-кале. Однако, по свидетельству одного из участников экспедиции, была ещё одна тайная цель: найти чудесный камень, сотни тысяч лет тому назад упавший на Землю из созвездия Орион. «Камень с Ориона» — ещё одно аллегорическое название Святого Грааля, восходящее к поэме Вольфрама Эшенбаха «Парцифаль», где Грааль предстаёт перед нами в виде камня, упавшего на землю из короны Люцифера.

Что нашли большевики, остаётся неизвестным, поскольку Глеб Бокий и Александр Барченко в 1937-1938 годах были расстреляны. Барченко допрашивали целый год. Видимо, Иосиф Сталин был не прочь владеть Святым Граалем.

Не прочь был приобрести святыню и Адольф Гитлер. Во время оккупации Крыма немцами поиски Святой Чаши продолжились. С декабря 1941 года ими руководил группенфюрер СС генерал-лейтенант полиции Отто Олендорф, руководитель «Эйнзацгруппы D», известный под прозвищем «Рыцарь Грааля». Сотрудники эйнзацгруппы тщательно обыскали старые кенасы и мечети, мавзолей дочери Тохтамыша Джанике-ханум, пещеры Чуфут-кале и Мангупа, руины храмов и горных крепостей. За свою деятельность в поисках Святого Грааля Олендорф получил от Гитлера Железный крест первой степени.

Но был ли найден Святой Грааль? Отто Олендорф в 1947 году Нюрнбергским трибуналом как виновник гибели тысяч евреев Украины был приговорён к казни. Однако исполнять приговор союзники не спешили. Их тоже интересовала христианская святыня? Это тайна не менее значительна, чем сам секрет Грааля. Лишь в 1951 году был повешен последний «Рыцарь Грааля». Добились ли янки от эсэсовца информации, неизвестно.

Ребята из Клуба путешественников уверены, что святыня осталась в Крыму. Но на её поиск, в том числе и эзотерическими методами, уйдёт немало времени. «До лета — это точно, а там и Змей Карадагский приплывёт», — то ли шутят, то ли серьёзно говорят исследователи крымских пещер.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»