19 октября 2010 г.

Улица Пушкина — симферопольский «Бродвей»

Она центральная, многолюдная, оживлённая, вобравшая в себя размеренную жизнь губернского города, бурное прошлое областного центра, торопливое настоящее столицы автономии. Уже сорок лет на неё задумчиво взирает великий русский поэт. И сто восемь лет она носит его имя.

Улица Пушкина в Симферополе

«О бедном поэте замолвлю я слово, — такие строки в письме в редакцию написал симферополец Виктор Иосифович. — Был в России гений А. Пушкин. В его честь названа улица в Симферополе. Почему же её называют: Пушкинская? Даже в „Крымской правде“: то улица Пушкина, то улица Пушкинская (причём порой в одной и той же статье). Мы же не говорим улица Некрасовская, Козловская, Толстовская. Как же всё-таки называть улицу поэта?».

А называть, оказывается, можно и так и так. Одно название — сейчас официальное, другое — историческое. Улица Пушкина в нашем городе появилась всего семьдесят лет назад — в 1937 году. В то время как улица Пушкинская поименована в 1899 году. «Память великого поэта комиссия постановила увековечить в Симферополе следующим образом: разрешённое к возведению 3-е городское бесплатное начальное училище наименовать Пушкинским училищем; улицу, по которой решено устроить училище, наименовать Пушкинскою улицей» (из протокола заседания Симферопольской городской управы, 10 мая 1899 год. — «Симферополь. Сборник документов и материалов»). А разницу в годонимах (название линейного объекта в городе — улицы, проспекта и т. д.) объясняет Владимир Поляков в книге «Историческая эволюция городской топонимии Симферополя». «Годонимы возникли как определения к называемым географическим объектам: „Какая улица?“ Соответственно звучал и ответ: улица Пушкинская, улица Екатерининская». В дореволюционном Симферополе, по мнению исследователя, было лишь одно исключение, когда в названии улицы отказались от «формы имени прилагательного и перешли к родительному падежу имени существительного — улица графа Толстого. Но, скорее всего, это тот случай, когда исключение подтверждает правило, так как если бы применили общий шаблон и наряду с ул. Пушкинской, ул. Гоголевской появилась бы ул. Толстовская, это, возможно, исказило бы смысл. А возможно, это связано с желанием использовать титул Льва Николаевича, так как вариант „ул. графа Толстовская“ был очевидным нарушением рядности». Родительный же падеж имени существительного в топонимике города стал превалировать к концу тридцатых годов XX века. И упомянутые читателем названия улиц Некрасова, Козлова, Сергеева-Ценского появились уже после этого периода.

Впрочем, самое первое название одна из центральных улиц получила в середине XIX века благодаря находившемуся здесь детскому приюту. Он открылся в разгар Крымской войны, в 1854-м, и был первым таким учреждением в Таврической губернии. Через пять лет приют стал носить имя графини А. М. Адельберг (жены бывшего Таврического губернатора Николая Владимировича Адельберга), которой и принадлежала инициатива устройства приюта «для призрения сирот, беднейших жителей Симферополя и других приморских городов, разорённых в военное время». В 1858-м для него куплено здание на Сенной площади (так в первой половине XIX века назывался район, где продавали сено. Ограничен нынешними улицами Гоголя, Пушкина, Самокиша и Жуковского). Дом принадлежал Анне Михайловне Раевской (урождённой Бороздиной) — племяннице бывшего Таврического губернатора Андрея Михайловича Бороздина и вдове генерала-лейтенанта Николая Николаевича Раевского-младшего). Авторы книги «Симферополь. Улицы и дома рассказывают» предполагают, что этот дом (ныне №20 на ул. Пушкина), приобретённый ещё в начале XIX века отцом А. Раевской, мог посещать Александр Сергеевич во время своего пребывания в Симферополе. Со временем здание обветшало — в 1868 году попечители приюта решили построить новое рядом, на углу с улицей Комендантской (ул. Гоголя). Двухэтажное здание приняло детей уже в апреле 1869-го. При приюте была небольшая церковь во имя мироносицы Марии Магдалины, несколько хозяйственно-подсобных помещений, большой двор, сад. Старое здание стали сдавать внаём, а напротив нового, на части Сенной площади, устроили сквер. Улицу назвали Приютинской (Приютнинской).

Здание бывшего приюта графини Адельберг знакомо симферопольцам и сегодня: в доме №18 на улице Пушкина находится Крымский республиканский этнографический музей. На фасаде несколько мемориальных досок, рассказывающих, что в здании работал историк Арсений Маркевич (он был директором приюта с 1911 года), а в 1918–1921 годах здесь располагались ректорат, канцелярия и историко-филологический факультет Таврического университета. Одно время ректором был академик Владимир Вернадский. Здесь же работал профессор Николай Гудзий.

На Приютинской находился и ещё один приют — Ночлежный дом. «Доступное убежище бездомным беднякам христианского, еврейского и магометанского вероисповеданий, не только жителям Симферополя, но и зашедшим в Симферополь на заработки из уездов Таврической губернии и разных концов необъятной России» открыли в восьмидесятых годах позапрошлого века в конце улицы (ныне дом №35).

Когда заходишь на улицу Пушкина с улицы Розы Люксембург, почему-то сразу обращаешь внимание на солидное двухэтажное здание, объединённое под первым и третьим номерами. Сейчас здесь магазины, подростковая поликлиника, Крымская государственная филармония, а раньше в нём «заседали». С семидесятых годов позапрошлого века и вплоть до 1920-го здесь располагались городские власти — дума и управа, сиротский суд. Именно в этом здании и принималось решение «об увековечении памяти А. Пушкина в связи со 100-летием со дня рождения». К домам, где «была власть», можно отнести двухэтажную гостиницу «Санкт-Петербургская» (она же «Петроградская»), сейчас на её месте жилой дом под №2.

В начале 1918-го в гостинице работал Симферопольский революционный комитет во главе с Жаном Миллером. Позже в этой гостинице жили члены правительства Республики Таврида, бойцы революционных отрядов. А в мае 1920-го здесь уже судили участников большевистского подполья: власть в Крыму была врангелевская.

Впрочем, «Санкт-Петербургская» — это всё-таки гостиница, а значит, более коммерческая «черта» улицы. Принадлежала популярная среди постояльцев гостиница предпринимателю Францу Николаевичу Шнейдеру. И не только она. В доме №8 была шнейдеровская гостиница «Метрополь» (в 20-х годах здесь, уже в Доме работников просвещения Крымского обкома, выступал Владимир Маяковский. Мемориальная доска, сообщающая об этом, и сейчас украшает фасад здания — теперь уже гарнизонного Дома офицеров). Несколько магазинов, жилой и доходный дома — всё семейства Шнейдеров.

Дом Бракосочетаний в Симферополе

Особенно наверняка любим симферопольцами дом №14. Сколько пар «связаны» в нём узами Гименея! А ведь здание тоже историческое: Дом бракосочетания 31 декабря 1964 года открыли в бывшем особняке Шнейдера. «Дом, — как поясняют Владимир Широков и Александр Доля в книге „Симферополь. Улицы и дома рассказывают“, — в начале XX века принадлежал потомственному почётному гражданину Францу Францевичу Шнейдеру и его жене Софье Сергеевне Шнейдер (председательнице Симферопольского общества „Детская помощь“)». В нём был первый городской клуб. На сцене, говорят, выступал сам Фёдор Шаляпин. А в 1919-м в бывшем клубе располагался штаб Первой советской Заднепровской стрелковой дивизии во главе с Павлом Дыбенко.

Рядом с особняком находилось и то самое «Третье городское бесплатное начальное училище имени Пушкина», разрешение на возведение которого выдала горуправа в 1899-м. Через полвека здесь уже учили будущих продавцов: в здании открылся техникум советской торговли. Сейчас здесь регистрируют акты гражданского состояния. Обязательно вглядитесь в богатейшую лепнину дома, соседствующего с бывшим училищем: девы, львы, драконы и вензель «Э» на фронтоне. Кому принадлежало это красивейшее здание постройки 1890-го, занимаемое ныне Республиканской стоматологической поликлиникой?

Театр имени Горького в Симферополе

Напротив, чуть в стороне, ещё одно богато украшенное здание — Крымский академический русский драматический театр им. М. Горького. Аполлон, музы, грифоны, кариатиды — здание Симферопольского дворянского театра построили в 1911-м. На нём тоже мемориальные доски, рассказывающие горожанам и гостям столицы, что в здании в 1918 году состоялось торжественное открытие Таврического университета, что здесь в годы оккупации Крыма фашистами действовала подпольная группа «Сокол». Мемориальных досок на улице Пушкина немало. Вот неподалёку ещё две: о типографии, где печатали нелегальную литературу комсомольцы-подпольщики в 1919–1920 годах, о сборе первого пионерского отряда в 1923-м. Немало на улице и рельефов (барельефов и горельефов), украшающих здания: дом рядом с кинотеатром «Спартак», два дома на углу с улицей Карла Маркса: №4 (рабочий — кузнец с молотом и наковальней, крестьянин — пахарь с серпом, плугом, снопом, кринкой (молока?), виноградарша — татарка с корзиной, полной гроздей: здание «Крымконсервтреста», начало тридцатых годов прошлого века) и №7 («Дом Семирджиева», конец XIX века).

Улица, конечно же, знаменита ещё и памятником Александру Сергеевичу, установленному рядом с Русским театром в 1967-м. Впрочем, старожилы помнят и другой памятник — Юрию Гагарину. Бюст первого космонавта установили 16 апреля 1961 года рядом со знаменитой «чёрной» (витрина была из тёмного стекла) аптекой. Увы, узнать, где памятник находится сейчас, нам не удалось. Может, читатели подскажут?

А ещё коренные симферопольцы помнят, как по Пушкинской с весёлым перезвоном ходил трамвай. И как потом пути убрали — улица стала первой в городе пешеходной. Посередине её устроили великолепные клумбы с благоухающими розами, каллами. И фонтан установили — напротив кинотеатра «Спартак». Здесь всегда было многолюдно, а перед выпускными экзаменами особенно: школьники спешили узнать друг у друга темы сочинения, содержание задач. Нет, это, конечно, была тайна, но у кого-то мама работала в районном отделе народного образования, у кого-то папа в таком же отделе, только уже городском.

Как же это всё, оказывается, быстро исчезло. На нынешней улице Пушкина и машины ездят (хотя она по-прежнему считается пешеходной). И клумбы у полукруглых скамеечек уже совсем иные, и благоухания роз не чувствуешь. Правда, улица по-прежнему многолюдна, вечерами на «кресте» (перекрёсток Пушкина и Карла Маркса) молодёжь «тусуется». Но зато здесь живёт музыка. Вальс и «Владимирский централ», фокстрот и «Чёрный кот», «День Победы» и танго — что угодно сыграют уличные музыканты за символическую плату. Жаль только, никто из прохожих не решается танцевать.

Нет, наверное, не зря эту улицу в шутку называют «симферопольским Бродвеем» и взаправду — «любимой». Эти строки прислал в редакцию симферополец Виктор Фуртат:
Когда по Пушкинской гуляешь, о Ялте даже забываешь. Нет улицы уютней и добрей, чем симферопольский Бродвей. Весь цвет воров и хулиганов, интеллигентов, уркаганов, студентов, школьников, меня — всех нас пленила ты, любя, Приютнинская улица — любимая моя.

И это ведь действительно так и есть.

Виртуальная прогулка по улице Пушкина

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: