9 октября 2013 г.

История Новопокровки

«Деревня Коледж расположена недалеко от крепости Кефе. Там 200 татарских домов, соборная мечеть с высоким куполом и каменным минаретом, баня и строения, крытые свинцом. Там имеются сады и виноградники, это — благоустроенная деревня. Здесь жил шейх — святой Ахмед-эфенди из Коледжа, предсказатель и великий султан. Теперь у него 40 тысяч мюридов с бритыми усами, он — их предводитель на Пути. 40 тысяч мюридов из рода носящих рубище живут в Крыму, это верные влюблённые. На его могиле безграничны благодеяния приходящим и уходящим, богачам и нищим, ночью и днём». Так старинное селение, расположенное у древней дороги на Кавказ, впервые упоминает в своей книге (1667 год) путешественник XVI века Эвлия Челеби, назвав селение ещё и как Колеч-саласы. Более ранних упоминаний о «деревенских» (так можно перевести слово «саласы») окрестностях пока не найдено. А вот позже, когда пришла стабильная и всё приведшая к порядку имперская власть, — пожалуйста, однако название всё время варьируется.

Въезд в село Новопокровка, Крым
Автор фото — mirovec1

Упоминание «деревни Колеч» встречается в Камеральном описании Крыма 1784 года. После присоединения Крыма к России 8 февраля 1784 года она была приписана к Левкопольскому уезду Таврической области, а через три года, после ликвидации этого уезда, — к Феодосийскому. Кстати, ещё в 1790 году в селении стоял пост донских казаков в 5 человек из полка подполковника Чернозубова. После создания в октябре 1802 года Таврической губернии селение Кулеч-Мечеть было включено в состав Парпачской волости Феодосийского уезда. По «Ведомости о числе селений, названиях оных, в них дворов... состоящих в Феодосийском уезде от 14 октября 1805 года», в деревне Кулеш-Мечет числилось 19 дворов и 73 жителя. На военно-топографической карте генерал-майора Мухина 1817 года в деревне Кулечь обозначены те же 19 дворов. А на карте 1842 года Колеч-Мечит обозначено условным знаком «малая деревня», то есть менее пяти дворов.

В 1860-х годах, после земской реформы, деревню приписали к Владиславской волости. Согласно «Списку населённых мест Таврической губернии по сведениям 1864 г.» Колечь-Мечеть — владельческая татарская деревня с десятью дворами, сто девятью жителями и мечетью при речке Чурюк-Су. На карте 1876 года в деревне Колеч-Мечит обозначено 30 дворов. По «Памятной книге Таврической губернии 1889 г.», по результатам ревизии 1887 года, в деревне Келеч-Мечеть числилось 17 дворов и 271 житель. По «Памятной книжке Таврической губернии на 1892 год», в Колеч-Мечети числилось только 4 жителя в 1 домохозяйстве, а в не входивших в сельское общество безземельных батраков - 34.

В «Статистическом справочнике Таврической губернии за 1915 г.» во Владиславской волости Феодосийского уезда по-прежнему значится деревня Колеч-Мечеть.

При Советской власти, согласно «Списку населённых пунктов Крымской АССР по Всесоюзной переписи 17 декабря 1926 г.», село Колеч-Мечеть входило в состав Феодосийского района. В дальнейшем, видимо, в предвоенные годы (поскольку в более поздних документах не упоминается), было включено в состав Новопокровки. Но вот на карте 1941 года ещё чётко отмечены в этих местах две деревни: Кулеча-Мечеть и Новопокровка — несколько севернее.

Село Новопокровка в Крыму
Автор фото — kMamont

В военных планах, донесениях и сводках конца 1941-го и первой половине 1942-го часто звучат эти названия. Над Кулеч-Мечетью, например, часто велись воздушные бои. Именно над ней двенадцатый вражеский самолёт сбил Герой Советского Союза Михаил Федосеев. А 20 апреля 1942 года здесь разыгралась битва в воздухе. Лейтенант Евгений Павлович в составе группы из 5 самолётов 265-го истребительного авиаполка вёл воздушную разведку войск противника. На высоте двух километров на них напали шесть «Ме-109». Лейтенант смело принял бой. Его одновременно атаковали три «Ме-109», все атаки были лобовые, но два «немца» не выдержали лобового удара отважного лейтенанта. Третий пытался с короткой дистанции сбить Павловича. Но советский лётчик пошёл смело на таран — правой плоскостью разбил хвостовое оперение самолёта «Ме-109» и сбил его, а свой повреждённый самолёт привёл и благополучно посадил на свой аэродром.

Читайте также: Битва в Долине смерти

Селение Ново-Покровка было основано во Владиславской волости много позже деревни Колеч-Мечеть, на другом берегу реки Чурук-Су, между 1887 и 1892 годами, когда, по «Памятной книжке Таврической губернии на 1892 год», в Ново-Покровке уже числился 41 житель в шести домохозяйствах. В эти годы в Крым шло массовое переселение крестьян с исконных российских земель, освобождённых от крепостной зависимости. По «Памятной книжке Таврической губернии на 1902 год», в деревне Ново-Покровка уже числилось 108 жителей в тех же шести домохозяйствах. Видимо, учёту подверглись и пришлые на заработки батраки, в основном православного вероисповедания.

А вот церкви в деревне не было — приходилось ходить аж в Насыпкой, под Феодосию... В упомянутом «Статсправочнике Таврической губернии 1915 года» во Владиславской волости Феодосийского уезда тоже значится деревня Ново-Покровка.

При Советской власти при всех административных перекройках — Старокрымский район, затем Феодосийский, снова Старокрымский, Кировский, Нижнегорский и опять Кировский — Новопокровка не была переименована, хотя потеряла в своём названии дефис, а Кулеч-Мечеть вошла в её черту, став южной частью нынешнего села.

Конечно, современная Новопокровка — село довольно большое. Хотя и входит в Журавский сельсовет, но вполне автономно имеет школу, почту и даже две автобусные остановки: по дороге на Первомайское и на Феодосию. Увы, мечети, той самой, которую упомянул Эвлия Челеби, тут не сохранилось. Но, по словам известного археолога и исследователя здешних мест Александра Гаврилова, в одном из дворов он видел остатки старинного фундамента, похожего на кладку многих крымских мечетей. А уж о дервишах-последователях некоего святого эфенди вообще не знают местные жители. Округляли глаза они при знакомстве с отрывком из трактата Эвлии Челеби... Что ж делать — много воды утекло в местной речушке Чурук-Су, многие прошли и проехали мимо. Но люди в Новопокровке живут, растят хлеб и детей, торгуют и надеются на лучшее.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: