12 декабря 2012 г.

Лесное царство в степи у села Пятихатка

Степь, ровная, слегка сбегающая к старому руслу Салгира, то и дело перечёркивается линиями лесополос — поредевших, но по-прежнему стойких к осенним ветрам. С Алексеем Гирником, директором Народного музея, мы прогуливаемся вдоль нынешнего Салгира — не то канавы, не то свалки.

Салгир
Автор фото — Отражение неба

Алексей Петрович рассказывает о старых деревьях в несколько обхватов толщиной, когда-то составлявших пойменные леса. Вот уже недалеко и Пятихатка, окружённая ещё зеленеющими лесопосадками. Дерево в крымской степи не редкость, но увидеть целый лес не приходилось — со всеми его атрибутами: древостой, кварталы, шлагбаумы, даже щиты с предупреждением о клещах... и так с 1872 года!

Пятихатка на карте

В этих местах находится самый центр Крымского полуострова. Ещё 150 лет назад здесь была типичная крымская степь — ни деревца, ни кустика. Что привлекло в излучине Салгира «купца православного вероисповедания» Даниила Осиповича Люстиха, а затем и его сына Антона? Как рассказал местный краевед Владимир Каспер в своей родословной повести «Евстратовы и другие», имя Люстиха здесь было на слуху: семье принадлежали земли вокруг и солепромыслы на Сиваше, конторы и амбары, склады и пекарни, фабрики и бойни для тысяч голов скота. «В Курмане (ныне посёлок Красногвардейское) в конце XIX века был центр хлеботорговли. Куда там было тягаться захудалому Джанкою с бурлящим и кишащим всякого рода людом Курман-Кемельчи!».

И вот эти богатейшие люди первыми в Перекопском уезде, самом малонаселённом из всех крымских уездов, где кроме соледобычи не было никаких промыслов, подали пример садоразведения. Страсть к садам и лесам у Люстихов зародилась ещё в начале века, когда они владели участком на территории Никитского сада. Даниил Люстих купил сначала землю «при артезианских колодцах у Каменной балки», у селения Ташлы-Кипчак, и посадил там декоративный сад. А затем, вступив во владение землёй при Отарчике, в пойме Салгира, начал рыть оросительные канавы и возить из Никитского сада саженцы. С помощью специалистов из Никиты и появился огромный декоративный и фруктовый сад. Для посадки десятков тысяч деревьев и рытья канав были наняты сотни рабочих. Для них построили казармы, постоялый двор, харчевню и питейное заведение. Шумно и людно тогда было в Отарчике, части нынешней Пятихатки.

После смерти отца в 1874 году работу над взращиванием садов и отарчикского леса продолжил Антон Люстих. Аллеи посыпали песком, появились пруды с рыбой и лебедями, над арыками — мосты и мосточки. Лес среди степи стал пристанищем стай пернатых и даже волков, которых в те времена ещё много рыскало вокруг. Не обошлось и без таинственных историй с кладами и прочим — лес всё-таки, хотя и рукотворный. А сады стали давать стабильный урожай и доход. Особенно славился здешний ранет бумажный — яблони этого сорта Антон Даниилович завёл по рекомендации своего бывшего соседа по Никите Александра Христиановича Стевена. А уж саженцы фруктовых деревьев до самой революции приносили Люстихам награды на выставках в Симферополе и других городах.

Сейчас «степной лес» занимает более 42 гектаров, хотя общая площадь составляет более 70 гектаров. Здесь растут дуб черешчатый, гледичия, белая акация, ясень, тополь, липа, клён полевой и деревья других пород, даже редкие — берест, карагач, ильм листовой. В Октябрьском лесопарке есть обширные заросли кизила, бересклета и ежевики, так что можно не только полюбоваться этими растениями, но и попробовать их плоды. А старые дубы достигают 25-27 метров высоты! В общем, Люстих сделал своё доброе дело, облагородив крымскую степь, и сделал это для людей.

Уже в начале прошлого века парк стал достопримечательностью этих мест. Активно увеличивали насаждения и в советское время. Ещё в 1947 году лесопарк был заповедан, получив статус памятника садово-паркового искусства. Причём рукотворные леса в то время появились и в других местах степной части солнечного полуострова.

И вот в 2000 году постановлениями Верховного Совета АРК исключены из состава природно-заповедного фонда Крыма: лесопарк у села Пятихатки, дендропарк села Клепинино Красногвардейского района (4 гектара), парк совхоза «Приморье» Нижнегорского района (8 гектаров) и парк совхоза-завода «Нижнегорский» (2,5 гектара). Все эти парки расположены в равнинном Крыму, были объявлены заповедными, три из них — в 1964 году. Основная причина исключения их из состава природно-заповедного фонда — гибель древесных насаждений вследствие неблагоприятных погодных условий, их подтопления или затопления, вторичного засоления почв. Как результат — формулировка: «Насаждения потеряли эстетическое, научное и природоохранное значение как парк-памятник садово-паркового искусства».

Однако мне всё-таки ближе слова выдающегося крымского географа Василия Ены:
Природная стихия и людская бесхозяйственность привели к полной потере эстетического, научного и природоохранного значения этих объектов, и они оказались в состоянии, не отвечающем их состоянию и статусу. Эти потери в заповедном фонде Крыма — серьёзный упрёк природоохранным организациям и научной общественности автономии, не сумевшей предотвратить негативные процессы, приведшие к гибели четырёх парков-памятников в равнинном Крыму.
Однако есть позитивное даже в современном положении лесопарка у села Пятихатка. Стараниями местных лесников парк неплохо ухожен. К сожалению, в день приезда было так сумрачно, что не удалось сделать качественных фотографий — обязательно побываю тут весной! А в том, что лесные деревья могут успешно расти в крымской степи, можете убедиться сами, свернув с шоссе у посёлка Октябрьское к селу Пятихатки. Может, рано рукотворный лес списали из объектов туристического внимания? Тем более именно здесь, под сенью дубов среди степи, ясно понимаешь, как взаимосвязана история и природа с рациональным землепользованием и экономикой — в самом центре Крыма!

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: