18 августа 2010 г.

История и люди села Садового

Этот населённый пункт в наши дни не оправдывает своего официального названия. В селе каждый третий, а может, и второй содержит теплицы, где выращивает нехитрый овощной набор: огурцы, помидоры, перец. Потом это за копейки сдаёт перекупщикам на пришоссейном базарчике у поворота на Косточковку. И ещё рады тому. А труд... Ну о работе от зари до зари и нервах что ж думать, ведь грошик к грошику идёт. Да, Садовое сейчас фактически стало Тепличным. Или Надеждиным? Или Историческим?

Капиталистическое настоящее вызвало стремление садовчан к выживанию. «Куда там обогащаться, — улыбается баба Лена, обмахивая ящики с помидорами веточкой акации. — Нам бы к столу чего купить да на лекарства чтобы хватало. А вот ещё в Нижнегорский ездить — туда-сюда червонец. Надеюсь, хоть автобусы будут ходить так же, не то что лет пятнадцать — через раз».

В первые годы независимости тут, в степном селении, привязанном к шоссе, без постоянного движения транспорта было тяжеловато. Село, наверное, самое крупное в Нижнегорском районе — более трёх тысяч жителей, живёт надеждой. На хороший урожай, на вовремя поданную воду, на прожорливый ЮБК, на тёплые дождички «по баклажанам», на снисходительность перекупщиков. И ещё — на сохранение своей истории.

Михаил Суднев— Когда я в 1981 году приехал в Садовое, — рассказывает Михаил Суднев, местный краевед и историк, — удивился: ни истории села, ни обобщённого опыта труда нескольких поколений в уникальном месте крымской степи. Взялся как учитель, нашёл и помощников-школьников. Вроде получается.

Да, Михаил Евстафьевич, у вашей группы многое получилось просто здорово! И созданные в селе памятники, и мемориальный музей в школе, и интереснейшие краеведческие работы членов Малой академии наук Крыма, а главное — любовь и гордость за своё Садовое.

Вообще, селение было образовано в 1877 году болгарами-переселенцами. А уж они попали в Крым благодаря полковнику царской армии Павлу Рудю, который, участвуя в Русско-турецкой войне, познакомился с болгарским населением, трудолюбием и душевностью этого южнославянского народа. В 1896-м, когда царь Николай II вступил на престол, одна часть болгарского поселения стала называться Новоцарицыно в честь императрицы, а другая — Новониколаевка. К революционному лихолетью здесь насчитывалось около шестисот дворов. И было Новоцарицыно большим рынком рабочей силы: сюда на сезонную работу стекались тысячи людей из центрально-украинских губерний.

Этот и многие другие исторические факты установили школьники — подопечные Михаила Суднева. Ещё со времени расцвета мановской жизни в восьмидесятых годах работы ребят из школы Садового неизбежно вызывали интерес новаторским подходом, использованием местного материала и хорошим исполнением.

— За время занятий в МАН только по краеведению более тридцати школьников-садовчан стали действительными членами академии, — рассказывает Михаил Евстафьевич. — Конечно, не все они стали историками, но практически все получили высшее образование и сейчас стали довольно успешными людьми: врачами, учителями, фармацевтами, инженерами, юристами, служат в армии. И всем им поисковая работа помогла устроиться в жизни. Пригодились навыки работы с документами, материалами архивов, составления докладов, рефератов, общения с людьми. Они получили хорошие уроки психологической выдержки, научились вести себя в незнакомой аудитории, не теряться в неожиданных ситуациях. Так что поисковая работа оказалась для них хорошей школой жизни. Но всё-таки самое главное, что они получили, — любовь к своему краю и своему Отечеству, любовь к памяти прошлого. Они не стали посторонними наблюдателями в этой жизни, они сами создают её и учат своих детей уважать прошлое. Это — главное.

Суднев поведал о работе Любови Абаевой, которая ещё школьницей четыре года собирала информацию о погибшем в селе лётчике Григории Терентьевиче Кузнецове. Затем она поступила в Пермский мединститут, на третьем курсе перевелась в Симферопольский мединститут и не прекращала поисковой работы. В результате было не только найдено место захоронения Кузнецова, но и материалы о его службе, боевом пути, обстоятельствах гибели, родственники. Девятого мая 1991 года останки лётчика Кузнецова торжественно были перенесены со старого кладбища и перезахоронены в мемориальном комплексе в центре села. Так что поиску было отдано более двенадцати лет. И это только одного человека!

— Благодаря настойчивости, упрямству, неравнодушию был достигнут конечный результат, — тихо, без пафоса, говорит седовласый учитель. — И теперь, работая врачом в центре реабилитации маленьких наркоманов, Люба не осталась равнодушной к судьбам чужих детей, сохранила такой же живой, энергичный характер и активно участвует во всех общественных мероприятиях.

Суднев отметил поисковую и исследовательскую работу Анны Филоненко, Ольги Кошмак, Александры Глушко и десятка других одарённых детей.

Интересные исследования истории села постепенно накопились и стали основой краеведческого сборника, уже готового к изданию. Эта работа — коллективный труд, создававшийся на протяжении многих лет. Михаил Евстафьевич написал к ней вступление и заключение, редактировал несколько очерков. Очень важные слова можно прочесть на последних страницах сборника: «Мы надеемся, что люди, прочитавшие эти очерки, тоже не останутся равнодушными к своему прошлому и будут гордиться своими предками и своей историей». Это хорошо понимает и весь школьный коллектив во главе с Оксаной Викторовной Луцык и направляет свою работу по пути развития творческих способностей учеников. В том числе и по истории родного края.

Этому способствует и постоянная работа в школе мемориального музея Ивана Гавриловича Генова — известного крымского партизана-командира, уроженца села Новоцарицыно. Болгарин по национальности, он прожил интереснейшую и трагическую жизнь: детство в бедности, сознательный приход к революционной деятельности, участие в гражданской войне в Крыму, предвоенная деятельность в противоречивых условиях многонационального полуострова. Затем была война, жестокая партизанская война в Крымских горах. Генов был начальником 2-го района, пережив страшные месяцы с конца сорок первого до конца сорок второго года, организовывал подпольную работу. Был эвакуирован на Большую землю, много трудился в тылу. Пережил горечь выселения в 1944-м, как и все крымские болгары. Но не затаил злобу, оставаясь «партии рядовым» и добросовестно работая на занимаемых должностях.

И обобщая свой партизанский опыт двух войн, написал знаменитый «Дневник партизана». Однако все подлинные записи Ивана Гавриловича пока нигде не печатались. Не пора ли подумать о публикации богатого творческого наследия Генова? Его тетради бережно хранятся в музеях Нижнегорского района. Нам, крымчанам, стоит гордиться таким земляком, как Иван Гаврилович Генов.

Как гордятся в Садовом многими людьми, сохраняя о них память, исследуя их жизненный путь и творчество. Не всё же помидоры для продажи выращивать, хотя и это важно и нужно, ведь в селе с конца позапрошлого века живут трудолюбивые люди. Разных национальностей, разных мнений, разных, но садовчан.

Совсем недавно, в очередной раз штудируя классическую «Геологию СССР. Крым» (часть 1, часть 2), наткнулся на интересный факт.

В районе Садового, на так называемом Новоцарицынском поднятии, фиксируется максимальная интенсивность гравитационного поля. Говоря по-простому, здесь находится точка максимума силы тяжести в степном Крыму. Учёные считают это отражением структур глубинных горизонтов, сформировавшихся в далёком мезозое с его динозаврами. Но ещё почему-то думается, что эта самая незримая сила тяготения притягивает сюда, в Садовое, интереснейшие творческие силы. А уж они, попадая в среду исследователей и поисковиков, предпринимателей и трудолюбов, «физиков и лириков», неизбежно себя реализуют. Во многом — от огорода до истории.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: