30 июля 2011 г.

Как крымчанин Петр Войков убил царскую семью Романовых

Жизнь этого человека началась в Керчи 1 августа 1888 года. А закончилась в Варшаве 7 июня 1927-го. Причиной смерти стала огнестрельная рана. Стрелявший, 19-летний юноша, на вопрос о том, почему он это сделал, спокойно ответил: «Я отомстил за Россию, за миллионы людей». Мстителя звали Борис Коверда, его жертву — Петр Войков.

Борис Коверда в полицейском участке
Борис Коверда на допросе в полицейском железнодорожном участке после покушения на Войкова 7 июня 1927 г.

Петр Лазаревич Войков родился в семье керченского учителя. Его родители были набожными людьми, отец являлся убежденным монархистом. Сын же пошел иным путем: еще в гимназии вступил в РСДРП, обзавелся набором партийных кличек: Интеллигент, Петрусь, Белокурый. 15-летний Петрусь распространял революционные листовки, помогал укрывать однопартийцев, приезжавших в город. За что и был исключен из керченской мужской гимназии. Скрываясь от позора, родители юного революционера вместе с ним переехали в Ялту. С трудом пристроили непутевого сына в Александровскую мужскую гимназию, но и оттуда его вскоре выгнали.

Летом 1906-го Войков вступил в боевую дружину РСДРП, иными словами, стал террористом и от распространения нелегальной литературы перешел к перевозке бомб. В феврале 1907 года с балкона одной из ялтинских дач была брошена бомба в коляску проезжавшего мимо ялтинского градоначальника генерала Думбадзе. Взрывной волной Думбадзе выбросило из экипажа. Схватить террориста не успели — тот застрелился. Сам же Думбадзе, по одним данным, отделался царапинами, по другим — получил тяжелую контузию, вызвавшую сердечную болезнь, от которой он и скончался в 1916-м. В организации покушения на ялтинского градоначальника активно и деятельно участвовал 18-летний Петр Войков.

Скрываясь от ареста, Войков уехал в Швейцарию, женился на девушке из богатой семьи и почти 10 лет прожил за границей. В Женеве он познакомился с Лениным, в 1917-м вернулся в Россию и после революции вошел в состав Уральского областного совета и Военно-революционного комитета. В этом звании Войков и принял непосредственное участие в убийстве семьи Романовых. В своей автобиографической книге «На путях к термидору» советский дипломат Григорий Беседовский, работавший в 1924-м вместе с Войковым, пишет о том, что однажды, будучи пьяным, Войков рассказал ему, как была убита царская семья и какое участие принимал в этом он. Если верить этому рассказу, то Войков поддерживал идею убийства и предлагал «довезти царское семейство до ближайшей полноводной реки и, расстреляв, потопить в реке, привязав гири к телам». Однако областной комитет, где и проходили прения по этому поводу, принял постановление о расстреле царской семьи в доме Ипатьева. Выполнение постановления поручалось Юровскому, Войков же должен был присутствовать при этом в качестве делегата областного комитета партии. Ему же, как человеку сведущему в естественных науках (он изучал химию в Женевском и Парижском университетах), поручалось разработать план полного уничтожения трупов. Однако этим дело не ограничилось. Войков рассказал Беседовскому, что он принимал участие и в самом расстреле и штыком добивал раненых. А затем уже, в соответствии с намеченным планом, стал руководить уничтожением трупов, в распоряжение своим подельникам он предоставил мясницкие топоры, серную кислоту, бензин и спички...

Петр Войков
Петр Войков
В конце 1918-го Войкова перевели в Москву и назначили членом коллегии Наркомата внешней торговли, из которого он вскоре был уволен с громким скандалом: выяснилось, что Войков воровал ценные меха и раздаривал их своим приятельницам. Однако, пользуясь связями в партийных верхах, Петр Лазаревич сумел не только избежать наказания, но и попасть на дипломатическую работу — в 1924-м он стал послом СССР в Польше. В те времена Варшава считалась эдаким славянским Парижем. И новоиспеченный посол жил здесь с французским шиком: у Войкова был собственный моторный катер, он устраивал на Висле роскошные речные пикники. Из Москвы в громадном количестве выписывалась икра, балыки, водка — посол был неравнодушен к алкоголю, а также к женщинам и наркотикам. Однако вскоре всем этим «простым человеческим радостям» пришел конец.

Утром 7 июня 1927 года Войков приехал на главный вокзал Варшавы, он должен был встретить возвращавшегося из Лондона советского посла Аркадия Розенгольца. Встретил, выпил с ним кофе в железнодорожном буфете, после чего коллеги вновь вышли на перрон. И тут раздался выстрел — неизвестный молодой человек стрелял в Войкова из револьвера. Тот бросился бежать, стал отстреливаться, но незнакомец был точнее — Войков получил две огнестрельные раны и через час скончался в госпитале. Советское правительство в ответ на убийство Войкова в ночь с 9 на 10 июня казнило 20 представителей еще оставшихся в СССР великокняжеских фамилий.

Стрелявший в Войкова русский эмигрант Борис Коверда вскоре предстал перед польским судом. После оглашения обвинительного акта председатель суда спросил Коверду, признает ли он себя виновным. Тот ответил, что признает убийство Войкова, но виновным себя не считает, так как убил его за все то, что большевики совершили в России. Коверда был приговорен к 15-летним каторжным работам, а в 1937-м освобожден по амнистии. Выстрел Коверды сделал его героем белой эмиграции, и в современных публикациях он тоже зачастую предстает как сугубо положительный персонаж. Однако на самом деле Борис Софронович был личностью неоднозначной: во время войны он сотрудничал с нацистским
Памятник Войкову в Керчи
режимом и, по некоторым данным, входил в руководящий состав «Зондерштаба Р» — секретной организации, занимавшейся агентурной разведкой и боровшейся с партизанскими отрядами на оккупированной фашистами территории СССР.

Почти в каждом городе Крыма есть улица или переулок Войкова. Его имя носят сразу два крымских села, одно Войково (бывшее Катерлез) находится в Ленинском районе, другое Войково (бывшее Айбары) — в Первомайском. В Керчи установлен памятник Войкову (на фото).

Татьяна Шевченко, «События»

Читайте также: