23 сентября 2013 г.

Национальный банк Украины — «золотой телец» Симферополя

Крымские города удивительно колоритны по своей архитектуре. Возле богатых новостроек ютятся домики, которым более ста лет. На побережье стекляшки отелей соседствуют с дворцами и дворянскими имениями. А сколько здесь памятников архитектуры — позавидует любая европейская столица! Один из таких — здание Нацбанка на улице Горького в Симферополе, которому в этом году исполняется 100 лет. Вековая дата!

Национальный банк в Симферополе
Автор фото — Дмитрий Крутиков

Общество взаимного кредита


Кому же пришла в голову идея создания самого красивого здания в крымской столице? Как рассказала бывший сотрудник Нацбанка Вера Коломийцева, началось всё с первого частного банка Симферополя — Первого общества взаимного кредита (ОВК), которое в этом году могло бы отпраздновать 140-летие (одни круглые даты!). И главный инициатор открытия банка — председатель Таврической губернской земской управы Владимир Винберг — захотел построить для ОВК достойное помещение. Правда, в 1881 году за свои передовые политические взгляды он был лишен права вести банковскую деятельность. После него возглавил ОВК Петр Щербина. В его честь даже была названа одна из улиц Симферополя, которая теперь носит имя генерала Попова.

Национальный банк в Симферополе

В 1906 году в России начался настоящий банковский бум, один за другим стали открываться банки и в Симферополе. Практически все они были расположены в районе богачей — на улицах Дворянской и Пушкинской. Этот район в последней четверти XIX и в начале XX века являлся своеобразным финансовым центром Таврической губернии. ОВК, будучи первопроходцем банковского дела губернской столицы, не смогло смириться со своей отдаленностью от этой престижной части города (оно тогда располагалось в здании на ул. Долгоруковской, 11). И 6 сентября 1909 года на чрезвычайном собрании членов общества было принято решение о строительстве нового здания в финансовом центре столицы. К этому времени банк уже имел стабильное финансовое положение и вполне мог позволить себе такую роскошь. После рассмотрения многих вариантов Симферопольская городская дума дала согласие на строительство банка на усадебном месте дворянина Гусикова, на ул. Дворянской, 4. Как рассказывает Коломийцева, участок был свободным и просторным, его прямоугольная форма позволяла разместить здесь не только основное здание, но и служебные постройки. «А главное, новое месторасположение давало возможность привлечения клиентов из числа „чистой публики“, проживающей в этом районе города и развивающей частное предпринимательство», — говорит она.

Детище Краснова


И тогда за дело взялся сам Николай Краснов — великий крымский зодчий высочайшего двора его императорского величества, который в то время был известен не только на полуострове, но и за его пределами. Правда, на тот момент Краснов был занят другими заказами: в частности, проектировал и строил Белый Ливадийский дворец, однако в просьбе руководству ОВК не отказал и взялся за возведение банка с каким-то особым энтузиазмом. Краснов решил построить весьма впечатляющее здание, чтобы платежеспособность его обитателей, их надежность были видны в архитектуре и вместе с тем чтобы здание не выглядело легкомысленным. Внешний вид строения должен был олицетворять надежность и достаток этого банковского учреждения Крыма. Поэтому архитектор, спроектировав здание в стиле позднего модерна, внес в него множество деталей — полуциркульные окна ренессанса, балясины в форме романских колонн, византийские, восточные и другие рельефные орнаменты.

Читайте также: Неизвестный дворец Краснова в Симферополе

Великий зодчий, кроме того, предложил выделить здание, отодвинув его вглубь от линии застройки, а по линии разместить четыре мощные греко-дорические колонны, несущие только декоративное значение. «Золотой телец» — именно такое имя получило это грандиозное сооружение.

Национальный банк в Симферополе

Ломать не строить


Наконец, в 1911 году здание было почти готово к сдаче. Но случилось непредвиденное и непонятное. «Вдруг обвалился главный фасад. Причем разрушения были настолько сильными, что местные надзорные службы распорядились... взорвать здание», — рассказывает Вера Коломийцева.

Понятное дело, руководство ОВК возмутилось и выступило против такого варварства. На сторону последних встали и хозяева соседних строений — дворянин Панченко и купец Булатов. По их настоянию вице-губернатор принял решение: «Разборку завалов производить вручную под наблюдением техников, место оцепить и оградить».

«До сих пор все диву даются, как мог рухнуть фасад, ведь гений архитектуры Николай Краснов не мог допустить такой оплошности в проектировании, — удивляется Коломийцева. — Возможно, дело было в просчетах строителей и недобросовестности подрядчиков. Хотя нельзя исключать и погодный фактор — зима в том году выдалась суровая и морозная. Чтобы определить, что стало причиной разрушения, решено было провести экспертизу образцов бетона и камня. Все это собрали и отослали в Санкт-Петербург, в лабораторию Института инженеров путей сообщения, для „определения их сопротивления к раздавливанию“. Однако на том всё и закончилось. Каковы были результаты экспертизы, мы узнать не можем. Возможно, пока. Потому что не сохранились архивные документы».

Национальный банк в Симферополе

Лишь в 1913 году Первое общество взаимного кредита смогло въехать в новое здание, которое сразу стало своеобразной визитной карточкой банка. Кстати, в том же году Николай Краснов за блестящие работы в Крыму был избран академиком Петербургской академии художеств и получил чин надворного советника.

Жаль только, что конкретная дата (число и месяц) ввода объекта в эксплуатацию не установлена, на фронтоне указан только год — 1913-й, а на фризе фасада сделана надпись: «Общество взаимного кредита».

Вере Коломийцевой очень хочется верить, что строительство здания Нацбанка было приурочено к празднованию 300-летия царствования дома Романовых 21 февраля (6 марта) 1913 года: «Правда, мы это можем только предполагать — не сохранилось никаких архивных данных. Если посмотреть, левое крыло здания оформлено богато, а правое более скромно. Быть может, строительство не поспевало ко времени и его подгоняли к 300-летию дома Романовых? Уверена, когда-нибудь мы всё же узнаем точную дату ввода в эксплуатацию «Золотого тельца».

Хотя это далеко не единственная загадка, которую хранит самый красивый архитектурный памятник Симферополя. О его последующей нелегкой судьбе мы расскажем в следующий раз.

Юлия Исрафилова, «Первая крымская»

Читайте также: