7 октября 2010 г.

Четыре льва, поившие столицу

Сейчас лев остался один. Да и напоить целый город он не может: всё-таки музейный экспонат. Лишь иногда, по особым случаям, вода низвергается из его пасти в каменную чашу. И тогда восторгу посетителей нет предела: малыши подставляют ладошки, старожилы города вспоминают, какой вкусной вода была когда-то, как спасала от жажды в летний зной. Сто сорок пять лет назад в эти дни фонтан заработал на нынешней площади Ленина, сорок три года назад исчез, и лишь в прошлом году небольшой его фрагмент появился в Музее истории Симферополя.

Фонтан в Симферополе

Вообще, 16 октября (4 октября по старому стилю) 1865 года — дата, указанная в Календаре знаменательных и памятных дат Крыма как день открытия городского фонтана в центре Симферополя, верна лишь отчасти. Возможно, в этот день фонтан, наконец, стал давать воду бесперебойно. Иначе, как объяснить датированное 9 июня 1865 года донесение Таврического губернатора Григория Жуковского Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губернатору Павлу Коцебу об окончании строительства водопровода к фонтану на Базарной площади? «Имею честь донести до сведения вашего высокопревосходительства, что работы по устройству водопровода к фонтану на Базарной площади в Симферополе окончены, 22 апреля фонтан открыт, а 31 мая освидетельствован, причём найдено, что работы произведены прочно и из материалов хорошего качества...». А уж если говорить о появлении собственно фонтана как архитектурного сооружения, то украсил он главный губернский город ещё раньше — в 1854 году.

О необходимости строительства водопровода и фонтана в Симферополе впервые задумались во втором десятилетии XIX века. Проект разработал архитектор Иван Колодин. Предполагалось, что водопровод протяжённостью почти четыре тысячи триста метров пройдёт от источника Бор-Чокрак на хуторе Ланга (ныне район улицы Данилова), где «местоположение ровное и количество воды большое, до пятидесяти вёдер (ведро — 12,3 литра. — Ред.) в минуту», по Севастопольской дороге до Большого базара в центре города, где «обустроить общедоступный населению фонтан». В августе 1831 года исполняющий должность Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора тайный советник Фёдор фон Пален дал добро на устройство фонтана и водопровода, разрешил разработчику технического проекта военному инженеру Павлу Шипилову, известному как руководитель строительства дороги Симферополь — Алушта, «исчисленную на устроение вышесказанного фонтана сумму пять тысяч рублей употребить из остатков, имеющих быть в сем году, от суммы, на устроение южной дороги ассигнованной». Однако Шипилов вскоре плотно занялся строительством дороги на Ялту, иного инженера не нашли, и водопровод превратился в долгострой.

Вновь о строительстве фонтана заговорили лишь в пятидесятых годах XIX века. Инженер, чьё имя история не сохранила, составил новый проект: устроить большой фонтан на Базарной площади, а водопровод к нему провести по правому берегу речушки Славянки «от ключа № 1» (на территории нынешнего Зеленстроя), собиравшего воду ещё с нескольких ближних ключей. Водопровод от Бор-Чокрака предполагалось сделать вспомогательным, для подпитки первого ключа.

Но началась Крымская война, работы продвигались медленно, потом и вовсе прекратились. Лишь главный городской фонтан появился на Базарной площади, правда, стоял без воды, просто, как украшение. Четырёхметровый колокол из диоритовых блоков, вокруг — четыре бассейна. С четырёх сторон колокола смотрели на симферопольцев четыре чугунных маскарона — львиные морды с высунутыми языками, служившими водостоками, а купол венчала мраморная ваза.

В 1863 году губернская комиссия постановила всё-таки окончить прокладку водопровода. Руководить проектом назначили инженера, штабс-капитана Константина Таргонского. Он достроил в 1865 году, а заодно и вскрыл излишества проекта. Водопровод должен был давать семьсот «законных вёдер» воды в час, столько и давал ключ № 1 даже в засушливое время, так что во вспомогательном водопроводе от Бор-Чокрака необходимости не было. Но его-то строили. В итоге подрядчик объекта «Бор-Чокрак» Леонтий Кукули потребовал от властей возвращения внесённых 886 рублей. Их решили удержать с тех, кто подписывал подряд. Губернатор Владимир Пестель, чья подпись стояла первой, должен был выплатить больше половины суммы. Однако вскоре Владимир Иванович умер, и долг аж до 1914 года выплачивали его наследники. Остаток суммы «разбросали» между чиновниками низших рангов, но выплачивали не все: кто-то попросту скрылся, и долги вскоре списали. Всего же сооружение обошлось городу в 7388 рублей, в том числе постройка водопровода — 5529 рублей, полсотни из которых собрали сами горожане.

«В детстве, — рассказывает старожил Симферополя Елизавета Павловна, — родители часто брали меня на базар, который занимал огромное пространство от современной улицы Самокиша до нынешнего Украинского театра.

И я, малышка, запрокинув голову, могла долго разглядывать причудливые завитушки на вазе фонтана, а мой братишка почему-то очень пугался львиных голов, из пасти которых текла прохладная вкусная вода — её во все концы города развозили водовозы. Бабушка рассказывала мне, что до революции они с дедом постоянно ездили к фонтану за водой. Набирали её в просмоленные дубовые бочки, ставили на повозку, в которую была впряжена лошадка Красавка. Воды большой семье хватало на три дня. А ещё дедушка обустроил во дворе летний душ из фонтанной воды: поднял на широкие деревянные опоры одну бочку, в которой сделал двойное дно. В одном донышке много-много отверстий, другое сплошное — крышка.

Мы, дети, называли фонтан „Вазой“, а взрослые — „Львиным“. У него назначались свидания, и влюблённые пытались на счастье забросить гривенник в вазу. Конечно, не попадали, монетки со звоном отскакивали от памятника, и их подхватывала смеющаяся детвора. Но это тоже считалось „на счастье“. После войны мы с радостью узнали, что „Львиный“ на Фонтанной площади уцелел. Правда, к пятидесятым годам воды в нём уже не было, но всё равно он оставался одним из символов города. У него по-прежнему назначали свидания».

У фонтана появилось и своё «царство»: Базарная площадь стала Фонтанной, улица, ведущая от него в старый город, с 1887 года — тоже Фонтанной, а параллельная ей, расположенная между двумя городскими фонтанами, «Львиным» и старым — Петровским (район Петровских скал и улицы Воровского), — Малофонтанной с 1891 года. К концу XIX века на Фонтанной площади возвели Александро-Невскую православную часовню (место нынешнего книжного супермаркета). Она погибла первой из всего «царства» — в тридцатые годы прошлого века. Правда, в «утешение» неподалёку вскоре разбили сквер, а в 1949 году там даже установили небольшой памятник Александру Пушкину. Сейчас нет и его. В 1958 году улицу Фонтанную переименовали в честь советского писателя Сергея Сергеева-Ценского, жизнь и творчество которого были связаны с Крымом. Спустя год у Фонтанной площади возвели Дом профсоюзов, потом Дом Советов (нынешний Совмин). А в 1967 году площадь и вовсе реконструировали, демонтировав фонтан. На его месте установили памятник Владимиру Ленину, и площадь тоже стала носить его имя.

Сам Львиный фонтан тогда не погиб. Его блоки, вазу и маскароны аккуратно, пронумеровав каждую деталь, разобрали, чтобы через какое-то время собрать в одном из симферопольских скверов. Но пока искали место, материал, хранившийся в одном из научных учреждений города, растащили. Лишь один маскарон чудом сохранился и был передан в Крымский краеведческий музей (ныне Центральный музей Тавриды). Теперь львиную морду с высунутым языком сотрудники главного музея Крыма передали в Музей истории Симферополя. И стилизация под фонтан привлекает и радует его посетителей.

— Наш Львиный, — увидев копию фонтана в музее, житель Симферополя Леонид Фёдорович не может сдержать нахлынувшие воспоминания и ласково проводит рукой по львиной морде. — У его подножия в апреле 44-го я, красноармеец, только выписавшийся из госпиталя, познакомился с будущей женой Татьяной. Шестьдесят лет с тех пор вместе. И жалели только об одном, что так и не успели сфотографироваться у любимого фонтана: я уехал на фронт, она поступила в Москву учиться. В Крым вернулись уже в восьмидесятых, когда фонтана не было. Вот наконец встретились.

Львиный, или Ваза, сохранился лишь в памяти симферопольцев старшего поколения, на открытках и фотокарточках. А от его «царства» осталась только улица Малофонтанная, занесённая теперь в Красную книгу улиц и переулков Симферополя.

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: