1 января 2011 г.

Купить почку в Крыму несложно или что заставляет крымчан лишаться органов

Уголовное дело на киевских трансплантологов из института им. Шалимова в очередной раз всколыхнуло общество. В Украине снова заговорили о черном рынке органов, о его ценах, покупателях и продавцах. Кстати, среди торгующих почками, костным мозгом и роговицей глаза немало и крымчан. Мы решили выяснить, что же приводит жителей полуострова на такие черные «базары».

Пересадка почки

Желающих продать себя буквально по запчастям сегодня более чем предостаточно. Чтобы убедиться в этом, достаточно забить в поисковике «продажа органов» и потом просто выбрать сайт с соответствующими объявлениями. Подобного рода предложения встречаются также в разделах «Комментарии» под статьями об органах и здоровье. В них доведенные до отчаяния тяжелой болезнью ребенка или члена семьи, безработицей, долгами люди торгуют единственным, что осталось, — почками, печенью, костным мозгом, роговицей.

Читать объявления о продаже органов — занятие не для слабонервных. Вот только некоторые из них:
Готов стать донором почки. Здоров, анализы на руках, согласен выехать за границу. Мне 23 года.
Продам почку или часть печени, анализы, больничный уход и послеоперационное лечение за ваш счет. 24 года.
Продам почку, печень, роговицу глаза. Здоров, не пью. 65 000 тыс. у. е. за орган или обмен на квартиру.
Продам почку, 100 тысяч долларов, возможен торг. Витя.
Продам почку или часть костного мозга. Недорого! Срочно нужны деньги. 26 лет.
Напишите, кто уже продавал орган, цену и где была операция! Сам готов продать почку. 19 лет, молод, здоров, полон сил. Жду предложений.
Срочно продам почку или ЛЮБОЙ другой орган. СРОЧНО!!! Цена 100 000 долларов. Или согласен на ЛЮБУЮ работу, связанную с риском для жизни.

Пролистав несколько десятков таких объявлений, нам удалось даже составить некий прейскурант человеческих органов. Итак, роговица глаза — $5–7 тыс., печень (фрагмент) — $10–65 тыс., почка — $10–100 тыс., костный мозг — $45–80 тыс.

Специалисты говорят, что продавцы органов — это, как правило, жители депрессивных районов и областей. Однако, изучив несколько сайтов, мы с удивлением заключили: среди желающих заработать таким образом немало и крымчан. Мы решили выяснить, что же вынуждает жителей полуострова торговать своим здоровьем. Сергею, назовем его так, который через интернет ищет покупателей своей почки, мы позвонили накануне написания материала. Предвидя нежелание человека общаться с журналистами на такие темы, мы решили представиться потенциальными покупателями.

— Я звоню по объявлению. Это вы продаете почку?

— Да.

— Сколько вам лет?

— Мне 42 года.

— Чем вы болели и какой образ жизни ведете? Вы извините за такую бестактность, но мне важно получить от вас максимум информации.

— Дело в том, что я всю свою сознательную жизнь занимался спортом. Поэтому вредных привычек у меня нет. Единственное, в шестом классе переболел Боткина. А так здоров как бык.

— Для чего вам нужны деньги и сколько вы хотите за свою почку?

— У меня очень непростая жизненная ситуация. Большие проблемы с бизнесом. Несколько лет назад я взял в аренду судно. В один прекрасный день за долги нашего государства перед одной заморской страной мое судно арестовали. Фирма — владелец судна помочь решить проблему отказалась и стала требовать деньги, включила счетчик. Один я решить эту проблему не мог, судно мне не отдавали, более того, дали понять, что и не отдадут. В результате, чтобы выручить хоть какие-то деньги, мы его разогнали, об берег долбанули и попытались продать как металлолом. Все без толку. Сегодня сумма долга большая. Начались угрозы. Чтобы утрясти вопрос, мне необходимо 100 тысяч евро. Такие деньги взять неоткуда. Поэтому другого выхода, кроме как продать почку, я просто не вижу.

— Так сколько вы хотите?

— Мне сложно сказать сколько, потому что я в этом деле дилетант. У меня в Москве есть знакомая. Три года назад она продала свою почку. И ничего, здоровье нормальное. Она мать-одиночка, перебивалась случайными заработками, а теперь вот свой дом есть. К тому же за границей отдохнула: ей в Турции вырезали почку. Причем в больницу привезли как пострадавшую в ДТП. Так вот она просила $90 тыс. Мне уже звонили люди, правда, пока предлагали небольшие суммы — $ 10 и $ 25 тысяч. Моя знакомая говорит, что смешно за такие деньги инвалидом становиться. Да и мне такая сумма не поможет. Поэтому меньше чем за $ 90 тысяч я не соглашусь, извините.

Другого продавца органов, Светлану, которая также согласилась пообщаться по телефону, пойти на этот отчаянный шаг вынудили «очень большие проблемы». Речь идет о необходимости совершить очередную выплату по кредиту, сделать это молодая вдова, мать двоих маленьких детей просто не в состоянии. Муж Светланы был частным предпринимателем, незадолго до смерти он взял в кредит квартиру. «Муж погиб в аварии. Ощутимой финансовой отдачи бизнес, в котором я ничего не понимаю, не приносит, а платить по счетам нужно, — рассказывает женщина. — Я и так уже почти полгода не плачу. Вот и написала объявление».

Больше всех удивил Костик, так отрекомендовался этот 20-летний юноша по телефону. Проблем у парня нет, но, предвидя, что его родители не смогут обеспечить ему безбедную жизнь, он решил уже сейчас озаботиться своим будущим. Костик не пьет и не курит, ведет здоровый образ жизни, а деньги ему нужны для того, чтобы купить квартиру и машину. «Надоело в институт из села на автобусе добираться. В идеале — чтобы сделка прошла удачно и заработанных денег хватило еще и на поездку за границу», — говорит парень. Перспектива стать инвалидом его не пугает. От знакомого доктора он узнал, что с одной почкой человек может жить вполне нормально, и теперь ждет своего шанса.

Осуществить задуманное, то есть продать себя, удастся далеко не многим. Если быть точными, то совершить законно такую куплю-продажу в Украине не сможет ни один из ее граждан. «В нашей стране запрещены не только такие сделки, но даже пересадка нуждающемуся органов человека, не являющегося родственником, — сообщила главный внештатный нефролог Минздрава АРК Светлана Лопатина. — То есть закон Украины о донорстве запрещает живое неродственное донорство». Помочь больному человеку, который нуждается в пересадке почки, могут только муж, жена, родители, дети, бабушка и дедушка. Близкий друг семьи, крестный или крестная, любой другой человек, который хочет отдать свой орган для пересадки, сделать этого не может: согласно Уголовному кодексу, за торговлю органами предусмотрено лишение свободы на срок до 7 лет.

Медики говорят, законы регулируют вопросы пересадки настолько топорно, что шансы больных получить нужный орган сокращаются в десятки раз. Сегодня в трансплантации почки нуждаются 35 крымчан. «На гемодиализе (то есть на аппарате „искусственная почка“) в наших отделениях на сегодня находится 116 человек. Это очень много. Это выше, чем наши возможности. И, по сути, им всем нужна трансплантация. Но нет доноров», — говорит С. Лопатина. Кроме того, у государства нет средств на операции и поиски доноров. По словам главного нефролога, за последние 10 лет количество таких операций для крымчан сократилось с 8 до 2 в год. Жить же на аппарате можно не более 6 лет. «Средняя выживаемость составляет 72 месяца, или 6 лет. Это наш пик оптимизации, то есть дальше мы уже не можем. Конечно, мы можем продлить жизнь, но тогда нам нельзя брать новых больных, а этого мы делать не можем. Чем больше взяли новых, тем меньше срок выживаемости», — заключила С. Лопатина.

Депутат Верховной Рады Украины Геннадий Москаль:

— Украина как была, так и осталась дешевым рынком поставки органов для трансплантации в Европу и другие страны мира. У нас есть целые деревни, в которых люди живут с одной почкой. Такого нет даже в России. Нужно срочно поднимать жизненный уровень украинцев, совершенствовать законодательную базу. Дело в том, что, согласно украинскому законодательству, трансплантация органов разрешена лишь больному от близких родственников. Однако во многих случаях родственники не могут стать донорами для близкого человека из-за медицинских противопоказаний. В то же время национальное законодательство ряда стран, в том числе и Республики Азербайджан, позволяет трансплантировать органы от любого донора, который дал на это добровольное согласие, заверенное нотариально. Если мы не изменим ситуацию, то черные рынки органов будут процветать. И одни от бедности будут продавать себя по частям, а другие, кто нуждается в этих частях, будут тихо умирать.

Лана Мирная, «События»