13 октября 2012 г.

Иван Поддубный — крымский богатырь (+ фильм)

Великого борца Ивана Максимовича Поддубного еще при жизни сравнивали с былинным древнерусским богатырем Ильей Муромцем. И поныне две страны — Украина и Россия — спорят о том, кем считать Поддубного — русским или украинцем? У многих крымчан есть на этот счет свое мнение.

Иван Поддубный

Достоверно известно, что Иван Поддубный родился в 1871 году в крестьянской семье в селе Красеновка Полтавской губернии. Семья была бедной, а потому Иван с семи лет вынужден был батрачить на богатеев.

Так бы он и остался в безвестности, если бы ему не улыбнулась судьба.

Согласно легенде, в возрасте 21 года Иван посватался к дочери зажиточного крестьянина, но получил от ворот поворот. Обидевшись, пошел Иван куда глаза глядят и дошел до Севастополя. Дальше дороги не было. Пришлось устроиться в порт грузчиком. Несколько лет этот деревенский увалень таскал по трапу многопудовые мешки, ввиду чего приобрел силу неимоверную. В 1896 году он, будучи в Феодосии, зашел в цирк и играючи положил на лопатки лучших борцов Российской империи. С этого и началась карьера непобедимого чемпиона.

Читайте также: Цирк в Крыму конца XIX века

История, конечно, красивая, но люди, не понаслышке знакомые с борьбой, относятся к ней крайне скептически. Что же в ней не так?

В тогдашнем цирке было принято рассказывать об артистах всякие небылицы. Большим мастером этого был цирковой антрепренер И. В. Лебедев, которого все называли Дядей Ваней. Он ввел парады борцов: они под бравурный марш выходили на арену, становились полукругом, а арбитр громогласно представлял их публике. При этом Дядя Ваня наделял борцов такими удивительными биографиями, титулами и прозвищами, что публика буквально содрогалась от ужаса. Например, о силаче-великане Темирболате Канукове, по прозвищу Казбек-Гора (рост 228 см, вес 220 кг), Дядя Ваня сообщал, что тот жил в горах с медведями, а в цирк его привели на цепях, причем для этого привлекли тридцать солдат. Подтверждая слова Дяди Вани, скромный и застенчивый осетин Кануков старательно делал свирепое лицо и вращал зрачками.

Цирк в Феодосии
Феодосия, 1885 год. Стрелкой на фото указано здание цирка. Оно находилось в самом центре города, почти напротив башни Константина, на месте нынешней музыкальной школы. На арене этого цирка впервые выступил в роли борца будущий «чемпион чемпионов» Иван Поддубный

Одним словом, рассказы о том, что Поддубный пять лет работал грузчиком в севастопольском порту, вполне могли быть вымыслом. Так, Иван Заикин никогда не был бурлаком, но по предложению Дяди Вани изображал такового — он выходил на арену под песню «Эх, дубинушка, ухнем» в русской рубахе и лаптях, держа на плечах якорь весом 25 пудов.

Непонятно вообще, как Поддубный оказался в Крыму. Может, его призвали в армию (тогда рекрутов набирали именно в возрасте 21 года)? Но, в таком случае, зачем нужно было скрывать этот факт, рассказывая душещипательную историю о неудачном сватовстве? Трудно поверить в то, что Поддубный, который на ковре проявлял редкостное хладнокровие и расчетливость, мог отправиться к черту на кулички просто потому, что ему это взбрело в голову. Зачем его вообще понесло в Крым? Грузчиком он вполне мог работать и в Николаеве, который был куда ближе, чем Севастополь.

Иван Поддубный
Но самое странное заключается в том, что грузчик Иван Поддубный положил на лопатки профессиональных борцов, включая самого Георга Луриха, который в те годы завоевал звания «первый борец России» и «чемпион мира по поднятию тяжестей одной рукой». На несведущих людей производят большое впечатление внушительные параметры Поддубного: рост 184 см, вес 120 кг, окружность груди 134 см, бицепс 45 см, предплечье 36 см. Но те борцы, которых победил Поддубный, выглядели не менее внушительно, да и силы им было не занимать. В цирке они рвали цепи, из полосового железа вязали «галстуки» и «браслеты», ломали подковы, гнули медные пятаки. Особо популярен был номер «адская кузница»: на грудь атлета ставили наковальню и на ней кузнечными молотами ковали железо.

Кроме того, профессиональные борцы отлично владели техникой борьбы, а откуда было знать об этой технике грузчику Поддубному? Он, правда, был знаком с двумя учениками мореходных классов А. Преображенским и В. Васильевым, но, насколько известно, занимался с ними гимнастикой и тяжелой атлетикой, а не борьбой. Как же Поддубный умудрился победить грозных соперников?

Иван Поддубный

Много позже он вспоминал:
Я делал искусственное дыхание, показывая, что я борьбу не знаю. Был неповоротлив, неподвижен, и если я клал противника на лопатки, то всем казалось, что это случайно.
Иными словами, с опытнейшими борцами он играл в кошки-мышки.

Где же Иван Поддубный научился бороться? Для ответа на этот вопрос нужно уточнить, что в феодосийском цирке боролись на поясах. Это очень древний вид борьбы, которая была одним из элементов военно-физической подготовки всадников. Борьба включала в себя особые приемы выброса противника из седла.

К XIX веку борьба на поясах получила широкое распространение на юге России, причем ученые предполагают, что она была заимствована славянами у тюркских народов. Так, академик И. Лепехин, путешествовавший по России в XVIII веке, отмечал, что татарские борцы «не берут друг друга за ворот, как русские борцы, но за кушаки, и употребляют обыкновенные при борьбе ухватки». Утверждается, что борьбу на поясах Иван Поддубный освоил еще в родном селе, когда боролся со сверстниками. Но чтобы стать мастером, он должен был поехать туда, где эта борьба культивировалась веками. То есть в Крым, так как национальная крымскотатарская борьба куреш — это и есть классическая борьба на поясах. Он и поехал, причем, скорее всего, вовсе не в 1892 году, а на несколько лет раньше, так как, для того чтобы в совершенстве освоить технику этой борьбы, требовались многие годы.

Это, конечно, предположение, но никак иначе нельзя объяснить ту легкость, с которой Иван Поддубный положил на лопатки полдюжины известных российских борцов. Один из знатоков борьбы на поясах с восхищением писал:
Поддубный способен был развивать в нужные минуты энергию, подобную взрыву, и не терять куража в самые тяжелые и опасные минуты борьбы.
Правда, с последним борцом — Петром Янковским, который весил более десяти пудов, — Поддубный свел схватку вничью, но это, видимо, объясняется тем, что он уступил настойчивым просьбам хозяина цирка.

В ту пору в цирковой среде существовали понятия «шике» и «бур». Первый означал работу на зрителя — артистичную демонстрацию эффектных приемов. Финал схватки и даже ее продолжительность были известны заранее. Второй означал честную борьбу.

Иван Поддубный
Поддубный был одним из немногих борцов, кто боролся честно, очень редко уступая просьбам дирекции цирка. Так, в 1898 году новороссийский цирк оповестил горожан о приезде «чемпиона всех времен и народов», знаменитого шведского борца Андерсона. Против него выпустили никому не известного Поддубного. Через минуту швед был поднят в воздух и положен на лопатки. Это произошло так быстро, что публика решила: швед поддался. Поддубный пожал плечами и предложил повторить схватку. Когда изрядно помятому шведу передали эти слова, он заявил, что будет бороться лишь в том случае, если Поддубный согласится на поражение. Иван Максимович отказался, но жена директора цирка со слезами на глазах умоляла Поддубного согласиться, так как в противном случае публика решит, что ее надули. Поддубный скрипнул зубами и согласился. Предчувствуя легкую победу, швед уверенно вышел на арену, но тут произошло невероятное — Поддубный неуловимым приемом подбросил его в воздух и, держа Андерсона на вытянутых руках, лег на лопатки. Публика обезумела от восторга. Посрамленный швед бежал с арены.

Иван Поддубный

В 1903 году Иван Поддубный, слава о котором в ту пору уже гремела по всей России, получил от председателя Петербургского атлетического общества графа Г. Рибопьера предложение принять участие в чемпионате мира, который должен был состояться в Париже. Предложение было весьма неожиданным, так как Поддубный боролся на поясах. Официально эта борьба называлась русско-швейцарской, а чемпионат мира был по классической греко-римской борьбе, которую еще именовали французской.

Трудно сказать, чем руководствовался граф Рибопьер, выбрав Поддубного. Высказываются предположения, что Ивана Максимовича должны были вывести против турецких борцов, наводивших ужас на европейских аренах. В 1897 году турецкие борцы Кара-Ахмет и Ибрагим-Мамут приехали в Петербург и выступили с таким успехом, что о них еще долго ходили легенды. Видимо, расчет был на то, что Поддубный выбьет из турнира турок, а уж с ним-то европейские борцы как-нибудь справятся. Так оно и случилось. Поддубный одержал одиннадцать побед, однако из-за предвзятости судей проиграл схватку с французским борцом Раулем де Буше.

Через год чемпионат мира впервые проводился в России. К тому времени Поддубный уже стал признанным мастером классической борьбы. Он полчаса ломал Рауля де Буше в партере, пока тот не отказался от борьбы. Любимец Парижа, шатаясь, ушел за кулисы, где рыдал навзрыд. Успешно проведенная схватка с двухметровым гигантом Полем Понсом принесла Ивану Поддубному титул чемпиона мира. С 1905 года Поддубный участвовал во всех европейских первенствах, где ему не было равных. В европейских газетах его называли «чемпионом чемпионов».

В 1910 году Иван Поддубный, завоевав все, что только можно было, решил уступить дорогу молодым борцам. Он приобрел в Полтавской губернии дом, 130 десятин земли, женился и начал вести размеренную жизнь богатого землевладельца. Поддубный не предполагал вновь выйти на ковер, однако обстоятельства сложились так, что он был вынужден это сделать. Оказалось, Иван Максимович был слишком доверчив для того, чтобы успешно вести дела, — через два года он почти разорился. Кроме того, Поддубного смущало то, что его имя постоянно мелькало на афишах.

Борец Николай Турбас в книге «На арене цирка» писал: «Настоящие чемпионы разъехались. „Ну что ж, — решает предприниматель, — выставим фиктивных!“ И вот на манеж выходят:

— Ван Риль (Голландия)! — с гордостью объявляет арбитр, представляя борца. А вместо Ван Риля раскланивается Прохоров Иван из Кинешмы.

— Знаменитый бельгиец Стере, чемпион мира! (Иванов Петруха, житель села Кантаурова.)

— Непревзойденный чемпион чемпионов Иван Максимович Поддубный! (Вятский крестьянин, моряк Василий Бабушкин.)

Публика все принимает за чистую монету и бешено аплодирует».

Несколько месяцев потребовалось Ивану Максимовичу, чтобы навести порядок. Он был в самом расцвете сил, когда в России произошла революция. Борец Николай Разин рассказал в своей книге «Полвека назад», как он вместе с Поддубным оказался в Керчи, занятой врангелевцами. На набережной с ними столкнулась большая группа полупьяных офицеров. «Вид двух широкоплечих здоровяков, — вспоминал Разин, — подействовал на голодных офицеров так же, как красная тряпочка на быка. Один из них, пошатываясь на тоненьких ножках, подошел к нам вплотную и, презрительно улыбаясь, заорал:

— Разъели морду, мужичье! Стрелять вас надо!

Иван Максимович с деланным равнодушием спросил:

— Що господину офицеру треба?

— Що? Ах ты, хохляцкая твоя харя! — захохотал офицер. — Мне треба в тебе сделать дырку.

Он вынул револьвер и приставил дуло к груди Поддубного. Ждать было нельзя. Спьяну ему ничего не стоило спустить курок. Я, не раздумывая, левой рукой ударил по револьверу снизу вверх, а правой саданул офицера по челюсти». Грохнул выстрел, пуля оцарапала Поддубному плечо. Офицеры бросились на атлетов. «Мы били их, — рассказывает Разин, — куда попало. Они тут же валились, как снопы, и уже не поднимались. Иван Максимович, понимая, что означает в таком городе избить офицеров, закричал на всю набережную:

— Рятуйте, люди добрые! Убивают!

И тут же наносил удары такой силы, что трещали офицерские кости».

После Гражданской войны Поддубный несколько лет выступал в Москве и Петрограде, но в 1924 году борьба в цирке была запрещена. Оказавшись без средств к существованию, он уехал с гастролями в Германию, а затем в США. Оттуда он писал Ивану Заикину: «Ты не напрасно боишься Америки. Это страна жулья. Но зато, если понравишься, только знай собирай доллары».

Поддубного уговаривали остаться на Западе, но он отказался. Одной из причин возвращения было то, что на родине осталась любимая женщина — Мария Семеновна Машошина. В Ейске на берегу моря они купили большой двухэтажный дом с садом, где и обосновались. Впрочем, Ивана Максимовича часто приглашали принять участие в соревнованиях, и он никогда не отказывался, делясь с молодыми борцами опытом. Везде, куда бы он ни приехал, его встречали как живую легенду. В ноябре 1939 года «за выдающиеся заслуги в деле развития советского спорта» он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В годы немецкой оккупации 70-летний Иван Максимович, чтобы прокормить семью, был вынужден служить маркером в городской бильярдной. Умер он 8 августа 1949 года всеми забытый, в полной нищете.

Евгений Княгинин, «Первая крымская»

Иван Поддубный. Трагедия силача



Читайте также: