13 сентября 2013 г.

Чем и кем мир обязан Крыму. Часть 5

Часть 4

Если бы не наш полуостров, детвора не узнала бы об Айболите, а в магазинах не появился бы кефир.


Крым со спутника

Наш «Айболит»


«Всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит!» — строки, знакомые с детства каждому. У Корнея Чуковского о добром докторе написаны стихотворения «Айболит», «Айболит и воробей», «Бармалей», «Одолеем Бармалея!» и повесть «Айболит». Считается (по словам писателя), что прототипом для поэтических строк послужил врач-благотворитель Цемах Шабад из Вильно (Вильнюс), а повесть — переработанный вариант книги англичанина Хью Лофтинга «Доктор Дулиттл». Впрочем, есть и иная, близкая Крыму версия. Образ Айболита, созданный по описанию автора художниками в книгах и кино, совпадает с таким: «Небольшого роста, сухонький, с седой головой и большим лбом мыслителя. Над острыми пронзительными глазами, то ласковыми, то суровыми, — нависшие лохматые брови. Круглые очки. Седые усы щёточкой, седая клинышком бородка». Это портрет нашего крымского врача (не менее благородного, доброго и любимого детьми, чем Цемах Шабад) Петра Изергина. И с ним Корней Чуковский был также знаком, причём как раз в то время, когда создавал «Айболита». А в фильме «Айболит-66» исполнитель главной роли Олег Ефремов гримировался по книжному изображению доктора и фото нашего земляка.

Изергин и Ефремов: Айболит

Пётр Изергин родился 25 марта 1870 года в Вятской губернии.

В Казанском университете учился вместе с Владимиром Ульяновым-Лениным, правда, на разных факультетах, за революционные деяния исключён с первого курса физико-математического. Восстановиться в университете, но уже на медицинском факультете помог отец Василий Семёнович — мировой судья. Медицина и стала призванием юноши, вскоре получившего Большую золотую медаль университета за исследования физиологии человека и животных.

В Крым Пётр Изергин перебрался в 1904-м — талантливого врача пригласил в Алупку основатель тогда единственного в мире санатория для лечения детей, больных костным туберкулёзом, Александр Бобров. Александр Алексеевич вскоре умер, а Пётр Васильевич возглавил санаторий и отдал ему и маленьким пациентам 32 года. В гражданскую войну менял личные вещи на продукты, чтобы накормить ребят из санатория, приглашал к ним известных писателей, артистов, дабы дети не чувствовали себя обделёнными.

Корнея Чуковского в санаторий в Алупке привело не только желание помочь детворе, как многих его друзей по творчеству, но и собственная боль: любимая дочка Мария, Мурочка, заболела костным туберкулёзом. В санатории имени Боброва сохранились воспоминания, как Чуковский приходил не только к дочке, но и ко всем детям в корпусах, читал стихи: «Длинная фигура Корнея Ивановича в коротком не по росту халате возвышалась между рядами кроватей с ребятами, которые всегда встречали его необычайно радостно». И о Петре Изергине отзывался очень уважительно, описав его и санаторий в 1930 году в очерке «Бобровка на Саре» (местность, где находится клиника, называлась Алупкой-Сарой) и в повести «Солнечная» в 1933-м. Увы, Муру Чуковскую спасти не удалось — её не стало в 11 лет 11 ноября 31-го. Но и после, каждый год приезжая на могилу дочери на кладбище в Алупке, Корней Чуковский заходил в санаторий, к детям, к Петру Изергину. А тот принимал больных и их родителей под огромным дубом и очень любил детей и животных — так же, как и книжный Айболит.

В 1931-м учёные астрообсерватории в Симеизе открыли малую планету и дали ей имя Петра Изергина, в 1936-м он был удостоен звания Героя Социалистического Труда. А 8 октября 1936-го крымского Айболита не стало. Его похоронили на холме на территории санатория, после войны останки перенесли на кладбище в Симеиз, но памятник в «Бобровке» есть до сих пор.

Памятник Петру Изергину в Симеизе

Многие годы в санатории работала медсестрой и дочь врача Наталья. Увы, прямых наследников в Алупке у крымского Айболита не осталось: внук Василий, 1925 года рождения, младший лейтенант 329-го стрелкового полка, погиб 16 апреля 1945-го вблизи города Форст в Германии. Но в Германии есть правнучка Ольга, считающая своим долгом помогать «Бобровке» и её пациентам.

Кефир от Дмитриева


В советское время все знали: он «скрывается» за зелёной крышечкой из фольги, сегодня его продают в пакетах и бутылках различной расцветки. И представить без кефира нашу жизнь невозможно: он и лечебный, и жаждоутоляющий, и в окрошку, и в оладьи. А между тем известность напиток, изначально принадлежавший только жителям Кавказских гор, получил немногим более 130 лет назад. И только благодаря ялтинском врачу Владимиру Дмитриеву.

Врач-климатолог Владимир ДмитриевОн родился в 1839 году в Калужской губернии. Окончил медицинский факультет Московского университета и служил врачом на военных судах. А осенью 1867 года, заболев туберкулёзом, приехал в Ялту. И чудо случилось: целебный воздух Крымских гор, море и хвоя помогли полностью исцелиться. Оставшись в спасительном городе, Владимир Николаевич сделал много полезного и для его развития, и для полуострова в целом. При управе уездного города возглавлял санитарную комиссию, следившую за чистотой улиц, занимавшуюся благоустройством: фонари в Ялте конца XIX века — его заслуга. Благодаря Владимиру Дмитриеву в городе появились метеостанция, музей и первый в мире санаторий для туберкулёзников, которых он предлагал лечить целебным воздухом, виноградным соком, кефиром, морскими купаниями. А ещё он открыл для Российской Империи и мира Южный берег Крыма как климатологический курорт и туристический маршрут, составил рельефную карту ЮБК. И, конечно, лечил людей. В семье нашего читателя Ильи Осипенко из поколения в поколение передают завет прапрадеда Ильи Рубахина: «Пейте каждый день по три стакана кефира от немочи всякой».

Кефир

— Считается, что этому прапрадеда научил именно врач Владимир Дмитриев, — рассказывает Илья Осипенко. — Фамилию доктора, конечно, семейное предание не сохранило, но звали его точно Владимиром Николаевичем. Он своим кефиром спас от «болезни живота» пятилетнего сынишку моего прапрадеда. Моя прабабушка, сестра спасённого малыша, была настолько благодарна доктору, что своего первенца нарекла в его честь — Володей. А кефир теперь у нас постоянно в холодильнике есть. Кстати, говорят, что именно доктор Дмитриев и стал первым из ялтинцев, кто приготовил кефир.

(Читайте также: Выдающийся врач Сергей Боткин рекомендовал Ялту, как «лечебную станцию для слабогрудых»)

Произошло это в 1881 году, когда врачу передали нужную закваску. Вскоре в недавно появившейся в Санкт-Петербурге «Клинической газете», под редакцией друга Владимира Дмитриева известного врача Сергея Боткина, появилась статья ялтинского доктора о кефире. «Случайно натолкнувшись на кефир в 1878 году на Кавказе (во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов был старшим врачом артиллерийской бригады. — Ред.), — писал Владимир Дмитриев, — я только в 1881 году не без труда (у жителей горных аулов считалось дурной приметой передавать кефирную закваску. — Ред.) смог добыть необходимый для его приготовления фермент. От лица, доставившего его, получил только отрывочные сведения, что кефир — напиток, приготовляемый горцами из коровьего молока, приводимого в брожение в бурдюках с помощью особых грибков. Получаемый напиток — кефир, или капир, как он его назвал, очень приятен на вкус и употребляется как прохладительное питьё летом, а часто как лекарство от разных болезней». Как врач проверил свойства напитка: «Результаты лечения были настолько блестящие, что счёл своим долгом указать сотоварищам на дешёвое, сподручное всюду и вместе с тем могучее питательное средство, в котором так часто встречается надобность во многих болезнях». Вскоре вышла книга Владимира Дмитриева «Капир, или кефир, истинный кумыс из коровьего молока», позже известная в мире под названием «Кефир — лечебный напиток из коровьего молока». Кстати, Владимир Николаевич доказал, что кумыс и кефир — родственники: просто однажды горцы стали заквашивать кумысными дрожжами не кобылье, а коровье молоко. Ялтинец провёл обратный эксперимент: кефирный грибок добавил в молоко кобылы и получил кумыс.

В Ялте на улице, названной в честь врача, сохранился его дом. А на мемориале Поликуровского холма в 1973 году появилась плита в память о Владимире Дмитриеве. Считается, что 14 апреля 1973-го туда перезахоронили его останки. Перезахоранивали, кстати, неоднократно: вначале умерший 22 февраля 1904 года любимый врач ялтинцев был похоронен на Аутском кладбище, позже останки перенесли в семейный склеп зоолога и иммунолога Сергея Метальникова (мужа дочери врача Ольги). Склеп находился в его имении «Звонкий источник» в урочище Артек. Позже там же похоронили его супругу и её сестёр. В гражданскую войну склеп разрушили, а останки захоронили над склепом. Сейчас каменная кладка склепа сохранилась в парке лагеря «Морской» в «Артеке».

Часть 6

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»