2 декабря 2015 г.

Вадим Пассек о Крыме

Вадим Васильевич Пасcек — краевед, историк, этнограф, издатель. Он родился в июле 1808 года в Тобольске в семье ссыльного дворянина. В 1826 году Вадим поступил на этико-политическое отделение философского факультета Московского университета. Одновременно стал слушателем лекций словесного и физико-математического факультета. Интерес к «векам минувшим» и литературным занятиям сблизил его с молодым профессором Михаилом Погодиным и со знаменитым революционером-демократом Александром Герценом. В 1832 году Пассек совершил первую поездку в Украину, вскоре после которой женился на родственнице Герцена Татьяне Кучиной.

Вадим Пассек

Важным этапом в биографии Пассека стали изданные им «Очерки России» в пяти книгах, которые положили начало разностороннему изучению народного быта, исторических памятников, фольклора, этнографии, экономики и природы ее народностей. Среди авторов были известные публицисты — Вельтман, Срезневский, этнограф и поэт Метлинский, а также Татьяна Пассек.

Как следует из предисловия, издатель преследовал и научные, и просветительские, и воспитательные цели. Перу Пассека в пятитомнике принадлежал ряд значительных очерков: «Киево-Печерская обитель», «Праздник Купалы», «Отрывки из путешествия по Крыму», «Малороссийские святки», «Окрестности Переяславля», «Простонародные средства лечения», «Веснянки». По духовному складу и некоторым идеям Пассек явился предшественником славянофилов. В его работах просматриваются историко-романтические концепции; в интерпретации главной проблемы — народности — первостепенным индикатором являются религиозные верования.

Если говорить об крымских сюжетах, то таковых в пятитомнике несколько.

Как отмечает Пассек во втором томе своего обширного издания: «Здесь — в Крыму — природа не столь грозна, как среди Кавказа, но не менее живописна, пленительна и богата южными произведениями».

Автор пишет с нескрываемым восхищением:
Люблю тебя, моя красавица Таврида. Как очаровательно раскинулась ты на лоне морей. Как они лелеют и ласкают тебя, мою прекрасную… Как не любить тебя, вдохновительницу поэтов. Ты не сурова, не грозна, как твой суровый брат Кавказ… И скажите — есть ли место, с которого вы смотрели и не любовались Тавридой.
Пассек не без удивления отмечает, насколько разнообразен ландшафт Крыма — здесь и степь, и горы, и реки, и море, сколь богата растительность полуострова:
Чем глубже в степь, тем более она оживает. И вместо бедной тощей зелени раскидываются поля, покрытые густыми травами и цветами. Повсюду растут в изобилии донник, царский скипетр, шалфей, Иванов цвет, резеда, стародубки… Ранней весной везде цветут дикие тюльпаны, а к осени на пожелтевших и редеющих равнинах волнуется ковыль. Но это разнообразие, даже роскошь степей не могут овладеть вниманием путешественника — он все смотрит вдаль, все ищет глазами там, как будто, желанной цели… долин, скал и цепи гор.
Горы и долины Крыма, которые так восхищают нас сегодня, столь же прекрасны были два столетия назад:
Как роскошна зелень этих долин, как богаты фруктовые сады и виноградники. Природа не пожалела для Крыма своих даров: часто от основания до вершины гор они покрыты растительностью разных климатов. В самих долинах и на горных склонах найдете растительность жарких климатов, а чем далее к вершинам — тем более встречается растений северных.
Автор замечает везде разнообразие не только фруктовых садов:
Крым богат не одними деревьями и цветами. В нем изобильно своими дарами царство животных — много волков, зайцев, диких коз. Кроме быстрых и крепких лошадей и рогатого скота, есть буйволы, много верблюдов, коз, стада овец, которые нигде не водятся кроме Крыма… В реках есть форели, много рыбы, которой с избытком могут довольствоваться окрестные жители. Керченские сельди славятся вкусом… Из птиц кроме множества дроф и стрепетов, появляются весной и осенью несметные стада перелетных гусей, лебедей, уток, куликов и перепелок.
В третьей книге содержится два весьма ценных этнографических очерка — «Реван, или торжественный обряд татар-ремесленников в Крыму» и «Приезд в Бахчисарай, увеселения и обычаи татарок».

Автор подробно описывает старинный крымскотатарский обряд посвящения в ремесленники — Реван — и его значение для мастеров:
Несмотря ни на какое искусство ремесленника, если он не принял обряд Ревана, то подвергается большим ограничениям: он может закупать для своих работ только те товары, которые не нужны ремесленникам, торжественно принятым в цех, изделия свои не может продавать обыкновенным порядком, разве в другой город, ему не позволяется нанимать учеников помесячно или погодно, а только на каждую работу… Он не смеет вступить в совещание мастеров или даже сидеть между ними. И если, несмотря на запрещение держит учеников, то всякий мастер волен отнять их у него, когда захочет.
Кузница крымских татар
Кузница крымских татар

Во второй и четвертой книге Пассека опубликованы отрывки из «Путешествия в Крым». Здесь нашли отражение его впечатления от поездки из Бахчисарая в Тепе-Кермен, Мангуп, Каралез, Черкес-Кермен, а также в селения Мердвень и Байдары («В селении Байдары считается до 370 душ татар, мечеть, греческая гостиница, две татарские лавки с товарами из Бахчисарая. Вся долина принадлежит Мордвинову, но крестьяне вольные, нуждаются в земле и лесе, и нанимают и покупают их у владельца»).

Крымские татарки
Огюст Раффэ. Крымские татарки Байдар. 1837 год
Весьма ценным является подробное описание «увеселений и обычаев» крымских татарок авторства жены Пассека — Татьяны.

Татьяне удалось то, что не удавалось путешественникам-мужчинам, для которых вход в женские покои крымских татарок был всегда закрыт — увидеть и зафиксировать внешний облик крымских татарок («По большей части татарки черноволосые или темнорусые, глаза у них большие, карие или черные…»); их образ жизни, одежду, украшения, манеры…

Заканчивается данный том коротким сообщением под названием «Ценность земель в Крыму за 35 лет», из которого узнаем, что за период с учреждения в 1802 году Комиссии для разбора споров и жалоб (она была создана для урегулирования земельной проблемы после аннексии Крыма Россией 1783 года), цена крымской земли сильно увеличилась:
Степи вздорожали до 5 и 10 рублей за десятину… Земли высших сортов впятеро и вдесятеро, а прежние пустые земли на южном берегу часто продаются под виноградники до 500 рублей за десятину и даже дороже.
Автор слишком идеализирует современный ему Крым, когда пишет, умалчивая о хронической земельной проблеме, о вытеснении коренного народа полуострова с родины:
Крым — ветвь цветущая и благоухающая… Эта ветвь привита силой и благом нашей жизни.
Однако трудно не согласиться с такой мыслью:
Взгляните только на татарина — на этот как бы чуждый нам прививок. Как спокойно он созывает с минарета правоверных на молитву, когда почти подле слышится звон колокола, призывающий в храм христианский…

Гульнара Бекирова, «Крым.Реалии»

Читайте также: