10 марта 2011 г.

Cредневековый беспредел в Судаке

В конце XIX века в Генуе впервые были опубликованы любопытнейшие документы, которые чудом сохранились в итальянских архивах. Они представляют собой переписку Христофоро ди Негро, последнего консула Солдайи (Судака), с властями Каффы (ныне Феодосия) и его письма в Геную директорам банка св. Георгия. Этому банку в ту пору подчинялись крымские генуэзские колонии. В 22 документах идет речь о братьях ди Гуаско, местных феодалах, которых ди Негро обвинил в разбое и мошенничестве.

Судакская крепость

«Дело ди Гуаско» датируется 1474 годом, последним мирным годом в генуэзских крымских владениях — уже в 1475 году турки нападут на полуостров и практически уничтожат христианское население. Однако за несколько лет до нашествия и Каффа, и Солдайя испытывали значительные трудности: султан Магомет II закрыл Дарданеллы для генуэзских судов, а турки в союзе с татарами все больше теснили владения генуэзцев на Черном море. Говоря современным языком, геополитическая обстановка была довольно напряженной. По законам Генуэзской республики, верховной властью в колониях обладал консул Каффы. Кроме того, консулы должны были меняться каждый год. Однако в последние годы существования черноморских колоний закон о ежегодной смене правителей уже не соблюдался: из Италии, так же, как и из Крыма, гонцы с поручениями отправлялись сухопутным путем; одни погибали в дороге, другие через 5–6 месяцев с трудом добирались до места назначения.

Поэтому Христофоро ди Негро четыре последних года оставался консулом Солдайи. В этот самый период он и начал борьбу против братьев ди Гуаско — Андреотто, Деметрио и Теодоро. Эта феодальная семья, владевшая замком в районе нынешнего села Морского близ Судака, наводила страх на всю округу. Ди Гуаско незаконно захватили в Солдайском консульстве деревни Скути и Тасили. Они пытались закрепостить крестьян, отбирали у них хлеб и скот. Опираясь на собственные вооруженные отряды, тюрьмы и суд, ввели новые налоги, барщину, обложили пошлинами все привозимые товары. Ди Гуаско сами судили, пытали и предавали смертной казни. В знак неограниченной власти братья соорудили виселицу в Скути, а по границам владений расставили позорные столбы, где провинившихся наказывали плетьми.

Консул ди Негро, возмущенный произволом, 27 августа 1474 года приказал конным стражникам-полицейским уничтожить виселицу и столбы, а если ди Гуаско попробуют этому помешать, наложить на них штраф в тысячу сонмов (мелкая серебряная монета).

Однако дорогу консульскому отряду преградил вооруженный отряд из сорока человек во главе с Теодоро ди Гуаско. Теодоро не только выгнал стражников, но и заявил, что даже если к нему пожалует сам консул Христофоро ди Негро, то он и его не пустит, поскольку отчитывается только перед консулом Каффы. Если провести аналогию с ХХ веком, это выглядело так, как если бы председатель горкома партии отказался подчиняться областному комитету, заявив, что над ним только один прямой начальник — генеральный секретарь ЦК КПСС.

После того как солдайцы отступили, ди Гуаско подали в Каффу жалобу на ди Негро, и уже 1 сентября тамошний консул Антониото ди Кабела направил тому письмо с приказом подождать, пока он сам не разберется в происшедшем. Однако, как выяснилось впоследствии, ди Кабела отнюдь не собирался защищать закон, а был изначально на стороне братьев-феодалов. Возмущенный ди Негро несколько раз обращался в Каффу за разъяснениями, взывая к чести, закону и праву банка святого Георгия, пока строптивому консулу не указали на место, запретив трогать «ни тех братьев, ни их людей».

Однако ди Негро решил бороться до конца. В письме директорам банка св. Георгия он прямо обвинил администрацию Каффы в коррупции:
Им (Гуаско) во всем покровительствуют, потому что они ни денег, ни других подарков не жалеют.

Он собирался ради поруганной чести и восстановления законности доказывать свою правоту перед советом банка, но для этого нужно было ехать в Геную. А это ди Негро уже было не суждено: 31 мая 1475 года к берегам Крыма подошла турецкая эскадра. Под стенами солдайской крепости появились полчища Ахмет-Гедик-паши. Последний консул Солдайи погиб в осажденном городе,
запершись вместе с его защитниками в церкви, которую турки не смогли взять штурмом и сожгли.

Кстати

Об итальянских колониях в Крыму упоминает в своих записках и прославленный путешественник Марко Поло. Кстати, его родной дядя, Маттео Поло, имел в Солдайе дом.

Екатерина Бородкина, «События»

Ссылки по теме: