30 апреля 2012 г.

Что и как раньше пили в Крыму

В средневековом Крыму крепких напитков не знали. Кумыс с его ничтожным процентом спирта одновременно утолял голод и жажду, придавал сил.

Старое вино

«Зимой они делают превосходный напиток из рису, проса, ячменя и меду, чистый, как вино, а вино им привозят из отдаленных стран», — писал о крымских татарах путешествовавший по полуострову в самом начале XIII века французский монах Гильом Рубрук. Понятно, что привозные вина могли позволить себе только состоятельные люди, а остальные довольствовались самодельным напитком, который обычно подавался к праздникам. Более ста лет спустя, в 1332 году, побывавший в Керчи, Кафе, Судаке, Старом Крыму путешественник Ибн Батутта описывал свое знакомство с местным алкоголем: «Принесли белую жидкость на маленьких блюдцах и люди пили ее... Я отведал ее, нашел, что она кисла на вкус... Сказали, что это напиток, который приготавливают из зерен дуки (проса), его называют бузой». Но уже в XVII веке в Крым ручейками потек и более крепкий алкоголь. «Пьют также водку, которую привозят из Константинополя», — констатировал в своих записках военный инженер Гийом де Боплан, описывая небогатый ассортимент крымских спиртных напитков.

И все-таки до присоединения Крыма к Российской империи полуостров оставался уголком, где спиртным, пусть даже слабым, особо не злоупотребляли. Но по мере того как здесь обустраивались переселенцы и росли деревни, предприимчивые люди смекнули, что продажа крепкого алкоголя просто золотое дно. Войны за право торговать водкой разгорались нешуточные. Так, в 1788 году князь Потемкин Таврический поставил точку в споре между двумя «водочными королями». Надворный советник Мавроен желал получить право на ввоз в Крым до 80 тыс. ведер «горячаго вина» (водки) в год, а также разрешения на торговлю им в казенных питейных домах. Он готов был заплатить за четырехлетний откуп этого промысла 155 тыс. рублей. Сумма огромная: в те времена военный лекарь получал 60–70 рублей жалованья в год. Но Потемкин отдал водочную торговлю казацкому полковнику Ивану Красноглазову, который заплатил за нее 160 тыс. рублей и обязался «в пользу таврического народа производить продажу спирта в первый год по 6 рублей». Кстати, чтобы народ не почувствовал дефицита спиртного (год был малоурожайный на зерно), в Крым повезли дешевые вина.

Оптом водку в то время продавали ведрами — по 4 рубля, в 1789 году уже дешевле на рубль. В воинские лазареты и аптеки водка отпускалась по рублю за ведро. Наливки — вишневку, терновку и другие — сбывали по 50 копеек. «Ежели кто из местных дворян поделает курить вино из собственных фруктов, дозволить оное... но на то получать билет и пристава для смотрения сделанного вина, платил бы пошлину с ведра», — повелел Потемкин.

Труды первых откупщиков питейного промысла и их последователей, конечно, даром для Крыма не прошли. В середине XIX века полуостров уже не особо отличался от других уголков империи по количеству спившихся, совершивших преступление в пьяном угаре, а также детей и подростков, сызмальства, вслед за тятьками и мамками, приучившихся к спиртному. Алкоголь, можно сказать, вовсю рушил традиции и убеждения.

«Хотя запрещение вина распространяется на всех и каждого, но большинство крымских татар убеждены, что водка не есть вино, и пьют ее не хуже гяуров, — заметил в своем очерке „Крымские татары“, написанном в 50-е годы XIX века, естествоиспытатель Густав Радде. — Молодые татары... особенно много грешат в этом отношении, и только присутствие стариков и духовных лиц удерживает их от ежедневного употребления спиртных напитков... Степные татары, впрочем, составляют исключение: они не только строго воздерживаются от всяких крепких напитков, но даже считают грехом употребление винограда, из которого сами приготовляют молодое вино и продают его в Симферополь».

Крыму, пожалуй, как никакому другому региону полнее и трагичнее пришлось переживать все антиалкогольные кампании советского времени. В 1929 году борьба за трезвость для иных крымчан вообще оборачивалась раскулачиванием, лишением гражданских прав и имущества. А последняя, 1985–1987 годов, чуть не лишила начисто полуостров его главного богатства — уникальных виноградников. Но ни одна из кампаний главной цели не достигла. Потому что дело-то не в количестве алкоголя и, как показала жизнь, даже не в качестве. Зеленого змия изгонять требуется из головы, из души.

Наталья Дремова, «»

Что пили и пьют наши отцы и деды



Ссылки по теме: