4 декабря 2012 г.

Александр Бертье-Делагард — выдающийся крымовед

Александр Бертье-Делагард

Исследователь, строитель, собиратель — эти и многие другие ипостаси соединил в себе человек энциклопедических знаний, наш земляк Александр Львович Бертье-Делагард — знаменитый русский археолог и нумизмат, краевед и историк. В мае нынешнего года, через 92 года после смерти заслуженного человека, память о нём увековечена на главном административном здании Феодосийского морского порта, построенного Александром Бертье-Делагардом.

В Севастополе, где он появился на свет в 1842 году, есть Делагардова балка — по названию имения, принадлежавшего семье Бертье-Делагардов. Есть и улица его имени в Нахимовском районе города между Охотской и Элеваторной, ошибочно записанная в 1934 году как Делегатская при разделении улиц по участкам милиции — официального переименования не было.

В городе русской славы, белокаменном Севастополе Бертье-Делагард создавал фортификационные укрепления. Это было в 1877 году. Француз по происхождению, но русский душой и сердцем, Александр Бертье-Делагард руководил строительством береговых батарей. Они начинались в районе Каткартова холма (назван в честь похороненного здесь английского генерала Каткарта, погибшего в Инкерманском сражении в 1854 году) и Максимовой дачи.

(Читайте также: Севастопольское наследие архитектора Валентина Фельдмана и проклятие «Максимовой дачи»)

Под его руководством были восстановлены стапели Лазаревского адмиралтейства, батареи, Приморский бульвар.

Военную карьеру талантливый генерал-инженер завершил в 45 лет, выполнив титаническую работу, руководя строительством крупных портов в Ялте, Одессе, Ростове. Он создал ялтинские и алуштинские водопроводы и проложил железную дорогу Феодосия — Джанкой. За год до ухода в отставку завершил строительство Феодосийского морского коммерческого торгового порта, который был торжественно открыт 9 сентября 1896 года. При строительстве Феодосийского порта были проведены колоссальные по тем временам гидротехнические работы. Были проложены специальные подъездные пути и оборудована рельсовая дорога. Благодаря этому Феодосия превратилась в важный коммерческий порт юга России и до сих пор считается главным крымским причалом.

Фото 1k.com.ua
Феодосийцы давно думали об увековечении дорогого им имени. Но власти не спешили, считая Бертье-Делагарда прежде всего царским генералом, а потом уже историком и выдающимся инженером. Это удалось сделать только в нынешнем году. 8 мая на главном административном здании Феодосийского морского торгового порта на улице Горького (бывшая Итальянская) установлена и торжественно открыта мемориальная доска.

Уйдя в отставку, А. Л. Бертье-Делагард вплотную занялся научной деятельностью. Изучением его пристрастий долгие годы занимается профессор Андрей Непомнящий.

— Объектом его учёных интересов стали история, археология, нумизматика Крыма, — рассказывает Андрей Анатольевич. — Он обосновался в Ялте, где приобрёл земельный участок и построил дом на улице Аутской по проекту Николая Краснова. По инициативе императорской Археологической комиссии Александр Львович занимался подготовкой к изданию на средства этого учёного заведения каталога памятников Крыма. Значительное место в научных исследованиях краеведа занимали эпиграфические и нумизматические разработки. Изучение древних монет, найденных в окрестностях Ялты, привело А. Л. Бертье-Делагарда к интересному открытию о существовании здесь в первых веках нашей эры античного святилища. В круге интересов пытливого краеведа была и церковная история. Итогом его научных изысканий в этой области стало исследование «К истории христианства в Крыму: мнимое тысячелетие».

Историка занимала и излюбленная в крымском краеведении тема «Пушкин и Крым». Подытоживая свои изыскания, он написал обстоятельный очерк «Память о Пушкине в Гурзуфе», в котором краевед не только детально осветил трёхнедельное пребывание поэта в Крыму, но и систематизировал известную ему библиографию записок, оставленных путешественниками по Крыму, привёл в подстрочных ссылках богатый библиографический материал. Воспользовавшись новыми данными о пребывании поэта в Тавриде, которые выявил в 1911 году в симферопольских архивах Арсений Иванович Маркевич, А. Л. Бертье-Делагард ввёл в научный оборот новые материалы о путешествии поэта по Крыму. Интересная работа была тепло встречена научной общественностью. Арсений Иванович Маркевич, который хорошо ориентировался в пушкинистике тех лет, отмечал, что труд А. Л. Бертье-Делагарда «основывается на точных, проверенных, несомненных данных».

Занимаясь исследованиями, Бертье-Делагард активно участвовал в работе Таврической учёной архивной комиссии. В протоколах заседания этого учёного собрания зафиксировано 12 докладов и сообщений о его открытиях. До сих пор сохраняется интерес к его докладу «О значении межевых планов для исторической географии», «Родословная таблица крымских ханов».

Как отмечает в своей монографии Андрей Непомнящий, оригинальной страницей творчества подвижника крымского краеведения стала подготовка путеводителей. Бертье-Делагард первым обратил внимание, что среди массы дорожных справочников по полуострову, которые появлялись в конце XIX — начале ХХ века, не было специальных изданий по Восточному Крыму, из-за чего он был малоизвестен путешественникам. И он решил «пробудить охоту к поездкам в эту сторону Крыма и избавить путеводители от необходимости повторять застарелый и совершенный вздор». В 1900–1901 годах он специально совершил поездку по этим местам, чтобы составить путевые заметки. Сохранились его неопубликованные рукописи в форме набросков к путеводителю: «Джур-Джур, Фул-Коба, Караби-Яйла, Кизил-Коба: поездка по яйлам, пещерам и водопадам восточнее Алушты».

Весомой была деятельность краеведа как организатора науки. А. Л. Бертье-Делагард стоял у истоков создания, а затем был избран председателем Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного клуба. Он был председателем Ялтинского технического общества. На заседаниях этой общественной организации краевед выступил с докладами «О развитии картографических понятий о Крыме», «О прошлом Тавриды», «Из прошлого Тавриды: осада древнего Херсонеса». Весьма интересны его публикации, посвящённые градостроительству в Ялте.

— Бертье-Делагард не жалел личных сбережений для проведения восстановительных работ на памятниках истории и культуры, — отмечает профессор Непомнящий. — На свои средства он приводил в порядок генуэзские крепости в Алуште, Балаклаве, Судаке и Феодосии. Участвовал в восстановлении мечети Узбека и греческой церкви Святого Иоанна Богослова в Старом Крыму, древней церкви в деревне Ай-Василь (Ялтинский уезд). Документы архива Археологической комиссии свидетельствуют, что Александр Львович постоянно выполнял поручения Комиссии по изучению и охране археологических памятников. Так, в 1900 году обследовал Инкерманскую крепость и церковь в деревне Козы Феодосийского уезда.

Патриот родного края и науки Бертье-Делагард не жалел личных средств на приобретение редких книг, карт, гравюр, монет, предметов старины. Его библиотека насчитывала более 6 тысяч томов. В ней содержалось почти всё изданное о Крыме с конца XVIII века, коллекции отечественных и периодических изданий.

Когда знакомишься с письмами «патриарха крымоведения», поражает разнообразие и высокий научный уровень обсуждаемых вопросов. Есть много свидетельств, что современники обращались к А. Л. Бертье-Делагарду как к живой энциклопедии крымоведения.

Сохранившееся эпистолярное наследие Бертье-Делагарда даёт полное представление о его политических взглядах, оценках событий, современниках, перспективах развития науки и общества.

Письма Бертье-Делагарда — интересный источник сведений о жизни Ялты в начале ХХ века. Вот как он описывает революционные события весной 1905 года:

В городе бунт российского характера: разнесли все магазины на всей набережной, всё перебили, где только не было крепких ставень, затем отправились и разгромили все участки и, наконец, разломали арестный дом и выпустили всех содержавшихся.

В ноябре 1905 года он заметил:

Руководители красных пока сдерживают грабежи, и хотя таковые в городе и окрестностях производятся учащённо и безнаказанно, но массой хулиганов.

В январе 1906 года констатировалось:

<...> положение всё то же с постоянным ухудшением. Безумие ни на йоту не сокращается. <...> Грабежи самые наглые — дело ежедневное, так что мы даже привыкли.

Прекрасно осознавая ценность своей коллекции и библиотеки, беспокоясь об их судьбе, краевед в письме к А. В. Орешникову от 11 августа 1917 года сообщал:

Люблю я мой милый Крым. Около сорока лет трачу все мои крохи, собираю память о нём. Всё собранное решил передать куда ближе, в Одессу.
А. Л. Бертье-Делагард говорит о возможности передачи и этнографического собрания московскому Историческому музею.

Оставшись без средств к существованию, краевед принял решение продать часть своей коллекции древностей, которую до этого собирался передать в Одесский музей. О проданных древностях, вывезенных впоследствии в Европу, сообщало в 1920 году парижское издание «Mercure de France». Ещё одной причиной, побудившей А. Л. Бертье-Делагарда к этому шагу, была частая смена власти в Крыму, беззаконие, политика большевиков по экспроприации культурных ценностей с частных дач на Южном берегу Крыма. Он с горечью заметил по этому поводу:

Собрал разные старинные и древние вещи и предметы, монеты, имея в виду оставить их после себя общественному музею, но общее разрушение вынуждает для существования мне и моим близким продавать всяческое имущество.

— Часть бесценного собрания древностей А. Л. Бертье-Делагарда в итоге оказалась в Женеве — была продана частному лицу (нумизматическая коллекция, неясно, полностью или частично), в ноябре-декабре часть коллекций приобрёл Британский музей (ювелирные изделия и торевтика «готского стиля» из Керчи), а часть была просто разграблена, распродана по мелочам и разошлась по музеям Европы и Америки, — свидетельствует Андрей Непомнящий. — Библиотека была передана в Центральный музей Тавриды, где была объединена с другими реквизированными книжными собраниями и библиотекой Таврической учёной архивной комиссии.

В эти дни в научной библиотеке «Таврика» им. А. Х. Стевена развёрнута выставка, посвящённая 170-летию учёного, историка, археолога, нумизмата, инженера-строителя, выдающегося исследователя древностей Крыма Александра Львовича Бертье-Делагарда.

На многих книгах бесценные маргиналии: карандашные пометки на французском языке, сделанные рукой Александра Львовича.

Наследие учёного бесценно. Главное, чтобы потомки это понимали и берегли. Как берёг он свидетельства прошлого.

* * *

Понимая уникальность памятников Крыма, Бертье-Делагард участвовал в раскопках, уделял много внимания охране и реставрации исторических мест Тавриды. В своей работе «К истории христианства в Крыму» подробно рассмотрел историографию Георгиевского монастыря, сделал его описание.

* * *

А. Л. Бертье-Делагард тяжело перенёс падение самодержавия. Ещё до восстания в Петрограде Александр Львович заметил:

Громадный труп бывшего нашего великого Отечества лежит и разлагается; уже смердит вовсю и останется от него только то, обо что не захочется испачкаться.

* * *

Александра Львовича Бертье-Делагарда не стало 27 февраля 1920 года. Умер он в Ялте, похоронен в Севастополе. При обследовании старого городского некрополя могилу учёного обнаружить не удалось.

* * *

Интересны рассуждения учёного о кризисе полиэтничного государства:

<...> поляки, жиды, мазепинцы, последние горше первых, за ними крымские татары, девяносто девять с половиной вер, от чувашей до цыган, с собственными царствами, сходящимися лишь в одном — самом подлом презрении к России.

* * *

Профессор Элеонора Петрова:

Очень важны археологические находки Бертье-Делагарда. Памятники изобразительного искусства, надписи на сосудах, посвящённых богам, изображения на монетах приводят нас к выводу, что жители Феодосии почитали Аполлона, Деметру и Кору-Персефону, Диониса, Афину, Нику, Афродиту и Эрота, Зевса, Геру, Посейдона, Ареса, Гермеса, Асклепия, Кибелу, Тихе, Гелиоса, из героев — Геракла, Ахилла.

* * *

Как заметил историк искусства Никодим Кондаков:
Бертье-Делагард пользовался весьма почётной известностью в русской археологической литературе как автор крупнейших исследований в области древнего Крыма и его истории.

Людмила Обуховская, «Крымская Правда»

Читайте также: