18 апреля 2012 г.

Суворинские камни

Пляжи Феодосии разные: в основном — песчаные вдоль Сарыголя и до Приморского, из мелкой насыпной гальки — в черте города. Но один пляж в некоторой степени уникален: из морской пучины как бы выползает на берег каменная гряда, причудливо источенная языками волн. Эти глыбы, наверное, с появления в феодосийских краях первого фотографа привлекают внимание как публики снимающей, так и позирующей. А вот название Суворинские камни современному отдыхающему мало о чём говорит.

Суворинские камни, Феодосия, до 1917 г.

— Да, фотографии нашего города известны с конца XIX века, — рассказывает один из знатоков феодосийской истории Олег Ольховатский. — А любимое место фотографирования феодосийцев в любую погоду и время года получило название «Суворинские камни» и сохраняет эту традицию и название многие десятилетия.

Алексей Суворин
А кто такой Суворин (на фото), можно узнать из книги Олега Николаевича, подготовленной к печати. Но начнём с окончания, то есть с некролога. Каким Суворин был самобытным талантом, рассказывает нам прощальное слово в русской газете на день его смерти в 1912 году:
Родная земля, став легче пуха, приняла в свои недра ещё одного русского человека: умер семидесяти восьми лет и похоронен русский великий мужик, издатель газеты „Новое время“ Алексей Сергеевич Суворин, некогда блестящий оппозиционный журналист, известный под псевдонимом „Незнакомец“. Да, именно то, что он был только мужик и, сумев благодаря таланту и счастью стать превыше многих, всё-таки не перестал любить Россию, служить ей, радоваться её радостями, болеть её болью, и есть наилучший лавр в том венке славы, который давно уже венчал его... Кто-то назвал его „Кутузовым 1905 года“, и этот эпитет наиболее подходящ к нему, чем все другие. Родившись мужиком и став только благодаря самому себе барином, А. С. своею жизнью показал, какие великие, могучие силы таятся в русском народе и на что способен русский человек из самой густой толщи народной, если только его подпустить к малейшему светочу знания. Ломоносов и Суворин — вот два мужицких имени, которые всегда будут сиять русскому народу куда ярче иных мишурных солнц.
Алексей Сергеевич родился 11 сентября 1834 года в Воронежской губернии. Его отец был государственным крестьянином, а отданный по набору в солдаты, был ранен при Бородине и затем дослужился до капитана, что в то время давало потомственное дворянство. Суворин учился в воронежском Михайловском кадетском корпусе и в специальных классах Дворянского полка. Вскоре он вышел в отставку, выдержал экзамен на звание учителя уездного училища и занялся педагогической деятельностью в родных краях. С 1858 года начал сотрудничать в периодической печати, три года спустя переехал в Москву, был сотрудником журнала «Русская речь». Затем жил в Петербурге, был сотрудником «Санкт-Петербургских ведомостей», «Биржевых ведомостей». За книжку очерков «Всякие» он даже просидел три недели на гауптвахте, а сама книжка по решению суда была сожжена.

В 1876 году Суворин стал владельцем газеты «Новое время», которой придал умеренно-консервативное и патриотическое направление. Вскоре это — самая распространённая газета в России. Помимо газеты он основал влиятельный журнал «Исторический вестник». Книгоиздательскую деятельность Суворин начал выпуском «Русского календаря». В 80-х годах предпринял массовое издание сочинений русских и иностранных писателей в серии «Дешёвая библиотека». Издавал научную (в основном историческую) литературу, книги по искусству, открыл большой книжный магазин в Петербурге, а затем — магазины в провинции.

Он усердно занимался театром, был во главе Санкт-Петербургского литературно-артистического кружка. Написал ряд пьес и романов, драмы «Татьяна Репина» и «Медея».

Последняя четверть XIX века принесла моду на приморские города Крыма. И в Феодосию потянулись богатые и среднего достатка люди. Окрепший на медиа-капитале Алексей Сергеевич тоже решил осесть дачником в тогдашнем пригороде у моря.

Как рассказал Олег Ольховатский, дача Суворина, построенная в 1887–1889 годах архитектором Фатином, представляла собой великолепное здание в восточном стиле, с изящными куполами, арочными окнами, открытыми террасами и бельведером, утопая в зелени небольшого парка.

Дача Суворина в Феодосии

«...Неожиданный сюрприз ждёт нас, когда мы спустимся к морю по узкой тропинке, проходящей вдоль наружной стены дачи, и взглянем на неё с пляжа. Со стороны моря особняк напоминает старинную крепость благодаря мощным каменным стенам и полукруглой башне, которые служили для укрепления склона», — пишет Ольховатский.

Дача Суворина в Феодосии

А вот ещё одна интересная подробность. Оказывается, рекомендовал Суворину место для постройки дачи и тщательно наблюдал за её возведением Иван Константинович Айвазовский! Мэтр серьёзно относился к необычному для художника делу, не стесняясь критиковать архитектора. После окончания строительства Айвазовский не раз говорил, что этот особняк — украшение берега.

Дача Суворина в Феодосии

А основой для дачи Суворина и явилась упомянутая каменная гряда на берегу. Увы, в годы войны дача была разрушена. Но на её месте, на крепком каменном природном фундаменте, выросла двенадцатиэтажная база отдыха «Ай-Петри», поражая всех своей высотой и близостью к прибою.

Дача Суворина в Феодосии

Каменный пляж уменьшился, и оставшиеся каменистые выходы и валуны — только фон для памятных фотографий с надписью «Феодосия». Послевоенные кадры в постановочном плане такие же: море, камни, кто-то и надпись о «Богом данной». Пока не сезон (летом здесь яблоку негде упасть), можно и нам запечатлеться здесь, на Суворинских камнях.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: